Авто Недвижимость Работа Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

22:27 14.11.2019

Прошли не все: почему не всем удалось «дожить» до выборов 8 сентября

Прошли не все: почему не всем удалось «дожить» до выборов  8 сентября
freepik.com

Выборы в муниципальные депутаты пройдут в Петербурге 8 сентября. Но далеко не все желающие стать муниципальными депутатами смогли выйти в кандидаты. «Фонтанка» вместе с председателем петербургского «Яблока» и кандидатом в муниципальные депутаты Екатериной Кузнецовой искала ответы на удивительные вопросы, которые вряд ли возникли, если бы не желание не допустить к выборам оппозицию.

Версия для печати

1 Могут ли выборы быть тайными?

Хотя, казалось бы, выборы — история полностью публичная, но ряд муниципальных избиркомов решил, что это их дело — причем сугубо интимное. Поэтому, проигнорировав просьбу городской избирательной комиссии стартовать одновременно с 19 июня, они объявили выборы раньше, но никому об этом не сообщили. Общественность же узнала об этом случайно: из газеты, да не просто из газеты, а из той, которая появилась в местной библиотеке через неделю после объявления выборов.

Многие ИКМО (избирательные комиссии муниципальных образований) без стеснения действовали в лоб:  пришедшие регистрироваться кандидаты обнаружили, что двери просто закрыты, никого нет и внутрь попасть в принципе невозможно.

Уйти в подполье — испытанный вариант, когда ничего другого не остается. Например, когда ИКМО «Чкаловское» исчерпало все способы отказать кандидатам от оппозиции, и отказ был отменен городской избирательной комиссией. В тот же день, когда это произошло, было принято новое решение — естественно, об отказе, но кандидатам об этом никто не сообщил. Тайное стало явным через 10 дней — как раз когда истек 10-дневный срок обжалования. И такой случай, увы, не единичный.

2 Много ли людей хотело стать депутатами?

Больше, чем вы можете себе представить. Иначе чем объяснить те небывалые очереди, которые моментально возникли у дверей некоторых избирательных комиссий. Зарегистрироваться там не было никакой возможности, так как очередь из фейковых кандидатов стояла до самого закрытия избиркомов. И так изо дня в день.

3 Русский или немецкий язык?

В этом засомневались в одном из ИКМО, указав, что слова «политическая партия» надо писать с большой буквы — ведь именно так «Яблоко» называется официально. Посчитав это грубым нарушением, в регистрации кандидатам отказали.

4 Зачем кандидаты подделывают подписи, рвут паспорта и скрывают доходы?

Действительно, разумных объяснений этому нет. Но именно в этом почему-то обвиняли кандидатов-оппозиционеров. Например, в сокрытии источника ежемесячного пособия по уходу за ребенком в размере 176 рублей.

«Сомнению подверглась даже подлинность моей подписи — как главы партии, выдвигающей кандидата», — говорит Екатерина Кузнецова. В другом ИКМО кандидату заявили, что у него рваный и недействительный паспорт. Правда, почему-то через несколько дней после того, как приняли у него документы.

Екатерина Кузнецова, председатель петербургского «Яблока» и кандидат в муниципальные депутаты
Екатерина Кузнецова, председатель петербургского «Яблока» и кандидат в муниципальные депутаты
Фото: Екатерина Кузнецова

5 Могут ли избиркомы признавать свои ошибки?

Конечно, причем массово и внезапно. Целый ряд комиссий внезапно раскаялись и отменили собственные решения не допускать оппозиционеров на выборы и зарегистрировали их. Благородно, не правда ли? Только вот не спешите, это незаконно. Муниципальный избирком попросту не имеет права отменить свое решение, и об этом точно знают конкуренты — как правило, представители партии власти — они обращаются в суд, и кандидатов, зарегистрированных таким способом, моментально снимают с выборов. Классическая «двухходовка» — вроде и хотели зарегистрировать, но не смогли, не смогли…

6 Что это — слабоумие или отвага?

Такой вопрос резонно возникает относительно кандидатов от партии «Яблоко», если посмотреть на причины, по которым им отказали в регистрации. Например, потеря памяти: якобы партия не предупредила избиркомы о том, когда будет проводить конференцию по выдвижению в депутаты.

Конечно, документы все отправили — и по электронной почте, и телеграммой. Но, увы, ничего до комиссии не дошло — там уверяют, что «яблочники» перепутали и физический, и электронный адреса. Бывает же такое — и причем не в одном случае? Екатерина Кузнецова говорит, что электронные адреса муниципальных избиркомов менялись «внезапно», да так часто, что это уже приобрело характер «эпидемии».

Также, по мнению ИКМО, кандидаты от «Яблока» не смогли даже нормально разобраться, где чьи документы. Иначе чем объяснить, что они путались и приносили в ИКМО документы своих коллег по партии, а не свои собственные. Правдоподобно?

О том, как «случайно» терялись документы, которые уже предоставили в ИКМО кандидаты, видимо, упоминать даже не стоит. 

7 Где вообще не осталось кандидатов от оппозиции?

В Петроградском районе. Последних двоих кандидатов во Введенском округе сняли с выборов буквально в последний момент — уже в самом конце августа. Да и зарегистрироваться-то они смогли буквально чудом. Павел Хусу и Павел Калайдин как раз из тех, кого обвиняли в том, что они подавали документы не за себя, а «за того парня»: то есть Хусу — документы Калайдина и наоборот. В ЦИК их пожурили, попросили внимательнее относиться к официальным бумагам и зарегистрировали. Но расслабляться, как оказалось, было рано: 29 августа Верховный суд России решил их с выборов снять. Так что теперь ни в одном муниципальном округе Петроградского района не осталось кандидатов от оппозиции.

8 Итого?

Без боя не сдались. Всего городском избиркоме обжаловали отказы в регистрации 269 кандидатов-новичков. Больше половины жалоб были удовлетворены: в 13% случаев кандидаты были зарегистрированы сразу, а еще по 44% документы отправили на повторное рассмотрение.

На уровень выше — до Центральной избирательной комиссии — дошли около 30 потенциальных кандидатов. Там 11 жалоб было удовлетворено, по 17 — отказано, а остальные так и остались на рассмотрении.

Дошло дело и до суда, причем не только кандидаты от «Яблока» оспаривали отказы в регистрации, но и оппоненты пытались оспорить решения о регистрации кандидатов от «Яблока» —  по данным на 27 августа, было подано 108 таких исков. Некоторые дела были «массовыми», например, иск по муниципальному округу «Московская застава» включал 17 кандидатов. Суды были достаточно успешны для «Яблока»: удалось выиграть в 93 делах, проиграли 37.

Но все-таки «Яблоко» понесло самые большие потери в муниципальной битве —  всего к выборам не допустили, по подсчетам, около 130 человек.

9 Хоть кому-то удалось пробиться?

Как это ни удивительно, да. Можно сказать, что выборы 8 сентября будут более конкурентными, чем прошлые. «Мы ожидаем, что на день голосования в бюллетенях по разным муниципальным округам окажутся 429 кандидатов от «Яблока», — говорит Екатерина Кузнецова, руководитель петербургского «Яблока» с 2018 года. Сама она баллотируется в депутаты в МО «Смольнинское».

— Мои задачи как депутата определяются спецификой Центрального района в целом, — разъясняет Екатерина Кузнецова. — Район у нас зеленый, уютный, но довольно старый. Отсюда и проблемы — с ЖКХ, а также с уплотнительной застройкой, которая разрушает окружающие дома. Поэтому в мои задачи, в первую очередь, входит сохранение района и улучшение жизни в нем.

10 Кто такие мундепы?

— Одно из важнейших полномочий муниципальных советов — выступать с законодательной инициативой, которую обязано рассмотреть законодательное собрание, — рассказывает Екатерина Кузнецова. — Это касается и той же уплотнительной застройки, и зеленых зон, и вопросов ЖКХ. Муниципальный депутат доступен для горожан, поэтому обратиться со своей инициативой к нему проще, чем к кому-либо еще. Поэтому выбирая муниципальных депутатов, горожане фактически выбирают тех, кто сможет продвигать их идеи на других уровнях власти.

11 Почему важно прийти на выборы 8 сентября?

Если вы не придете на выборы — знайте, что будет: всем нам, новым кандидатам, прошедшим девять кругов ада, не удастся победить, и в муниципальных советах опять окажутся лишь представители власти, как это было всегда.

— Петербургу нужен другой уровень диалога и управления, — говорит Екатерина Кузнецова, — Сейчас в городе почти нет муниципальных депутатов, которые бы действительно защищали интересы жителей нашего района перед чиновниками. 

Более того, не придя именно на эти выборы, поддержав нас, смелых и отчаянных первопроходцев, всю эту несправедливость и произвол избирательных комиссий, описанные здесь, — не остановить!

 

Оплачено из средств избирательного фонда кандидата в депутаты Муниципального Совета внутригородского муниципального образования муниципальный округ Смольнинское шестого созыва по многомандатному избирательному округу №238 Екатерины Кузнецовой.