18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
08:38 23.02.2019

Россияне покажут свои большие данные государству. Законопроект - в Госдуме

Новый закон о регулировании рынка больших данных (Big Data) вреден и для бизнеса, и для рядовых пользователей, говорят эксперты. Автор законопроекта, единоросс Михаил Романов, напротив, заявил «Фонтанке», что перевод всей информации под крыло государства - благо.

Россияне покажут свои большие данные государству. Законопроект - в Госдуме

pixabay.com/geralt

В Госдуму внесён законопроект, который обязывает операторов больших данных получать согласие пользователей на сбор и обработку Big Data. По мнению авторов, большие данные – это совокупность не содержащей персональных данных информации о физических лицах и их следах в интернете: покупки в магазинах, отметки геолокации и т. д. Документ гласит, что в случае необходимости эти «улики» в Сети будут переданы «куда надо»: правоохранительным органам (в случае осуществления оперативно-разыскной деятельности). Передавать эти данные в спецреестр будет обязан любой бизнес, работающий через интернет. «Фонтанка» попыталась понять, что и кому грозит на просторах Сети на сей раз.

Концептуалисты

«Пока документ носит концептуальный характер, – рассказал «Фонтанке» автор законопроекта Михаил Романов. – Инициатива прозвучала в рамках послания президента Федеральному собранию в марте. Глава государства тогда чётко обозначил, что Россия должна стать одним из лидеров в области хранения, обработки, передачи данных, защиты информации, а также регулирования больших пользовательских данных. И потом я разрабатывал документ с группой экспертов». 

Михаил Романов
Михаил Романов
Фото: Официальный сайт Государственной Думы РФ

Правда, непосредственно про регулирование в цитатах Владимира Путина в том самом напутствии вроде бы ничего сказано не было. «Россия должна стать не только ключевым логистическим транспортным узлом планеты, но и одним из мировых центров хранения, обработки, передачи и надёжной защиты информационных массивов, так называемых больших данных, – говорил весной Владимир Путин. – В целом, развивая структуру, нужно обязательно учитывать глобальные технологические изменения, то есть уже сегодня закладывать в проекты конкретные решения, которые позволят совместить инфраструктуру с беспилотным транспортом, цифровой морской и воздушной навигацией, с помощью искусственного интеллекта организовать логистику».

Тем не менее брошенная полгода назад в законодателя государева мысль воплотилась в законопроект.

Начинай сначала

Эксперты удивляются, как термин Big Data вообще стал объектом регулирования. «Это маркетинговый термин, и ничего больше! – говорит один из ведущих российских экспертов в области открытых данных (Open Data), директор АНО «Инфокультура» Иван Бегтин. – Для журналиста Big Data – это то, что он не может поместить в свой ноутбук. Для него терабайт информации – уже Big Data. А для Yandex и Google Big Data – это от 5 петабайт, то есть в тысячи раз больше». 

«Это ерунда, а не закон, – был сегодня краток с «Фонтанкой» интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев. – Там чудеса определений. Я не знаю, зачем он нужен».

«Простой пример, – оппонирует критикам автор закона Михаил Романов. – Сегодня пользователь оставляет свои данные в Сети, где он проживает, какие у него предпочтения, сведения о своём местоположении, биометрии, переписка в соцсетях. И его не спрашивают, можно ли эту информацию хранить, можно ли её распространять. Операторы связи используют эту информацию по своему усмотрению. Часто людям начинают предлагать услуги магазинов, которые находятся рядом с ними. Ещё каких-то услуг. Причём, как правило, делается это всё беспардонно. 24 часа в сутки. Или он куда-то едет, ему сразу предлагают такси».

Однако, как отмечает аналитик «Открытие брокер» Тимур Нигматуллин, нет никакого практического смысла дополнительно регулировать сферу больших данных, дополнительно к уже существующему механизму сбора и обработки персональной информации. «Под большими данными в документе фактически понимается, в частности, база, к примеру, в несколько тысяч клиентов. Это как минимум наложит на малый и средний бизнес дополнительную нагрузку», – уверен эксперт.

Чужой опыт

«В большинстве цивилизованных стран по Big Data рынок уже зарегулирован. Но как именно, мы детально поймём в рамках экспертного обсуждения. Запросили статистику», – туманен Михаил Романов.

«В Германии под такой закон подпадает всего 8 компаний: Facebook, Yotube, VK и другие крупные соцсети. И штрафы там за неисполнение требований – 250 млн евро. Но это другая модель. Это для того, чтобы обеспечить контроль над крупнейшими техническими гигантами. А у нас «Роскомнадзор» не может обеспечить контроль над гигантами. Посмотрите, чем закончилась его война с тем же Telegram», – экспертно подсказывает автору закона Иван Бегтин.

Кто под прицелом

Иван Бегтин уверен, что авторы закона понимают, про что они пишут, однако используют термины не в тех целях, в которых они вводились, а в тех, которые им нужнее. «Они хотят ввести дополнительное регулирование на этот сектор экономики, – раскрывает он государственные тайны. – Тот, кто вносит такие документы, и кто их реально лоббирует, – это разные люди. В текущем описании только один бенефициар у этой истории – Роскомнадзор». Иван Бегтин провел аналогию с принятием «закона Яровой». «Как он будет работать – непонятно. Но обязательная регистрация пользователей в «Роскомнадзоре» там прописана, – говорит он. – Закон даст «Роскомнадзору» очередную дубинку. То, что у РКН появится дополнительный способ давления на бизнес, – это факт».

«На деле «Роскомнадзор» будет вести список операторов для нужд государства, например ФСБ», – говорит и исполнительный директор Центра цифровых прав, директор Ассоциации организаций связи и информации Денис Лукаш.

Только все наладилось

Буквально на днях в России появилась Ассоциация участников рынка больших данных. В нее вошли «Мегафон», Mail.ru Group, «Яндекс», OneFactor и «Тинькофф Банк». Как было заявлено, основная цель ассоциации – создание условий для развития технологий и продуктов в этой сфере в России. Приоритетные задачи организации – выработка бизнес-ориентированной стратегии развития рынка больших данных, повышение технической и операционной эффективности взаимодействия участников отрасли, а также формирование кодекса этики для защиты интересов пользователей.

Однако с новым законопроектом эти цели коррелируются слабо. Технически законопроект позволяет реанимировать уже достаточно древнюю идею создать единого государственного оператора по Big Data, который должен всё хранить.

«Это не про цифровой железный занавес», – при этом обнадеживает Иван Бегтин. Но ненадолго: «Это про тотальный контроль за всеми, кто хоть как-то взаимодействует с пользователями интернета. Это дополнительная нагрузка на бизнес. Под действие закона, кроме непосредственно телеком-бизнеса, попадает, по сути, любая компания, где есть взаимодействие между пользователями».

«Любой владелец сайта должен будет передавать всю информацию о пользователе правоохранителям, – приводит еще одну грань ноу-хау законопроекта Денис Лукаш. – Мы получили такую глобальную версию поправок для организаторов распространения информации для всего интернета. Возможно, этим они компенсировали провал с поправками по «закону Яровой», где хранение дублирующей информации у оператора связи, по сути, бесполезно».

«Да, наш законопроект вносит дополнительные функции контроля со стороны государства, но не скажу, что этот контроль носит тотальный характер», – парирует единоросс, автор законопроекта.

На сколько тянут большие данные

Участники Ассоциации больших данных отмечают, что объем этого рынка в течение 5 лет может достичь в России 500 – 800 млрд рублей. «Общеэкономический эффект и рост выручки всех индустрий в России за счет использования и обработки больших данных в среднесрочной перспективе может достичь 0,5 – 1,5% ВВП», – считает Анна Серебряникова, операционный ди⁠ректор «МегаФона», президент Ассоциации больших данных.

Однако Георгий Ващенко, начальник управления операций на российском фондовом рынке ИК «Фридом Финанс», сомневается в оценке объема рынка (500 млрд рублей), если не включать туда затраты на хранение  в рамках «закона Яровой». «Это больше, чем годовая выручка пяти участников этой ассоциации, – поясняет он. – Пока проекты в области BigData интересны только игрокам, обслуживающим миллионы клиентов, или тем, кто может собирать и обрабатывать такой объем информации и зарабатывать на продаже аналитики. Это, в первую очередь, социальные сети, рекламные сети. Клиентами могут быть крупные и средние банки, сетевые магазины и прочие предприятия розничной торговли». По оценкам «Фридом Финанс», объем рынка больших данных к середине 2020-х годов будет колебаться в диапазоне 100 – 150 млрд рублей. «Для потребителей услуг в конечном счете важно, сколько они заплатят за привлечение розничного клиента, эта цифра для большинства игроков, вероятнее всего, в диапазоне 500 – 2000 рублей», – уточняет Георгий Ващенко.

Никого не спросили

«Закон написан очень некорректно. С большими допущениями, – продолжает Иван Бегтин – Он не защищает права граждан, бизнеса».

На это автор «очередной дубинки» пообещал, что после первого чтения законопроекта его авторы будут привлекать экспертов и «однозначно будут поправки». «Послушаем техников, как правильно прописать непростые термины в этом документе, – говорит Михаил Романов. – При необходимости мы готовы провести и парламентские слушания по данному законопроекту».

«Закон защищает исключительно полномочия Роскомнадзора, который теоретически может защищать интересы граждан, но пока этого не делает», – заранее дает экспертную оценку для авторов законопроекта Иван Бегтин.

«Всё-таки это государственный орган!  – напоминает Михаил Романов. – Мы пропишем ответственность за нарушение закона со стороны участников рынка. После принятия закона внесём поправки в КоАП. Хранить данные будут сами операторы, а Роскомнадзор будет вести реестр операторов больших данных. Не скажу, что РКН конечный бенефициар. Конечные выгодоприобретатели – граждане РФ и гости РФ, которые пользуются интернетом».

«Для обычных пользователей добавляется головной боли в виде лишнего уведомления на каждом посещаемом им сайте», – обещает «усиление» информационных мусорных ветров вице-президент IAB Russia, сопредседатель индустриального комитета по Big Data Александр Логачев.

Наказание неизбежно

Если владельцы сетей будут отказываться от фиксации в реестре РКН, обещано предусмотреть ответственность.

«Минимальная санкция – штраф. Максимальная – блокировка ресурса. Коридор этот мы определим в ходе открытой дискуссии», – озвучил он до боли знакомую схему работы с интернетом в России в последние несколько лет. «Не считаю, что цены на услуги связи вырастут после этого закона», – уверен Михаил Романов.

По словам заместителя председателя комитета Госдумы по контролю, до конца 2018 года должны быть получены все необходимые отзывы от правительства и регионов. Приниматься сам закон будет уже после новогодних праздников, чтобы, как сказал господин Романов, «защитить простых пользователей интернета от несанкционированного использования информации».

«Если бы они на самом деле хотели навести порядок, то пошли бы и зачистили Савёловский рынок в Москве, чтобы там не продавали базы с данными российских разведчиков! Вот это – про наведение порядка. А новый закон о чём-то другом», – неумолим Иван Бегтин.

Николай Нелюбин, специально для «Фонтанки.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор