18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
16:35 18.10.2018

К убийству ректора добавили подметное письмо

Светская львица Петербурга вступилась за вероятного заказчика ректора ГУСЭ Викторова. Елена Рогалева заявила суду, что бывший чиновник оговорен ее любовником.

К убийству ректора добавили подметное письмо

В среду, 19 октября, закончилось судебное следствие по делу бывшего федерального чиновника Василия Соловьева. Он обвиняется в заказе убийства ректора Университета сервиса и экономики Александра Викторова. В самом финале в суд впорхнула эффектная блондинка и внесла сумятицу. Она зачитала записку, из которой следует, что ее любовник пошел на оговор Соловьева из ревности.

Ректор ГУСЭ Александр Викторов убит 5 сентября 2012 года. Летом 2015 года к уже осужденным киллерам добавился вероятный заказчик. Был задержан и арестован бывший проректор вуза и федеральный чиновник Василий Соловьев. Сегодня, 19 октября 2016 года, суд намеревался мирно допросить его и закончить судебное следствие.

Соловьев в довольно скучной манере заявил о непричастности к убийству, вспомнил, как в год убийства его карьера шла в гору. Его шеф по Смольному Роман Филимонов перешел на должность зампреда правительства Подмосковья и назначил Василия начальником своего аппарата.

В схему обвинения были встроены два человека, которые, по версии следствия, не были осведомлены о готовящемся устранении ректора. Это респектабельный петербуржец Алексей Смирнягин и светская львица Елена Рогалева. Они сожительствовали несколько лет. Как считает обвинение, женщина и познакомила Соловьева со Смирнягиным, который, в свою очередь, свел подсудимого с будущими организаторами и исполнителями убийства.

Смирнягин дал показания против Соловьева. Сегодня адвокаты настояли на допросе Рогалевой. Суд со скрипом согласился и для начала попросил присяжных удалиться. Дескать, надо сперва послушать, что скажет свидетельница.

Рогалева рассказала о треугольнике. Со Смирнягиным жила вместе в своем загородном доме. С Соловьевым крепко дружила.

– Смирнягин неоднократно устраивал сцены ревности, – пояснила Рогалева. – Он считал, что у меня иные, нежели дружеские, отношения с Соловьевым. Любовные. Мы неоднократно выясняли отношения на этот счет.

– Вы когда-нибудь обсуждали Василия?

– В августе 2012 года мы со Смирнягиным снимали дом на Кипре. Я созванивалась с Васей. Смирнягин интересовался, какое отношение Вася имеет к вузу, где он работает. А после расспросов загадочно произнес: «Как тесен мир».

– Вам доводилось слышать, что Соловьеву нужна помощь преступного мира?

– Василий мне об этом не говорил.

– Смирнягин говорил что-то в роде: "Твой Вася просит меня о помощи"?

– Нет.

– Вы допускаете, что Смирнягин мог передать деньги от Соловьева организатору убийства Ковалеву?

– Нет. Смирнягин на побегушках ни у кого не бегает.

– Смирнягин в принципе не бегает, – заметила прокурор и была удостоена шипения из зала. Смирнягин после автокатастрофы передвигается в инвалидной коляске.

– Смирнягин сообщал, что он дал показания на Соловьева? – продолжился допрос после того, как зал успокоился.

– Да.

– Вы считаете, Смирнягин оговаривает Соловьева?

– Я это знаю. С его слов. Ваша честь, разрешите мне обратиться к моей сумочке. Я кое-что достану и заодно выключу телефон.

К трибуне, за которой Рогалева четверть часа назад расписалась под предупреждением об уголовной ответственности за дачу ложных показаний, она вернулась со сложенным вчетверо листом формата А4.

– Это письмо, которое мне через своего водителя передал Алексей Смирнягин в день очной ставки между ним, осужденным организатором Виталием Ковалевым и Василием Соловьевым, – пояснила свидетельница. – Разрешите зачитать?

Судья Худяков кивнул.

«Лена, привет. Хочу попытаться объяснить тебе суть происходящего. С одной стороны все мои друзья, с которыми я дружу много лет, а с другой какой-то Вася, которого я видел пять раз в жизни. Ничего ровным счетом он не значит для меня вообще. Единственный человек, перед которым я чувствую моральные обязательства, это ты. От того, что приходится топить человека, чувствую себя очень [плохо]. Поэтому, несмотря на те глупости, которые я уже сделал, у меня есть единственный шанс реабилитироваться. На суде я дам показания о том, что В. и В. никогда не встречались и никаких денег от В. я не передавал, а оговорил Васю из личной неприязни к нему. Это будет твой козырь, никому не говори об этом. На сегодняшней очной ставке я вынужден подтвердить свои показания. Первая твоя реакция, да и всех остальных, понимаю, будет какая. Мой отказ сейчас Васе не поможет, и для всех остальных будет только хуже. Совсем другое дело, когда в присутствии присяжных я это озвучу, эффект будет стопроцентный. Пусть менты думают, что у них все железно, и идут в суд с тем, что у них есть на данный момент. Я попросил кого мог (ребят и ментов в Крестах), чтобы помогали как могли Васе и не создавали проблем там».

Записка, принесенная и зачитанная Еленой Рогалевой в суде по делу Василия Соловьева
Записка, принесенная и зачитанная Еленой Рогалевой в суде по делу Василия Соловьева
"Фонтанка.ру"

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

Записка, принесенная и зачитанная Еленой Рогалевой в суде по делу Василия Соловьева
Записка, принесенная и зачитанная Еленой Рогалевой в суде по делу Василия Соловьева
"Фонтанка.ру"

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

Адвокат Мурад Мусаев попросил допросить Рогалеву перед присяжными и передопросить Смирнягина. Хотя бы задать ему вопрос, он ли автор записки, не значит ли ее содержание, что подсудимый подвергся оговору, что указанные «В.» и «В.» – это Виталий Ковалев и Василий Соловьев.

Прокуроры протестовали. Судья Худяков сослался на то, что содержание записки не относится к сути обвинения, и отказал в ходатайствах.

«Мы сейчас прячем доказательства от присяжных. Мне кажется, впервые в истории судебной России это происходит, – отреагировал адвокат. – Мы просим всего лишь предоставить доказательства присяжным, а уже в прениях, уважаемые прокуроры, бракуйте. Я вас убедительно прошу, дайте нам допросить Смирнягина. И пусть присяжные решат, насколько убедительна Рогалева».

Суд был непреклонен, и Мусаеву пришлось идти на хитрость. Когда присяжных вернули, он попросил задать еще несколько вопросов Соловьеву и подвел к тому, что содержание записки было ретранслировано во всеуслышание.

На этом следствие закончилось. Через неделю состоятся прения.

Александр Ермаков,

«Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор