22:17 16.08.2017
Минкульт снова ищет подрядчика на ремонт Интендантских складов
Миллиардера Михальченко этапировали в Петербург
Манчини о поражении от «Утрехта»: «Зенит» играл не лучшим образом — это правда
Петербуржцев привьют от гриппа у станции метро «Проспект Просвещения»
Неонацистский сайт The Daily Stormer перебрался в зону .ru
Генсек ООН готов стать посредником в переговорах с Северной Кореей
Подпольный табачный завод накрыла полиция Петербурга в Кировске
Прогрессивный джаз и оркестр Стена Кентона
«Зенит» проиграл «Утрехту» в первом матче за выход в групповую стадию Лиги Европы
«Фонтанка» за 60 секунд — 16 августа
Станция «Проспект Большевиков» открыта на вход
Порошенко поручил провести расследование поставок украинских ракетных двигателей в КНДР
Из трусов в полоску инженера колонии «Металлострой» вынули много наркотического
Станция «Проспект Большевиков» закрыта на вход
Биржа России закрылась разнонаправленно
Велодорожку на Фонтанке «обновили» аварией
В Петербурге квартет бывших приставов отдали под суд за взятку
Албин: Стройкомитет должен перестать быть «вещью в себе»
Новичок «Зенита» Краневиттер сыграет с «Утрехтом» с первых минут
Жесткое задержание подростка полицейскими в Петербурге сняли на видео
Таможня приостановит работу на МАПП "Светогорск" 17 августа
КГА не одобрил росписи на фасадах Петроградской стороны
Убийца гвардейца, сказавшего перед смертью: «Работайте, братья!», сел на 17 лет
Кадыров предложил изменить систему оплаты российским футбольным арбитрам
За дрожжи и "симку" юноша из Крестов получил сразу две статьи
В центре им. Алмазова впервые прооперировали девочку с аномалией Киммерли
ФАС вновь приостановила аукцион на строительство волейбольного клуба в Сосновом Бору
В СИЗО в Горелово визитера сравнивают с самим собой
Власти Финляндии обсудят с иностранными послами политику США
В МО «Измайловское» тратили бюджетные деньги на гороскопы и рецепты
Черчесов не вызвал в сборную Кокорина, но взял трёх игроков "Тосно"
За мошенничество от имени Фонда капремонта и ФАС петербуржец отделался условным сроком
В Кудрово у детского сада сложился строительный кран
В Петербурге арестовали экс-полицейского за фокусы с заявлениями потерпевших
Производитель Крысы-ветерана в Петербурге дождался суда за Ждуна
СК просит опознать обидчика третьеклассницы на Витебском
СМИ сообщили о смерти Веры Глаголевой
В Волхове построят Кремль
РФС: Главный судья матча «Зенит» – «Ахмат» совершил серьезные ошибки в обе стороны
Метро «Гостиный двор» открыли для пассажиров
«Южмаш» прокомментировал розыгрыш пранкеров, выяснивших пути утечки двигателей в КНДР
Метро «Гостиный двор» закрыли из-за двух подозрительных сумок
Шнуров вызвал Познера на рэп-баттл, но тот отказался
К причалам порта «Морской фасад» перестали пускать такси
В ходе задержания юного водителя в Петербурге досталось машине ДПС
В Кузьмолово СОБР Нацгвардии задержал депутата Багаутдинова
Бенедикт Камбербэтч может сыграть инициатора Брекзита в голливудском сериале
Ленобласть выкупила детский сад в ЖК «Тридевяткино царство»
Пранкеры вынудили главу «Южмаша» рассказать о путях утечки ракетных технологий в КНДР
С четверга в Петербург вернутся дожди
Рядом с аэропортом Саутэнд в Эссексе прогремел взрыв
Петербуржец признался полицейским, что тайно укатил чужой «Гольф»
Джордж Мартин раскрыл, зачем убил Эддарда Старка
Реклама быстрого займа с молитвой «Отче наш» может встать челябинцам в крупный штраф
400 болельщиков поддержат «Зенит» в выездном матче с «Утрехтом»
Джордж Мартин объяснил, почему не хочет говорить о Путине
СК продлил дело о вербовке прихожан Соборной мечети в Сирию
Мартин прокомментировал утечку сериала «Игры престолов»
Хельсинки вошёл в десятку лучших городов для жизни, Петербург - 76-й
Из Сети удалили более 23 тысяч ссылок на сайты, рассказывающие о способах суицида
Путин поддержал инициативу ФАС о проверке формирования цен на авиабилеты
Петербуржец оказался в коме в турецкой больнице
Автору «Игры престолов» не перевели вопрос про Путина
Путин потребовал модернизации пограничных пунктов пропуска на Северо-Западе
Ленобласти за месяц надо выполнить почти половину программы расселения аварийного жилья
Петербуржец получил уголовное дело за похабщину в суде
На Украине поймали пенсионера-партизана, подкладывавшего в конфеты Roshen листовки и георгиевские ленты
В ДТП во Всеволожске у машины вырвало двигатель
Петербургских букмекеров оштрафовали на полмиллиона за неудачное соседство
На Невском с крыши упал рабочий-кровельщик
Общество

«Этими арестами власть готовит себе врагов»

Арестанты, отбывшие 10 суток после Дня России, поделились с «Фонтанкой» планами на будущее. Там снова есть и Марсово поле, и Навальный, и только что покинутый спецприёмник на Захарьевской улице.
«Этими арестами власть готовит себе врагов»

Новая партия арестантов, отбывавших наказание после Дня России, в четверг, 22 июня, вышла из спецприёмника МВД на Захарьевской улице. Это «десятисуточники», то есть нарушители «средней тяжести». Самым закоренелым, получившим 15 суток, сидеть до будущей недели. Менее злостные, освобождённые раньше, встречали недавних сокамерников с лимонадом, цветами и аплодисментами. Сидельцы бодры, веселы и хвалят тюремное питание. На свободу они вышли с такой же чистой совестью, с какой уезжали с Марсова поля в автозаках.

Здание спецприёмника МВД на Захарьевской – историческое. До 1917 года здесь отбывали аресты Владимир Ульянов и Феликс Дзержинский. В июне 2017-го сели участники антикоррупционного митинга, совмещённого с празднованием Дня независимости России.

Напомним, что 12 июня, во всенародный праздник, на Марсово поле пришли порядка 10 тысяч человек. Одни праздновали, других арестовывали. В автозаках с этих торжеств разъехались по отделам полиции почти шестьсот человек. С 13 числа в районных судах работал конвейер по назначению наказаний. Наказывали за выход на митинг против коррупции и за неподчинение требованию этот митинг покинуть. По двум статьям. Большинство участников мероприятия отделались штрафами в 10500 рублей, но полторы сотни человек отправились отбывать аресты, получив от трёх до 15 суток.

Освобождение арестантов, у которых срок истекал 22 июня, должно было стартовать в 14 часов. В это время на Захарьевской заканчивается обеденный перерыв. И в это же время, как числится в протоколах, истекает ровно 240 часов с момента задержания первого из «десятисуточников». Вообще-то задерживали их и в суды возили оптом. Но правоохранительная машина аккуратно отсчитывает минуты: этого можно отпустить в 14.30, а того – в 16.00.

Группа помощи

Без четверти два у выхода из изолятора выстраиваются полукругом люди с полиэтиленовыми пакетами. Рядом курсируют две машины. Одна, с логотипом «Открытой России», готовится развезти освобождённых по судам, где их ждут адвокаты – оспаривать штрафы. Другая, с логотипом полиции, тоже, видимо, готова развозить.

– Сейчас я задержу вас за неправильный переход улицы, – предупреждает меня полицейский на тротуаре.

– Задержите меня, пожалуйста, за неправильный переход улицы, – улыбаюсь я на том же тротуаре. Полицейский возвращается в свою машину.

Пакеты у людей, ждущих возле изолятора, набиты бутылками с лимонадом. Там есть и пучок розовых хризантем. Хризантемы потом станут делить на веточки и дарить освобождённым товарищам. Потому что все знают, как это приятно, когда у тюрьмы тебя ждут с хризантемами. И пить после ареста тоже очень хочется. Всё это встречающим известно по собственному опыту.

– Я отсидел пять суток и вышел на прошлой неделе, – рассказывает человек у ворот спецприёмника. – А сегодня выходит парень, с которым мы сидели в одной камере.

Это Олег Максаков, ему 43 года. Отчего он получил пять суток, а юный сокамерник – десять, он не знает. До ареста они в глаза друг друга не видели, зато в камере подружились.

– На таких людей 18-25 лет, которые пришли на Марсово, пропаганда не действует, – рассказывает Олег о «подельнике». – И что ещё важнее – они не боятся. Они непоротые. Они не знают, что такое советская репрессивная машина. То есть теперь они это, конечно, узнают. Но это их не пугает, а только бесит.

Подходит ещё один участник празднования Дня России. По возрасту Павел Илатовский как раз из тех самых «непоротых». Ему, можно сказать, повезло, он отделался штрафом в 10500 рублей и просидел двое суток в полиции, пока ждал суда.

– Да, мне повезло, – соглашается Павел. – Я был в Красносельском суде, а там судьи адекватные. Они сразу сказали, что мест в камерах нет, поэтому нас будут штрафовать.

Данные волонтёров говорят о том, что логика в словах Павла есть: Красносельский суд рассмотрел 59 дел, это рекорд, и никому не назначил ареста. Самым жестоким и жадным оказался Калининский суд: среди его 44 дел три-четыре (точно волонтёры не знают) закончились только штрафами, остальные – штрафами и арестом. Рекордное сочетание вынес этот же суд: 15 суток ареста плюс 20 тысяч рублей штрафа.

Павел работает в группе помощи арестованным. Все десять дней эта группа носила на Захарьевскую передачи и собирала деньги на выплату штрафов. Теперь вот – машина, лимонад, хризантемы. Система такой помощи совершенствуется с каждой серией арестов. Встаёт, можно сказать, на поток.

– Нас много, – рассказывает Павел. – И мы знаем, что если в этот раз кого-то не задержали, то могут задержать в следующий. Пока я был в полиции, нам привозили воду, помогали едой. Нам привозили даже шавермы.

Мы беседуем у входа в тюрьму. Настроение у всех приподнятое. Даже радостное. Наконец, железная дверь открывается, выходит молодой человек с паспортом в руках. За спиной у него рюкзак, из кармана рюкзака выглядывает баночка с жидким мылом. На куртке приколота жовто-блакитная ленточка.

– О! – бросается к нему Олег Максаков. – Вот с этим человеком я провёл пять суток!

«Я пообщался с интересными людьми»

Денис Уваров шёл на Марсово поле целенаправленно: он не праздник отмечал, а боролся с коррупцией.

– Ходил там дядя с мегафоном и приказывал всем разойтись, а кто не разошёлся – те, стало быть, не повиновались, – объясняет он, за что наказан по статье о неповиновении полиции.

Кроме того, Денис скандировал обидные для нашего президента реплики, хуже того – размахивал флагом Украины, которой сочувствует. И схлопотал свои десять суток. Сам признаёт, что могло быть хуже. В тюрьме Денис дважды получал передачи с продуктами от незнакомых людей, и это поразило его больше всего.

– Конечно, мы в камере особо ни в чём не нуждались, но это очень приятно – знать, что ты сидишь, а кому-то не всё равно, – говорит Денис.

В двухместной камере, в какие помещали нарушителей 12 июня, арестанты действительно «особо ни в чём не нуждались». Денис сравнивает это с больницей, только, добавляет, в коридор не выйти. Но каждый день их выводили на прогулки.

– Основная проблема была в том, что не помыться, – говорит он. – Только один раз за 10 суток нам дали принять душ. Ну и, извините, в туалет ходить, когда ты в камере не один, тоже, знаете… А так – нормально. Делать ничего не надо, я прочитал кучу книг, выспался, поучил английский язык, пообщался с интересными людьми.

Интересные люди – это другие арестанты, получившие срок за 12 июня. Многие из них, говорит Денис, на митинге оказались впервые в жизни, кто-то – вообще случайно, политикой не интересовались.

– Теперь они говорят, что будут активнее и злее, – продолжает Денис. – Так что власть этими арестами как будто нарочно готовит себе врагов. Отсидеть 15 суток, в конце концов, можно. Был бы толк.

– А двадцать? – спрашиваю. – Это почти месяц?

– Двадцать? – задумывается парень. – Наверное… Наверное, да.

Тогда я напоминаю, что за многократные выходы на митинги у нас можно получить уже уголовную статью.

– Ну… Там же вроде надо два раза за полгода? – неуверенно спрашивает Денис. – Наверное, это придётся учитывать. Буду думать.

«Этими арестами власть готовит себе врагов»

«Попаду в тюрьму ещё раз»

Один из таких молодых людей, которые ударились в политику в спецприёмнике, – Иван Герасимюк. На вид ему лет двадцать.

– Я просто гулял по Марсову полю, – рассказывает юноша. – Там проходил праздник четырёх эпох, я смотрел на дореволюционные танки, потом пошёл каши поесть в полевой кухне. Оттуда меня и выхватили. Я и в суде говорил, что политикой не интересуюсь, но мне не поверили и дали 10 суток. Оказывается, у нас в стране гулять нельзя.

В тюрьме Ивану не понравилось ужасно. Особенно то, что кормили не по распорядку, а как попало. И очень грязно в камере.

– Больше я туда не хочу, – морщится Иван. – Но на акцию теперь уж пойду обязательно! Против этого беззакония надо бороться. Ну, попаду в тюрьму ещё раз. Зато другие не будут попадать.

Александр (фамилию не называет) работает в школе. Кем – не говорит, но дело имеет как раз с такими, как Иван, только чуть помладше.

– С детьми я о политике не говорю совсем, – мотает он головой. – Это и не надо, они сами всё знают. В Интернете читают и про Навального, и про Путина. Хотя их волнуют мемчики, всё такое, а не политика. Но учителя их агитируют, а они видят, что это не соответствует тому, что вокруг. Это рождает у них недоверие.

Александр шёл на Марсово поле, зная, что там должен проходить митинг. Но участвовать в протесте не собирался. Хотел только посмотреть.

– Идейных-то арестовали как раз мало, – усмехается он. – Попались зеваки, как я. Кто-то теперь, после ареста, стал идейным. Но я говорил и с такими, кто «не-не-не, больше никогда». Что касается меня – я в следующий уже точно пойду.

Идейным, например, стал Владимир Дрофа, вышедший из тюрьмы следом. Так, во всяком случае, он сам говорит.

– До ареста я был сочувствующим, – смотрит он в диктофон. – А теперь я – идейный, убеждённый революционер. Оставшуюся жизнь я посвящу тому, чтобы поменяться местами с теми, кто меня сюда посадил.

– Вы их на десять суток определить хотите? – спрашиваю я.

– Хотя бы начать с десяти.

Владимир знает, что до него в какой-то из соседних камер сидел его тёзка по фамилии Ульянов.

– Надо почитать апрельские тезисы, – добавляет он.

«И пусть меня загребут!»

Арестанты открывали железную дверь один за другим. К девушкам, вышедшим на волю, бросались другие девушки, дарили букеты и визжали от восторга, словно встречали кинозвёзд. Сами недавние арестантки устало благодарили публику и отказывались от общения с прессой, потому что хотели домой. Ксения Морозова из «Собаки.ру», ставшая за эти 10 дней знаменитой, поставила на асфальт пакеты с вещами и не очень высоко, на уровень собственной шеи, подняла плакатик «Свобода внутри».

– Это мой первый пикет на свободе! – крикнула она. – И пусть меня загребут!

Её не загребли. Подруги подхватили пакеты, и стайка девушек побежала к метро.

Молодым людям, покидавшим тюрьму, аплодировали. И тоже дарили цветы. Те самые розовые хризантемы. Пока весь пучок, разобранный на веточки, не кончился. Прессы становилось всё меньше. Автобус с логотипом «Открытой России» уехал и увёз к адвокатам тех, кто хотел обжаловать наказание. Последние из полутора десятков «десятисуточников» выходили в пятом часу. И практически в точности повторяли то, что сказали до них соседи по спецприёмнику. Никто из них не ломал у дверей тюрьмы зубную щётку.

Ирина Тумакова, «Фонтанка.ру»


Подписывайтесь на канал "Фонтанка.ру" в Telegram или Viber, если хотите быть в курсе главных событий в Петербурге - и не только.

добавить комментарий
Помните, что все дискуссии на сайте модерируются в соответствии с правилами блога. Если вы видите комментарий, нарушающий правила сайта, сообщайте о нем модераторам.
комментарии пользователей (407)
5 июля 2017 г. 09:20
zlobny78:
опять же а ну как потребуют доказать?)))
Придёцца доказывать — госдеп слезам не верит...
5 июля 2017 г. 09:15
zlobny78:
кстати, а что там на счет 10000 евро?
navalny_oppozicia
5 июля 2017 г. 09:13
sweepers:
ох уж эти молодые шатальщики системы, как обычно потом ныть будут когда их как отработанный мусор выкинут...
За вашу и нашу свободу Парнишка бороться мечтал. К две тыщи десятому году Он правозащитником стал. В защиту сидельцев несчастных На митинги парень ходил, А также на марш несогласных — Стратегию тридцать один. Однажды эфебы омона Схватили парнишку того, Нарушив права и законы, В застенки швырнули его. Кремлевских опричников свора Расквасила узнику нос, Потом в кабинет прокурора Его повели на допрос. Как ставленник правящей клики И цербер их верный притом, Сидел, фабрикуя улики, Младой прокурор за столом. Парнишка готов к произволу, Но стал удивлен его взор: Красивого женского пола Был тот молодой прокурор. Уста его словно кораллы И даже пурпурней чуть-чуть, Мундир прокурора вздымала Высокая девичья грудь. Поднял он глаза на парнишку — Ну, в смысле, она подняла, — И словно бы молнии вспышка Обоих спалила дотла! В ментовском зловещем подвале, Где пол по колено в крови, Обое они застонали От ихней внезапной любви. Одежды с них мигом слетели, Сплелися конечности тел, И стала им брачной постелью Гора сфабрикованных дел. А утро когда наступило, В порядок мундир приведя, Ему прокурор заявила: "До смерти люблю я тебя, Но я патриотка по жизни, А ты из враждебной среды, Поскольку стабильность Отчизны Дестабилизируешь ты. Нельзя мне любить либерала, — Сказала парнишке она, — Властям я служить присягала И буду присяге верна. Отныне застынет ледышкой В груди моей сердце пускай. Прости, мой любимый парнишка, Прости и навеки прощай!" Парнишка ушел на свободу, Но он не забыл свою страсть, Назад под тюремные своды Он долго пытался попасть. Но, видно, старался он мало, Не брали его под арест. Тогда на своих идеалах Поставил парнишечка крест. Он предал, по милой тоскуя, Идею, друзей и т.д., И форму надел ментовскую, Чтоб с милой служить в эмвэдэ. Но зря он продал идеалы, Напрасно он предал друзей! Его прокурорша пропала, Нигде не слыхали о ней. Соленою каплею в море Исчезла она без следа, Тогда превратился от горя Парнишечка в злого мента. Он раньше был нежен и чуток, Поэзию с прозой любил, А стал крышевать проституток, По почкам задержанных бил. Петлей заарканил тугою Беднягу кремлевский режим, Он стал его верным слугою, Он стал коррумпирован им. И в лес регулярно сбегая, Как весь его личный состав, Он выл в полнолунье со стаей, Погоны при этом не сняв. Прошло так не менее года. Парнишка сержантом уж стал. Однажды борцов за свободу На площади он прессовал. С ухмылкой циничной и жуткой Творя беззаконья хаос, На мать-одиночку с малюткой Парнишка дубинку занес. И вдруг он как будто бы сердцем Скользнул по ножа острию: Он в той диссидентке с младенцем Узнал прокуроршу свою! Запрятавшись маме в подмышку, Младенчик смотрел на него, Он личиком был как парнишка, Точь в точь аватарка его! А экс-прокурорша сказала: "Не бей ты, парнишка, семью, А лучше послушай сначала Печальную повесть мою. За то, что тебя полюбила, За то, что тебе отдалась, Я счастья чуть-чуть пригубила, А лиха накушалась всласть. Когда мы тогда в кабинете Резвились, про стыд позабыв, Пикантные зрелища эти Секретный снимал объектив. Четыре гига компромата Ушло в этот день в интернет, И вскоре туда куда надо Призвали меня на ответ. Там было сто два генерала, И каждый услышать хотел, Зачем либералу давала Сотрудница внутренних дел. Слова приговора, как гири, Кидал мне на душу судья: Мол, видом своим без мундира Мундир опозорила я. Лишили они меня чина, Распяв на позорном столбе, А я уже нашего сына, Сыночка носила в себе. В декрет я просилась со стоном, Ведь это ж вообще беспредел, — Беременных гнать незаконно Из органов внутренних дел! "Отдайте декретные, гады!" — Звала я, за сына моля, Но лишь хохотала злорадно В ответ камарилья Кремля. Лились мои слезы напрасно, Повсюду царит произвол! Вот так вот на марш несогласных Меня произвол и привел. Я кремлядь теперь ненавижу И бьюсь за свободу страны, А ты, мой любимый, как вижу, Обратно с другой стороны". Повисла последняя фраза. Парнишка стоял сам не свой, Лишь слезы во время рассказа Текли по парнишке рекой. И так он промолвил: "По ходу, Разрушены жизнь и мечты! Я предал идею свободы, Мундир опозорила ты. Теперь мы чужие повсюду, Нигде не сыскать нам покой. Мы оба с тобою иуды, Мы оба иуды с тобой! А раз мы повсюду гонимы, То нету иной нам стези, Пойдем же как два пилигрима Бродить по несчастной Руси, И Господу Богу в угоду Молитвы нести вновь и вновь За вашу и нашу свободу, За вашу и нашу любовь!" В ответ он услышал: "Согласна! Однако же ... .... мать: Одно в этом плане не ясно — Куда нам ребенка девать?" ………………………… В таежных предгорьях Алтая, Где только медведям фастфуд, Молитвой себя изнуряя, Монах и монашка живут Пустынно у тихого скита, Лишь раз или менее в год Транзитом из штата Флорида Летит голубой вертолет. Везет вертолет для чего-то Монахам пятьсот эскимо, А также семейное фото Звезды мирового кино. Вокруг Анджелины и Брэда Хохочут там дети гурьбой, И с самого краешку где-то Хохочет глазастенький бой. Монахи, на мальчика глядя, Горючие слезы утрут, Портретик умильно погладят И снова молиться идут. И молятся Богу в угоду Отшельники снова и вновь За вашу и нашу свободу, За вашу и нашу любовь. Светясь на локаторах NASA, Молитвы летят к небесам, Их Бог получает и сразу К чертям удаляет как спам.
28 июня 2017 г. 01:52
baddancer:
Писал. Неделю назад. :)
Написал Несгибаемый сгибатель baddancer • 16 июня 2017 г. 18:35 ... А у меня через неделю начнётся. Чемоданное настроение. :)
16 +7=23 (говорю же — у меня все ходы посчитаны) Ага, понял — вы в Крым 3 дня добирались ... по мосту Керченскому проехались ? Кстати, а какое теперь в Крыму сало — крымское ? Как на вкус ? Украинское — помню — очень вкусное :) Один большой недостаток имеет — его всегда мало :(
27 июня 2017 г. 20:08
Михаил сам по се: Да вы ж писали примерно 2 недели тому назад, что через неделю — в отпуск .
Писал. Неделю назад. :)
СМИ2
MarketGid News
24СМИ. Агрегатор
Lentainform