24.01.2017 22:11
0

Дадин рвётся на свободу через КС

Котики и тигры, африканские нравы, нож в спину правосудия и порка от дедушки. Конституционный суд эмоционально обсудил судьбу оппозиционера Дадина и может досрочно отпустить его на свободу.

Игорь Акимов/Интерпресс
Игорь Акимов/Интерпресс

Должен ли человек, вышедший с плакатом на улицу, сидеть пять лет в тюрьме, решит Конституционный суд. В течение нескольких недель он вынесет решение по делу заключенного активиста Ильдара Дадина. Пока заявители говорят о «ноже в спину правам человека», власти утверждают: хотя норма в целом верна, её неплохо бы поправить, а ещё лучше – ужесточить.

Согласно аргентинскому писателю Хорхе Луису Борхесу, в мировой литературе существует лишь четыре сюжета. Первый и самый древний – об осаждённой крепости. Именно её 24 января 2017 года напоминал Конституционный суд России. Сторонники заключённого оппозиционера Ильдара Дадина начали штурмовать его ещё накануне – отправили столько заявок с просьбой присутствовать на процессе, что электронная система суда отказалась работать.

В день заседания очередь у бюро пропусков КС, по словам активистов, начала выстраиваться ещё в 7.15 утра, но внутрь удалось попасть немногим. «У меня бейдж гостя под номером два, – показала «Фонтанке» красную карточку супруга Дадина Анастасия Зотова. – Первый бейдж получил один из помощников адвокатов. Знаю, что выдавался ещё и третий бейдж, но у кого он – я не в курсе». При этом зал КС полнился студентами петербургских вузов, приехавших посмотреть на дело и не встретивших к этому никаких препятствий – молодёжь пропускали по спискам через главный вход суда.

Пока оставшиеся за бортом рядовые оппозиционеры размышляли, надо ли пикетировать КС, атаку на крепость конституционализма предприняли защитники Дадина. Они ходатайствовали о личном участии их доверителя в слушании.

«Дадин отбывает наказание и находится в колонии в Алтайском крае. Я был там 12 января, уведомил его о заседании, и Ильдар сказал, что хотел бы лично участвовать в рассмотрении», – отметил адвокат Алексей Липцер.

Его коллега Сергей Голубок, известный петербуржцам по делу ледокола Arctic Sunrise, заявил, что отсутствие Дадина свидетельствует о «неравенстве» сторон в процессе.

«В перерыве уважаемый полпред президента в КС Михаил Валентинович Кротов может позвонить своему клиенту и узнать его точку зрения. У нас такой возможности нет. Просим ситуацию сбалансировать. У Ильдара Дадина есть весь комплекс прав, которыми он активно собирается пользоваться. В этом наша позиция», – подчеркнул Голубок.

Конституционные судьи, привыкшие к строго заведённому и редко нарушающемуся распорядку, такое нападение заявителей встретили без особого энтузиазма. Судья-докладчик Сергей Князев напомнил, что КС мог вообще обойтись без публичного рассмотрения дела, проанализировав позицию сторон в письменном виде. Судья Юрий Данилов поинтересовался, имеется ли письменное заявление оппозиционера с просьбой обеспечить его этапирование в Северную столицу: «Алтайский край – не прогулка по Невскому проспекту».

Липцер ещё раз объяснил, что Дадин ничего написать не мог, потому что в декабре пропал в колонии после сообщения о пытках и нашёлся только в начале января. Служители Фемиды удалились в совещательную комнату. Вернувшись, объявили, что разбирательство будет вестись в отсутствие Дадина и не нарушит его прав.

«Гражданин Дадин находится в местах лишения свободы, что препятствует его самостоятельной явке в Конституционный суд. Но это не препятствует донести его позицию с помощью адвокатов», – заверил председатель КС Валерий Зорькин. По словам конституционалиста, оппозиционера невозможно связать с судом даже с помощью видео-конференц-связи: «У меня есть соответствующая справка, для такой задачи этот зал просто не приспособлен».

Митинг vs пьяное вождение

Следующая атака юристов Дадина была более осторожной. Адвокаты начали разбирать саму оспариваемую статью – 212.1 УК. Она появилась в российском законе в 2014 году и позволила сажать оппозиционеров, которые дважды нарушили правила проведения митингов в течение 180 дней.

В норме нашлось много странного. Например, непонятно, справедливо ли это – давать уголовную ответственность «по сумме» двух и больше административных правонарушений? Неясно, чем эти правонарушения должны подтверждаться: когда было возбуждено дело против Дадина, его протоколы по административным делам ещё не вступили в законную силу. И не получается ли, что Дадин дважды несёт ответственность за одно преступление?

Сергей Голубок процитировал известного отечественного криминолога Нинель Кузнецову: «Количество проступков не способно перерасти в качество преступления. 100 кошек не могут образовать одного тигра». Адвокат посоветовал российским конституционалистам присмотреться к опыту Африканской комиссии по правам человека: «Она отметила, что само по себе публичное мероприятие, если не создаёт призывов к совершению преступлений, не может никому угрожать».

Статья 212.2 находится в той же главе УК, что и терроризм, массовые беспорядки, хулиганство, добавил Голубок. А меры наказания по ней иначе как драконовскими не назовёшь: «Самое строгое – пять лет в местах лишения свободы. Столько же предусмотрено за использование рабского труда».

Адвокат Ксения Костромина напомнила, что «административная преюдиция» (уголовное наказание, которое можно получить как результат нескольких административных) для российского законодательства – нонсенс. Она встречается разве что в статье 264.1 УК – за пьяное вождение.

«Но сравнивать с ней статью 212.1, по которой осуждён Дадин, некорректно. Вождение автомобиля – источник повышенной опасности. По делу же Дадина даже нет потерпевшего – как можно говорить о какой-то опасности?» – считает юрист.

«Заключение – это свобода»

После выступлений защитников Дадина в зале наступило настоящее, выражаясь словами полпреда правительства в КС Михаила Барщевского, «пиршество мысли». Потому что очередь выступать перешла стороне, принявшей и подписавшей закон, – правительству, Госдуме, Совету Федерации, администрации президента.

Сам Барщевский признался, что статья 212.1 УК ему не нравится – она «неаккуратненько получилась». Из неё, например, неясно, как вновь наказывать оппозиционеров, которые уже получили свою уголовку – уголовно или административно. Тем не менее в целом норма вполне логична, полагает Барщевский. Активисты дважды получают предупреждение, и только на третий раз – миллионный штраф или тюремный срок: «Мой дедушка говорил: «Прежде, чем выпороть, нужно два раза отшлепать»».

Речи полпредов Совфеда и Государственной думы напоминали уже не Борхеса, а Джорджа Оруэлла. Сенатор Андрей Клишас, например, доказывал, что, принимая поправки в уголовные законы, «федеральный законодатель исходит из необходимости обеспечивать полноценную реализацию права на свободу собраний, и вместе с тем возможность соблюдения общественного порядка и безопасности». Такая политика направлена на «гуманизацию и либерализацию законодательства», а оспоренная в КС статья «предоставляет нарушителям возможность исправиться».

Парламентарий Татьяна Касаева призвала судей внимательнее вглядеться в облик оппозиционных активистов. Они создают «дополнительную нагрузку на правоохранительные органы для обеспечения общественного порядка», а новая уголовная статья «призвана обеспечить профилактику нарушений».

Многочисленные проступки на митингах «демонстрируют устойчивую антиобщественную ориентацию» личности и «свидетельствуют об антисоциальных мотивах», продолжил полпред президента Михаил Кротов. Протестующие могут блокировать перемещения транспортных средств специального назначения, в том числе скорой помощи. «Отсутствие фактического материального вреда как результата деяния не свидетельствует о безопасности этого деяния», – заключил Кротов.

«Нож в спину»

Более критично к казусу Дадина отнеслась представитель Министерства юстиции Мария Мельникова, заявившая, что закон «требует совершенствования». Использованные в нем формулировки вроде «ранее», «в течение» не позволяют однозначно оценить, когда нужно уголовно наказывать нарушителя-оппозиционера.

Активной поддержки адвокаты Дадина ждали со стороны уполномоченного по правам человека, но ошиблись. Представитель омбудсмена Иван Соловьёв выступил в КС сдержанно. В целом статья конституционна, хотя «уполномоченным и прорабатывается вопрос об усилении защиты прав граждан при производстве по делам об административных правонарушениях, неоднократное совершение которых может привести к возбуждению уголовного дела», отметил, заглядывая в распечатку, эксперт. Учитывая, что бывшая омбудсмен Элла Памфилова открыто высказывалась о нелегитимности статьи 212.1 УК, Сергей Голубок охарактеризовал позицию Соловьева словами «нож в спину правам человека». «Позиция омбудсмена поменялась на ровно противоположную. Представитель уполномоченного по правам человека выступает за права полиции», – прокомментировал юрист.

Сюрприз преподнесла и Генеральная прокуратура, которая в заранее направленном в КС письменном отзыве фактически встала на сторону Ильдара Дадина. Но в устном выступлении полпред надзорного ведомства Татьяна Васильева заявила, что произошла ошибка – журналисты «некорректно процитировали» документ. Такой казус с подчинёнными Юрия Чайки, напомним, случается не впервые. Впрочем, Васильева тоже признала, что закон не идеален и может быть поправлен.

Конституционный суд провозгласит решение по делу в течение нескольких недель. Скорее всего, он прислушается к пожеланиям о корректировках, но полностью отменять закон не будет. А именно таких радикальных мер требуют оппозиционеры, заявляя, что статью 212.1 нужно, как «опухоль», вырезать из «тела УК».

Если это произойдёт, Ильдар Дадин сможет претендовать на пересмотр своего приговора в Верховном суде.

Справка:

Ильдара Дадина в 2014 году четырежды задержали на несанкционированных пикетах и митингах в Москве. Это были выступления в защиту фигурантов «болотного дела», собрания с антиправительственными лозунгами, кроме того, Дадин с семью сторонниками перекрыл Мясницкую улицу с плакатом «Вчера – Киев, завтра – Москва».

В декабре 2015 года Басманный районный суд признал Дадина виновным в неоднократных нарушениях правил проведения митингов. Активиста приговорили к трём годам в колонии общего режима, но затем срок снизили до 2,5 лет.

В ноябре 2016 года Дадин заявил о пытках, которым подвергался в исправительной колонии №7 в карельском городе Сегеже. После этого активист пропал. Только 8 января стало известно, что оппозиционера перевели в исправительную колонию №5 в Алтайском крае.

В 2016 году Дадин подал в Конституционный суд жалобу на статью 212.1 УК. Пока он единственный россиянин, осуждённый по этой норме. По сведениям Генпрокуратуры, в России возбуждено ещё три похожих дела, но они не доведены до суда. Фигурант одного из них – известный активист Владимир Ионов – эмигрировал на Украину и получил там статус беженца.

Елена Кузнецова, «Фонтанка.ру»

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Комментарии (0)

Пока нет ни одного комментария.Добавьте комментарий первым!добавить комментарий
Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор