05.02.2020 11:54
4

«Не хочу неконтролируемых действий». В суде спорят о расписках и деньгах бывших руководителей «РусГидро» и «Таврического»

Смольнинский суд начал рассмотрение иска о взыскании долга по договору займа. Подписывали договор бывший глава «РусГидро» и бывший глава банка «Таврический» — и тогда у них еще все было нормально.

слева направо: Евгений Дод («РусГидро»), Сергей Дзебань (Росбанк), Олег Захаржевский (банк «Таврический») // коллаж
слева направо: Евгений Дод («РусГидро»), Сергей Дзебань (Росбанк), Олег Захаржевский (банк «Таврический») // коллаж

Предварительное заседание в Смольнинском районном суде проходило 4 февраля, можно сказать, в теплом кругу: по одному представителю с каждой стороны, судья и пара журналистов. Да и они, показалось, стали сюрпризом для участников: вроде свои проблемы решают два физических лица,  никто из них Кокорина не продает и СКК не разбирает. Но сыграли фамилии. 

Деньги по долговым распискам пытается взыскать Сергей Дзебань — пусть не самый публичный предприниматель, однако его называли топ-менеджером Росбанка; известен он также тем, что женат на актрисе Олесе Судзиловской. Деньги по распискам не собирается отдавать Олег Захаржевский —  человек в городе известный, экс-председатель совета директоров банка «Таврический»; его супруга, к слову, представляет интересы мужа в суде. А то ли давал, то ли не давал деньги в долг Евгений Дод — бывший глава «РусГидро».

С присутствием журналистов разобрались не сразу. Сторона истца была против фиксации происходящего, говорила о конфиденциальности; ответчику, казалось, было все равно. Судья в итоге запретила вести фото- и видеосъемку, в следующий раз велела предупреждать заранее о своих планах. Другой сквозной вопрос — с каким ударением правильно склонять фамилии Дод и Дзебань — до конца заседания так и не решили.

Суть иска вкратце такова: Сергей Дзебань требует от Олега Захаржевского 2,85 млн евро. Есть договор и расписки в получении. Специфика дела в том, что Дзебань этот договор точно не подписывал: если кто и давал бывшему топ-менеджеру «Таврического» в долг, то это был Евгений Дод — на тот момент глава «РусГидро», а до этого — гендиректор «Интер РАО ЕЭС». Сами расписки относятся к январю 2014 года (тогда в рублях сумма долга составляла 130 млн), заключенный на их основе договор — к 2015-му. Дзебань получил право требования по цессии весной 2018-го.

«Фонтанка» подробно описывала темные века банка «Таврический», в которые он ушел вместе с деньгами «Ленэнерго» в начале 2015 года. К санации банка привлекли МФК Михаила Прохорова; в «Ленэнерго» насыпали более 30 млрд рублей за счет программы облигаций федерального займа и заставили гасить многолетние долги по технологическому присоединению абонентов; в отношении топ-менеджеров банка и их партнеров возбудили уголовные дела, которые добрались до приговоров. Но в начале 2014 года, когда и появились расписки по долгу между Додом и Захаржевским, контуры катастрофы еще не угадывались. Да и у самого главы «РусГидро» все было более или менее в порядке, до уголовного дела по мошенничеству было еще 2 года.

Представитель Сергея Дзебаня 4 февраля подал ходатайство о том, чтобы изначального заимодавца — Евгения Дода — привлекли к делу в качестве третьего лица. Резон в этом есть: нынешний истец имеет на руках документы, но о том, как именно передавали  — если передавали – наличные, знать не может. Захаржевский не оспаривает существование расписок и договора, как и свою подпись под ними, однако не признает факт передачи денег. По его словам, в обозначенную дату, 17 января 2014-го, сам Захаржевский был в Петербурге и наоставлял следов в виде получения денег со счета, оплаты бензина и даже заявления на загранпаспорт; Дод же, судя по полученным стороной Захаржевского документам, вообще был в Великобритании. Сюда же — размышления о том, часто ли такую сумму передают наличными, хотя можно было все в считаные секунды перевести на счет Захаржевского в том же «Таврическом». Истец не считает, что все это исключает передачу средств.

На неизбежный вопрос – зачем же тогда было подписывать документы, если не было денег, — ответа нет. Представители Олега Захаржевского и Сергея Дзебаня уклонились от общения с прессой. Сам Захаржевский обстоятельства появления расписок обещал прокомментировать в ходе судебных разбирательств. Из того, что его защитник заявляла на заседании, следует, что передача денег и не предполагалась, а вся история была связана с работой в банке «Таврический».

Подписи под договором и новыми расписками от 2015 года Захаржевский ставил якобы под давлением. По крайней мере, в суд принесли лингвистическую экспертизу тех сообщений, которыми обменивались банкир и глава «РусГидро». Судья хотела услышать что-нибудь «довлеющее» со стороны Дода, но представитель Захаржевского ограничилась, прямо скажем, не самой угрожающей цитатой: «не хочу неконтролируемых действий». При этом, чтобы достоверно установить, что отправителем был Дод, необходимо получить справку от одного из мобильных операторов. Истец против этого ходатайства возражал: во-первых, сообщения относятся к периоду уже после первых расписок, а во-вторых, к делу отношения не имеют. Судья решила, что незачем пока нагружать отечественный телеком лишними запросами.

Захаржевский подал встречный иск — требует признать долговой договор незаключенным. Шансов здесь не много — сроки исковой давности истекли. Однако судебные подводные течения иногда выносят на поверхность неожиданные формулировки. Дело в  том, что это не первый суд: в 2018 году бывший топ-менеджер «Таврического» уже пытался в Москве дезавуировать договор, подав иск к Доду; как раз после того, как право требования по цессии ушло Дзебаню. Судя по карточке дела, тянулось оно долго, Бабушкинский районный суд вынес решение только в марте 2019-го. В иске он отказал: и по срокам давности, и просто потому, что ни одна из сторон в итоге не предоставила оригинальных документов — они ушли к цессионеру. Однако отказал странно. На момент вынесения решения рассматривался иск о «незаключенности» договора, которая вытекала из того, что деньги не были переданы. А суд отказался признать договор «недействительным»; защита считает, что таким образом вопрос «незаключенности»  сделки остался нерешенным.

Горнило московского суда пригодилось Захаржевскому еще с одной стороны: его представители 4 февраля ссылались на протоколы допросов, где их оппоненты якобы не могли ответить ни на один уточняющий вопрос из серии «в каких купюрах передавали деньги, как привезли, кто присутствовал».

Как будто мало этой путаницы, в картотеке Смольнинского районного суда значится еще один иск, поданный со второго раза. Истец — Татьяна Захаржевская, супруга и представитель банкира в нынешнем деле. Ответчики — Дзебань и сам Олег Захаржевский. Подозрения в междоусобице беспочвенны. По данным «Фонтанки», семья экс-банкира пытается таким образом преодолеть арест имущества, который наложен а рамках иска Дзебаня.

Николай Кудин, «Фонтанка.ру»

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (4)

Судя по фамилиям, " Коренные Ленинградцы"

Danik
Имущество у банкира есть, а денег нет! Вот это классика! Доход он мой, а убытки государственные!

nuga
А деньги чьи ? Народа! Все в тарифах ,которые нагло повышают каждый год. Вот они и уголовные дела тех,кто купается в дармовых деньгах населения,дело Фонда капремонта и его хищений накануне резкого задёрга тарифа в два раза,нужно покрывать недостачу!

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор