Авто Признание & Влияние Фонтанка-500 Книги «Фонтанки» Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

05:23 21.01.2020

Журналисты Ногин и Куринной возвращаются с войны. Посмертно

Первый в мире памятник российским журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга, будет открыт 21 мая в Хорватии на месте расстрела корреспондентов Гостелерадио СССР в Югославии Виктора Ногина и Геннадия Куринного. Как стало известно «Фонтанке», один из основателей и ведущих знаменитого «Взгляда» Владимир Мукусев, на протяжении многих лет проводивший собственное расследование гибели коллег, обратился к президенту России Дмитрию Медведеву с просьбой содействовать завершению двадцатилетних поисков и посмертно наградить журналистов, не вернувшихся с войны.

Журналисты Ногин и Куринной возвращаются с войны. Посмертно

Первый в мире памятник российским журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга, будет открыт 21 мая в Хорватии на месте расстрела корреспондентов Гостелерадио СССР в Югославии Виктора Ногина и Геннадия Куринного. Как стало известно «Фонтанке», один из основателей и ведущих знаменитого «Взгляда» Владимир Мукусев, на протяжении многих лет проводивший собственное расследование гибели коллег, обратился к президенту России Дмитрию Медведеву с просьбой содействовать завершению двадцатилетних поисков и посмертно наградить журналистов, не вернувшихся с войны.

Ногин и Куренной исчезли в районе боевых действий между сербскими и хорватскими формированиями 1 сентября 1991 года. Они стали первыми журналистами бывшего СССР, пропавшими в «горячих точках».

Полтора года спустя Владимир Мукусев, познакомившийся с Ногиным во время командировки в Афганистан, дал его супруге слово узнать правду. Так он стал участником настоящего детектива и боевика, но выполнил свое обещание.

Не сказать, что до этого пропавших не искали совсем.
- Я связывался с посольством в Белграде, и мне сказали, что этим занимаются серьезные силы, если что-то понадобится, то мне сообщат, - рассказывает Мукусев, бывший в то время депутатом Верховного Совета России.


Осенью 1991 года с просьбой о поиске журналистов к югославской стороне обращался Михаил Горбачев. Однако, через два месяца Советский Союз рухнул, а вместе с ним – надежды на помощь государства в расследовании. После обращения Горбачева военная прокуратура Югославии возбудила уголовное дело. Даже был найден сожженный автомобиль с останками трех человек. Находку списали на действия диверсионной группы хорватов. Шла война, и там никому не было дела до двух пропавших русских.

- В марте 1993 года я предложил создать специальную парламентскую комиссию по расследованию, - вспоминает Владимир, - Верховный Совет – единогласно(!) - проголосовал «за». С подачи Хасбулатова меня назначили председателем.

Вскоре в ответ на запросы он получил гору документов из различных ведомств. Выяснилось, что поиском журналистов интересовались несколько наших структур: МИД и посольство, которое даже назначило премию в 5000 марок за любую информацию; СВР под руководством Примакова и аппарат вице-президента Руцкого.

По словам Мукусева, Евгений Примаков не просто ответил на запрос:
- Мы стали регулярно встречаться, но не в его ставке в Ясенево, а на различных конспиративных адресах. Он все выспрашивал, как идут дела. Но вдруг в конце лета он позвонил сам и попросил приехать вместе с Галиной Ногиной. Примаков сообщил, что в 1991 году, скорее всего, произошла трагедия. А затем предложил мне поговорить наедине.

Глава разведки показал документы, из которых я понял, что появился не просто свидетель, а соучастник убийства. Этот свидетель входил в группу из 13 омоновцев, выполнявших приказ Милана Мартича, тогда министра внутренних дел, а впоследствии – президента Краины. Приказ – получить исходники пленок, которые снимали журналисты, работавшие по обе линии фронта. 12 из тех омоновцев, включая командира, затем погибли при разных обстоятельствах. А один остался жив, потому что вскоре после событий был осужден за хулиганство и, выйдя через полтора года, узнал от жены, что назначена премия за информацию о пропавших журналистах.

Они надеялись взять деньги и уехать в Германию. Жена бывшего омоновца отправилась в посольство России в Белград и рассказала. По ее словам, муж был готов дать показания под запись. На встречу с ним съездили журналисты нашего центрального телевидения.

Как следовало из рассказа очевидца, у них была команда любой ценой получить сведения у журналистов, которых заметили, когда они работали на хорватской стороне. Бойцам сказали, что это хорватские шпионы. (Ногин закончил факультет журналистики Загребского университета в 1972 году.) Отряд специального назначения взял под контроль дорогу,  по которой должна была возвращаться машина с приметным опознавательным знаком «TV». Когда показался автомобиль, решили дать очередь по колесам, но пули прошли на уровне дверей. Ногин был ранен. Корреспондентов добивали выстрелами в голову, затем облили машину бензином и подожгли. Тракторист из близлежащей деревни оттащил останки за несколько километров, сбросил в реку и смял ковшом торчавшую из-под воды крышу. После начала расследования он вновь оттащил машину в сторону, а останки людей закопал.

- С сотрудниками Примакова мы выехали к свидетелю, - продолжает Мукусев. - Ехали поездом и в Белграде узнали, что его убили накануне. У меня осталась только схема без привязки к месту, нарисованная им, и видеозапись показаний. С этим мы и оказались в Сербской Краине.

Несколько дней тщетно пытались до кого-нибудь достучаться. Но с нами не очень стремились говорить. Вдруг мне передали, что Мартич хочет видеть меня одного в Баня-Луке. Он сказал, что дает нам сутки, чтобы убраться, иначе искать нас будут еще дольше.

Совсем на удачу Мукусев оказался в городке Глина, где, как ему говорили, в свое время размещался штаб югославской армии и сербская военная прокуратура.
- Когда я появился там в кабинете следователя и спросил, не осталось ли у них каких-либо следов, то буквально через минуту мне принесли розыскное дело. Следователь тут же написал постановление о возбуждении уголовного дела по факту пропажи журналистов и бумагу о необходимости оказывать мне всяческое содействие.

Вооружившись документами, он вновь оказался в районе гибели журналистов. 19 сентября 1993 года милиция начала раскопки на основании имевшейся у Мукусева схемы, а через день вышел известный указ Ельцина 1400 о роспуске Верховного Совета.
- Только что я был депутатом и вдруг оказался совершенно частным лицом, иностранцем. Мне тут же дали понять, что поиски прекращаются. В белградском посольстве меня тоже встретили прохладно и намекнули, как в 1955 году там же маршал Жуков узнал, что он больше не министр обороны. Мне сказали, что он быстро все понял и сразу уехал. В Москве несколько высокопоставленных лиц, к которым я обращался по возвращении, прямо говорили: нам не нужны новые проблемы на Балканах. Забудь. Вот если бы это сделали хорваты…

Еще несколько раз Мукусев возвращался туда в начале сентября и оставлял букет цветов на дороге, где расстреляли коллег. Сербская Краина стала территорией Хорватии. Мартич сдался, предстал перед Гаагским трибуналом и дал показания, как распорядился получить материалы у наших журналистов.
- Год назад я обратился к президенту Хорватии Иво Йосиповичу с предложением установить знак на месте, создать совместную российско-хорватскую комиссию, чтобы, наконец, найти останки и предать земле, а также учредить именную стипендию в университете Загреба. Я уже не рассчитывал на ответ, но недавно получил официальное приглашение поучаствовать в открытии памятного знака. На огромном камне установлена табличка на двух языках: здесь при исполнении своего профессионального долга погибли журналисты Гостелерадио СССР…

Я надеюсь, что президент Медведев найдет возможность поставить точку в этой истории и направить для участия в событии официальных представителей России, - говорит Владимир Мукусев.

Александр Горшков,
Фонтанка.ру

P.S. В 2007 году Международный суд в Гааге приговорил бывшего президента самопровозглашенной республики Сербска Краина Милана Мартича к 35 годам лишения свободы.

Мемориал в память о журналистах, погибших в горячих точках по всему миру, был открыт в июне 2008 генеральным секретарем ООН Пан Ги Муном на крыше центрального офиса британской вещательной корпорации BBC.

В августе 2008 года Юрий Лужков намеревался установить памятник погибшим журналистам в Москве, но у него оказалось много других забот.

В 1995 году этот список пропавших журналистов пополнили петербургские репортеры Максим Шабалин и Феликс Титов, не вернувшиеся из Чечни.

События, в которых участвовал Мукусев, описаны в романе руководителя Агентства журналистских расследований Андрея Константинова «Изменник», опубликованном в 2002 году. Весь ход расследования и документы изложены в книге Владимира Мукусева "Разберемся…", вышедшей в 2007 году.

Президенту Российской Федерации Д.А.Медведеву

Уважаемый господин Президент!

21 мая 2011 года в республике Хорватия у села Хорватска Костайница будет открыт памятник с надписью на двух языках, русском и хорватском, следующего содержания: «На этом месте 1 сентября 1991 года при исполнении своего служебного долга трагически погибли корреспонденты Гостелерадио СССР Виктор Ногин и Геннадий Куринной».

Открытию этого памятника предшествовала двадцатилетняя работа по установлению причин трагедии: от поисков на месте событий до обращений к лидерам государств. В этих поисках принимали участие российские журналисты, простые граждане бывшей Югославии, спецслужбы наших стран, дипломаты, главы государств.

1 сентября 2011 года исполнится ровно 20 лет со дня трагической гибели наших журналистов. 20 лет я занимаюсь их поисками и расследованием этого преступления. Сначала – официально как депутат Верховного Совета, затем лично как друг и коллега. Мною отправлены десятки писем, обращений и просьб в самые разные официальные и общественные организации, СМИ и государственные структуры, партии и фонды. Суть обращений всегда была одна – просьба помочь в организации поисков. Большинство из них остались без ответа. Неоднократно я обращался за помощью и к Вашим предшественникам – Президентам России. Безрезультатно. Надеюсь, что вы в силах поставить точку в этой истории.

Поэтому прошу:
Найти возможность принять участие в торжественном мероприятии - открытии памятника журналистам - официальных представителей нашей страны.
Рассмотреть возможность отметить журналистов Виктора Ногина и Геннадия Куринного погибших при исполнении своего служебного и профессионального долга.
Создать комиссию по завершению расследования и наделить ее соответствующими полномочиями. Обратиться к хорватским властям с предложением совместно завершить расследование: Виктор Ногин и Геннадий Куринной должны быть найдены и достойно похоронены в родной земле.

Владимир Мукусев
депутат Верховного Совета Российской Федерации (1990-1993),
журналист

3 мая 2011 года. Москва

Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге

      Наши партнёры

      СМИ2

      Lentainform

      Загрузка...

      24СМИ. Агрегатор