песни о море, моряках и о тех, кто ждёт на берегу…
Антология морских песен
От Петра Великого до современности
День военно-морского флота – особенный праздник для Кронштадта, настоящего военно-морского города. А какой праздник без подарков и без песен? Команда проекта «Остров фортов», создающая на острове Котлин новый парк и возрождающая форты, вместе с музыкантами-энтузиастами собрала по крупицам лучшие образцы песен о море и флоте со времен Петра Великого и до наших дней.

В этих песнях – и гордость, и печаль, и покой. Романтичные, лиричные, героические, трагические, местами – печальные, но всегда – с верой в море, большое и необъятное, и в верных товарищей, которые подставят плечо. Песни, в каждой из которых чья-то судьба, надежда, прошлое, настоящее и будущее. Подробнее об истории создания каждой из них можно прочитать ниже. Спойлер: и даже прослушать новое прочтение шедевров.

Буря море раздымает
Русский мореходный кант петровских времен
Автор неизвестен
Исполнение
Александр Леонов (Петрозаводск) – оригинальная версия песни, вокал, гусли, мянкере*
* Карельский духовой инструмент.
К началу XVIII века в России существовало две культуры: фольклорная (народная) и церковная. В обеих складывались свои традиции, и каждый русский человек повседневно жил в этих двух парадигмах. Допустим, сказки одни и те же рассказывались что в самом бедном крестьянском доме, что при дворе Ивана Грозного. То же самое и с песенным творчеством: песни свадебные пелись одни и те же, церковные службы все слушали, псалмы пели... Словом, существовал нормальный, спокойный симбиоз двух музыкальных культур.
«Новое в России дело», художник Ю. Кушевский/ wikipedia.org
До начала правления Петра I профессиональной светской музыки в России не было. Разве что, в грубом приближении, таковой можно считать некоторые образчики тогдашней фольклорной музыки. Но потом наступил 1703 год, Петр прорубил окно в Европу, и через это окно с Запада хлынула европейская, в первую очередь танцевальная музыка. Но зазвучала она исключительно в дворянской среде, простой народ продолжал свои фольклорные традиции. А вскоре возникло новое музыкальное течение – кант Петровского времени – как разновидность зародившейся примерно полвека назад бытовой многоголосной песни. Но если изначально канты создавались на религиозные тексты и звучали в основном в кругах духовенства, то канты петровские, по сути, те же псалмы, но светского толка. Поначалу они были сугубо патриотического содержания: воспевались сражения, военные победы. А затем стали появляться и другие разновидности, вплоть до сатирических. Можно сказать, это было уже полупрофессиональное творчество, так как тексты сочинялись специалистами по силлабическому стихосложению – слоговой поэзии, в которой стих делится на ритмические единицы (строчки), равные между собой по числу слогов, а не по количеству и чередованию ударений.
«Буря море раздымает» – один из популярнейших в XVIII веке кантов. Он относится к эпохе Петра I и отражает характерную для того времени тематику далеких морских плаваний, полных тревог и опасностей, противостояния человека и стихии, в котором на все воля Божья.
После битвы
Романс времен Крымской войны (1853–1856)
Муз. – А. Гурилев, сл. – Н. Щербина
Исполнение
Юлия Асоргина – вокал

Александр Барсуков – гитара
Стихотворение «Моряк» написал в 1843 году русский с примесью греческих кровей поэт Николай Щербина (1821–1869). Написал, будучи страстным почитателем греческой истории и культуры, в стилистике так называемых клефтских песен. Клефты (в букв. переводе с греч. – «воры, разбойники») – это православные греческие повстанцы, боровшиеся против османского господства за независимость Греции. Стихотворение заканчивалось следующими строками:

Николай Щербина
wikipedia.org
...Спалив бригантину султана,
Я в море врагов утопил
И к милой с турецкою раной,
Как с лучшим подарком, приплыл.
По всему, строчки эти русский поэт сочинил, вдохновившись подвигом греческого капитана-партизана Константина Канариса (1790–1877). В ночь с 18 на 19 июня 1822 года два небольших брига под командованием Канариса подошли близ острова Псара к 84-пушечному флагману турецкого флота, на котором в тот момент шло празднование Рамадана. Канарис поджег свои корабли, начиненные порохом, и вместе со своими людьми отплыл на лодках. В результате турецкий флагман был взорван. Погибло около двух тысяч человек команды, включая самого адмирала Пашу.
Никифорос Литрас
"Уничтожение Канарисом турецкого флагмана"

wikipedia.org
В 1850 году «Моряк» вышел в поэтическом сборнике Щербины «Греческие стихотворения» и вскоре попался на глаза композитору Александру Гурилеву. Так родился романс с новым, оригинальным названием «После битвы». Романс пришелся исключительно ко времени: грянула Крымская война (1853–1856), и песня о героическом моряке оказалась востребованной и популярной. В первую очередь на российском флоте. Со временем романс стал считаться народной песней и бытовал вплоть до конца XIX века, когда на основе стихотворения Щербины был сочинен текст «новейшей русской песни» под названием «Кочегар». Она же – «Раскинулось море широко».
Композитор Александр Гурилев родился в 1803 году в семье композитора, дирижера и пианиста Льва Гурилева, бывшего и тогда, и еще в течение 28 лет крепостным. Гурилев-старший руководил крепостным оркестром в подмосковном имении графа Орлова. После смерти хозяина Гурилевы получили вольную. В музыкальной профессии известность Александра превзошла отцовскую – в истории русской музыки он остался как автор популярных романсов, написанных неизменно в миноре и на печальную тему. Один из наиболее известных, по сей день исполняемых романсов – «Однозвучно гремит колокольчик». Гурилев также был автором фортепианных пьес и обработок народных песен: «Во поле береза стояла», «Во саду ли в огороде», «Ах вы, сени, мои сени». Несмотря на то, что композитор обрел свободу, его судьба сложилась непросто – похоже, былые «рабские» годы все равно наложили на него свой отпечаток. Гурилев-младший умер в 1858 году, последние три года проведя в психиатрической больнице.

Александр Гурилев
wikipedia.org
Вы матросики-батюшки
Народная песня, первая половина XIX века
Автор неизвестен
Исполнение
Ольга Гайдамак (Петрозаводск) – оригинальная версия песни, вокал, гармошка
Александр Леонов (Петрозаводск) – аранжировка, мбира*, электроника, дабинг
* Африканское пианино
Классический пример народной песни русских матросов, сделанной в стилистике, напоминающей традиционные шанти. Шанти (англ. sea shanty, также chantey, от фр. chanter – «петь») – поджанр английской музыки, песни, которые пели британские моряки. Во времена парусного судоходства такие песни имели практическую ценность: их ритм помогал морякам синхронизировать темп совместной работы, равно как их пение расслабляло и разгоняло скуку тяжелой монотонной работы. Большинство шанти построено по принципу народных песен «вопрос-ответ»: один человек, запевала («шантимен»), поет строку, а хор моряков подхватывает. На строку припева обычно приходился рывок или толчок. Цитируемые в «Острове сокровищ» Стивенсона «пятнадцать человек на сундук мертвеца» – классический образец английской шанти.
Иван Константинович Айвазовский «Большой рейд в Кронштадте».1836. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург/ wikipedia.org
Русская песня «Вы матросики-батюшки» повествует о походе Балтийского флота из Кронштадта в Гельсингфорс (совр. Хельсинки), о расставании и долгожданной встрече матроса с любимой. Язык песни архаичен, передает особенности народной речи и морского жаргона эпохи. Песню можно условно датировать 1830-ми годами: во-первых, к тому времени Финляндия уже принадлежит России (начиная с 1809 года), а во-вторых, «флот на якорь становится: над Кронштадтом дым клубится». То бишь речь идет уже о матросе парового флота (в ноябре 1815 года жители Петербурга увидели дым, поднимающийся из труб «Елизаветы» – первого в России деревянного судна с паровой машиной мощностью 16 лошадиных сил; пароход начал совершать регулярные рейсы между Санкт-Петербургом и Кронштадтом).
Однажды морем я плыла
Городской романс последней четверти XIX века
Автор неизвестен
Исполнение
Таня Акимама (Яценко) – вокал, бэк-вокал, синтезатор

Ден Ерома – гитара

Сергей Судаков – бас

Анатолий Натаровский (Натар) – барабаны, перкуссия

Александр Ливер – бэк-вокал

Роман Чудиновских – бэк-вокал

Виктор Лукин – труба

Николай Логинов – тромбон
Эта давным-давно считающаяся народной песня, судя по всему, уходит корнями в те времена, когда на эстраде Российской империи необычайно популярным и востребованным сделался жанр шансонетки (шансонетты). Само это слово заимствовано приблизительно во второй половине XIX века из французского языка, где chançonette – производное от chançon («песня»). Шансонетка – это одновременно и эстрадная песенка игривого, часто фривольного содержания, и собственно исполнительница подобных песенок. Шансонетта считается одной из разновидностей музыкально-разговорного жанра, к которому также относят частушку, куплеты, музыкальный фельетон. Обильно сдобренные эротикой и рассчитанные на женское исполнение, шансонетты сопровождались особого рода «каскадной» музыкой, танцем (например, канканом) и выразительной жестикуляцией.
«Есть предметы, которые бессильна вывести самая запретительная система, – писал в связи с открытием нового петербургского летнего сезона в начале ХХ века музыкальный критик Александр Кугель, – таковы: перец, хорошая погода и шансонетки».
Louis Rémy Sabattier, "Conversation sur le pont"/ wikipedia.org
Далее – цитата из повести Александра Куприна «Морская болезнь» (1908):
«Елена забралась с ногами на скамейку, положила локти на буковые перила и, угнездив между ними голову, закрыла глаза. Моряк вдруг стал в ее глазах ничуть не опасным, а смешным и жалким трусом. Ей вспомнились какие-то глупые куплеты о пароходном капитане, которые пел ее брат, студент Аркадий – "сумасшедший студент", как его звали в семье. Там что-то говорилось о даме, плывшей на пароходе в Одессу, о внезапно поднявшейся буре и морской болезни.
__________________
Но кап-питан любезный был,
В каюту пригласил,
Он лечь в постель мне дал совет
И расстегнуть корсет…
Шик, блеск, иммер элеган…
_________________

Ей уже вспомнился мотив и серьезное длинное лицо Аркадия, произносившего говорком дурацкие слова. В другое время она рассмеялась бы воспоминанию, но теперь ей было все равно, все в мире для нее было как-то скучно, неинтересно, вяло...»
Несмотря на свой почтенный возраст – песне «Однажды морем я плыла» лет эдак сто пятьдесят, – она по-прежнему жива и узнаваема. Ее частенько можно услышать на концертных площадках, в караоке, на шумных посиделках. Музыкальные цитаты из песни активно используют киношники. Например, она звучит в одном из эпизодов популярной лирической комедии «Старый Новый год» (1980), а в фильме «Китайский сервиз» (1999) и вовсе используется в различных вариациях, служа своего рода музыкальным лейтмотивом картины.
Традиционно «Однажды морем я плыла» исполняют весело и задорно. Вот и в нашем альбоме мы позволили себе слегка похулиганить, решив эту песню в экзотичном заморском стиле регги. Однако не все здесь столь однозначно и просто. И петь, и воспринимать песню можно по-разному. В сборнике, посвященном творчеству Фаины Раневской, описывается следующий эпизод:
«В Бакинском рабочем театре в спектакле "Наша молодость" (1925), поставленном по роману известного в то время коммунистического писателя Виктора Кина, Фаина сыграла эпизодическую роль. Она выходила на сцену всего в одной картине в роли певицы, опустившейся "гостьи из старого мира". Облезлая, некогда модная шляпка, рваный солдатский полушубок, грязные валенки, и песня: "Однажды морем я плыла на пароходе том. Погода чудная была, и вдруг начался шторм..." Нелепая женщина, неуместная в вагоне-теплушке песня, неудавшаяся жизнь. При ее появлении зрители начинали смеяться, но смех становился все горше и горше, и провожали Раневскую со сцены, утирая слезы...» (Ист. – Ф. Раневская «Почему все дуры такие женщины», авт.-сост. С. Кузина. М., 2015.)
Согласитесь, это уже совсем другая история – история неизбывной тоски, звучащей в рефренах и куплетах про море, шампанское, капитана. Тоски от несбывшихся надежд на хорошее, на подлинное чувство. Красивые объятия красивого капитана на красивом пароходе в красивой каюте невольно противопоставляются заполненной беспросветной рутиной, отвратительной в своей убогости жизни: тот, вымышленный, недостижимый мужчина – весь в белом, а этот, который рядом, под рукой, – небрит и вечно пьян. Короче, не задорная, а, наоборот, «жалистная» песня о беспросветной женской доле.
Как некогда писала в своем ЖЖ пользователь с ником Сестра Нибенимеда, «пошловатая история об интрижке в пути превращается в историю Тристана и Изольды с чашей любовного напитка. "Бокал я выпила до дна" вообще пропускается – не нужно это, не нужно, и так все понятно – и дальше наивная, дивная в своей мещанской прелести образность "а ровно в срок родился сын, волны морской буян". Ну да, виноват-то капитан, но все равно в итоге получился сын моря, сын стихийного чувства, а не тошнотворной одури во время качки…»
Нелюдимо наше море
Русская песня полюбившаяся большевикам
Музыка- Константина Вильбоа, слова- Николая Языкова
Исполнение
Денис Розов – интерпретация, голоса, фортепиано, тома*

* Ударный музыкальный инструмент.
Одна из популярных русских песен второй половины XIX – начала ХХ века. Обычно называется по первой строчке – «Нелюдимо наше море», но также известна под названиями «Пловец», «Мореходы», «Моряки». В основе текста – стихотворение поэта Николая Языкова «Пловец», написанное в 1829-м и впервые опубликованное в 1830 году. Стихотворение будет положено на музыку многими композиторами XIX века, но самая известная песенная версия – с мелодией композитора Вильбоа (так называемый дуэт «Моряки»). Именно ее авторская интерпретация представлена в нашем альбоме.
Ученик Михаила Глинки, композитор и дирижер Константин Петрович Вильбоа (1817–1872) был представителем старинного французского дворянского рода, прямой потомок русского вице-адмирала французского происхождения Никиты Вильбоа, принятого на русскую военно-морскую службу Петром I в Англии в 1697 году (к слову, одна из последних в его карьере должностей – главный командир Кронштадтского порта; 1743–1744). В молодости, будучи офицером гвардейской артиллерии, композитор Константин Петрович Вильбоа получил известность прежде всего как автор романсов. Одним из наиболее популярных его произведений в этом жанре как раз и стал героико-романтический дуэт «Моряки».
Николай Михайлович Языков родился в 1803 году в Симбирской губернии в семье зажиточного образованного помещика. Учился в петербургском Горном кадетском корпусе, Институте инженеров путей сообщения, на философском факультете Дерптского университета (1822–1829), но диплома так и не получил. Лучшие свои стихи создал во время обучения в Дерпте (ныне Тарту), где царила атмосфера бесшабашного студенческого разгула. Неслучайно в этот период жизни Языков именовал себя «поэтом радости и хмеля». Начиная с 1826 года близко сошелся с Пушкиным. В своем письме к Петру Вяземскому Александр Сергеевич писал о Языкове: «Если уж завидовать, так вот кому я должен завидовать… Он всех нас, стариков, за пояс заткнет». С 1829 года жил в Москве. В 1833-м, тяжело заболев, почти на пять лет уехал лечиться за границу. В молодые годы Языков отличался свободолюбием, резко осуждал самодержавие, романтизировал образы вольнодумцев (яркий пример как раз стихотворение «Пловец»), но впоследствии, сблизившись со славянофилами, пересмотрел былые юношеские убеждения и довольно грубо критиковал западников, объявив их врагами Отечества. Так и не излечившись от прогрессирующей болезни спинного мозга, поэт скончался в Москве в возрасте 43 лет.

Николай Языков wikipedia.org
Как гласит советская каноническая лениниана, дуэт «Моряки» в юности любили распевать на два голоса земляки Языкова – Владимир Ильич Ульянов (Ленин) и его сестра Ольга Ильинична. Что, в общем-то, логично: пафос борьбы, тяжелая судьба лирического героя-пловца, от имени которого написана песня, роднили ее с революционными песнями, поэтому ее быстро взяли на вооружение сперва народники, а затем и большевики. В 1920–1930-е вторую, советскую жизнь песне «Нелюдимо наше море» подарил Леонид Утесов, возродивший исполнение на эстраде старинных русских солдатских и матросских песен («Раскинулось море широко», «На сопках Маньчжурии» и др.). Голос у артиста был небольшой, мягкого тембра, но зато его исполнение отличалось задушевностью и теплотой.
Девушка пела в церковном хоре
Стихотворение написал Александр Блок в 1905 году после событий событий Русско-японской войны
Музыка – Владимир Дяденистов, слова – Александр Блок, Марина Цветаева
Исполнение
Владимир Дяденистов – музыка, вокал

Ксения Зуден – чтение

Кирилл Смирнов – аранжировка
Рассказывает Ксения Зуден: «Эта песня записывалась для нашего спектакля "Жизнь Александра Блока". Изначально мы планировали сделать один спектакль о поэтах Серебряного века, но когда начали работу, поняли, что это будет целый цикл. В процессе работы нам хотелось найти хорошую песню на стихи Блока "Девушка пела в церковном хоре", их очень много, но ни одна не устроила на сто процентов, и тогда Владимир написал музыку сам. Аранжировку сделал Кирилл Смирнов – замечательный, но, увы, рано ушедший из жизни музыкант, солист театра "Рок-опера". В его аранжировку вплетена часть православной литургии – "Херувимская песнь" авторства Павла Чеснокова (1877–1944) – русского хорового дирижера, композитора, преподавателя московской консерватории. В начале музыкальной композиции звучат стихи Марины Цветаевой, их прочитала я».
Стихотворение «Девушка пела в церковном хоре» Александр Блок написал в августе 1905 года. Считается, что это случилось по итогам действительного посещения поэтом одного из храмов. В этом небольшом стихотворении Блок откликается на события Русско-японской войны, в которой Россия потерпела поражение и которая официально завершилась 23 августа, после подписания так называемого Портсмутского мира. Война была недолгой, но страшной. Россия и Япония потеряли примерно по 300 тысяч человек. Таковые потери были во многом связаны с тем, что это была первая крупная война, в ходе которой применялось автоматическое оружие, а на море широко использовались мины. Огромное количество русских солдат и моряков получили ранения и увечья, многие были захвачены в плен.

Александр Блок wikipedia.org
Что, по тексту Блока, поет хор – и девушка в этом хоре? По-видимому, ектению, всеобщую храмовую молитву «О плавающих, путешествующих, недугующих, страждущих». Поминаемые в тексте «Царские Врата» – вход в алтарь в православной церкви, а ребенок, «причастный Тайнам», скорее всего, изображение Спасителя в младенчестве. Стихотворение заканчивается строчкой «Никто не придет назад», в поэзии Блока 1905–1907 годов это вообще очень устойчивый мотив – мотив ушедших и невернувшихся кораблей. Сам поэт считал стихотворение «Девушка пела...» одним из наиболее совершенных своих творений и постоянно включал его в свой репертуар вплоть до 1920–1921 годов.
Владимир Григорьевич Дяденистов родился 15 августа 1955 года в поселке Зеленоборский Мурманской области. Вокальную карьеру начал еще во время службы на флоте (1974–1976) в качестве солиста вокально-инструментального ансамбля матросского клуба «Волна». С 1976 года – солист ВИА «Калинка»; за время своего существования коллектив неоднократно занимал первые места на союзных и международных конкурсах. В 1979 году вместе с ансамблем Владимир стал лауреатом международного конкурса «Золотой Орфей» (Болгария). В сентябре 1984 года вместе с другими солистами был приглашен в театральную группу «Поющие гитары», позже преобразованную в ленинградский театр «Рок-опера». В 1990 году стал первым в России исполнителем роли Иисуса Христа в рок-опере Э. Л. Уэббера «Иисус Христос – суперзвезда». В 2010 году указом Президента РФ Владимиру присвоено звание заслуженного артиста России. В 2014 году Дяденистов стал лауреатом XIII Международного Александро-Невского фестиваля православной патриотической песни и VIII Международного фестиваля современной православной духовной песни «Невские купола». С 2012 года активно выступает на различных площадках Санкт-Петербурга и других городов с сольными программами. Играет главные роли в спектаклях и театрализованных концертах творческого объединения «Белые росы». С 2018 года – артист театра «Алеко».

В. Дяденистов в роли Звонаря в спектакле «Юнона» и «Авось», Санкт-Петербург
wikipedia.org
Спустилась ночь над бурным
Черным морем

«Старинная матросская» баллада
Муз. – Леонид Утесов, слова – Илья Фрадкин
Исполнение
Андрей Фомин (Фома Егорыч) – вокал, баян
Второе название песни – «Как оно начиналось». По сюжету, песенный герой, старый моряк, рассказывает о трагических событиях 1905 года. Песня впервые была записана джаз-оркестром Леонида Утесова 24 сентября 1946 года и в пояснительных титрах обозначена как «старинная матросская». На самом деле это не более чем хитрая уловка, у песни есть конкретные авторы: мелодию написал сам Утесов, а слова – тромбонист его оркестра, поэт-любитель Илья Фрадкин.
Рассказывает Леонид Утесов: «Я не утверждаю, что и сейчас все знают эту песню, но в свое время она была достаточно популярна – это "Спустилась ночь над бурным Черным морем". В некоторых сборниках ее помещают в разделе "Народные". Есть даже люди, которые убеждали меня, что слышали ее в начале века. Историю этой песни знаем только я, тромбонист нашего оркестра Илья Фрадкин и весь оркестр того периода.

Когда "Раскинулось море широко" было так запето, что петь ее с эстрады было уже неловко, я подумал: это хорошо, что песня ушла в народ, но теперь надо заменить ее родственной по духу. Фрадкин изредка писал текст для песен, и это у него получалось совсем неплохо. Однажды я ему сказал:

– Илюша, надо написать песню, похожую по настроению и содержанию на "Раскинулось море широко". Я уже и музыку сочинил. Вот послушай. – Я напел ему мелодию. Мелодия ему понравилась, оставалось найти только конкретную тему песни. Тема… тема… Вдруг меня осенило воспоминание – Вакулинчук, матрос с "Потемкина", погибший за товарищей… У его ног я мальчишкой стоял на одесском молу. Надпись на его груди: "Один за всех, и все за одного" – никогда не уходила из моей памяти. – Илюша, песня должна кончаться этой фразой: "Один за всех, и все за одного".

Фрадкин написал стихи. По-моему, хорошие стихи. Но открываться в своем авторстве мы боялись – опасались насмешек, недоверия, высокомерного отношения к композиторско-поэтической самодеятельности артистов. Мы решили скрыться под псевдонимом "народная". "Народ у нас могучий, все выдержит и даже нашу песню", – решил я. И пошел к одному из начальников, ведавших в то время искусством.

– На днях, – сказал я ему, – я получил письмо от старого матроса, он прислал мне песню – слова и несколько строчек нот. Он и его товарищи распевали ее в начале века.

– Спойте, – сказало руководящее лицо.

– Спустилась ночь над бурным Черным морем, – запел я взволнованно: как-никак тайный, а все-таки автор.

Начальник слушал, и в глазах его были все те чувства, на которые мы с Илюшей и рассчитывали. Когда я кончил, он сказал:

– Ну, скажите мне, товарищ Утесов, почему народ может сочинять такие замечательные песни, а композиторы и поэты не могут?

Ах, как хотелось мне ему открыться, но я боялся, что тогда песня понравится ему меньше...»

(Ист. – Л. Утесов «Спасибо, сердце!». М., 1976, с. 291–293.)
Для нашего альбома мы записали тот вариант песни, в котором причиной конфликта и вспыхнувшего за ним революционного бунта на корабле послужила персоналия злобного старпома:
– А было так. Тогда на нашем судне
Служил помощник, старый изувер.
Он избивал нас в праздники и будни,
Не человек, а просто лютый зверь…
Между тем существует и другая утесовская версия, напрямую связанная с фильмом Эйзенштейна «Броненосец "Потемкин"»:
– А было так. Команде нашей дали
Опять гнилое мясо на обед.
Матросы эту падаль есть не стали,
А кок сказал: «Другого мяса нет!»
Некоторые современные исследователи считают, что Утесов не писал оригинальной музыки к этой песне, а позаимствовал и переработал мелодию популярного в 1930-е годы танго «Студенточка», входившего, в частности, в репертуар Петра Лещенко. Ну да, учитывая, что и сам Лещенко на протяжении своей песенной карьеры частенько грешил подобными вещами, простим Леониду Осиповичу такую вот… хм… народную стилизацию.
Лейся, песня, на просторе
Популярная эстрадная советская песня из художественного фильма «Семеро смелых»
Музыка – Венедикт Пушков, слова – Андрей Апсолон
Исполнение
Дмитрий Филиппов
В 1930-е годы главным поставщиком песен в СССР стало кино. После того как «великий немой» заговорил, без песен, или хотя бы одной главной песни, режиссеры фильма себе не мыслили. В 1936 году на студии «Ленфильм» режиссером Сергеем Герасимовым была снята картина «Семеро смелых» – одна из первых отечественных лент о полярниках, о покорении Арктики. Жизнеутверждающее настроение фильму придала звучащая в нем песня композитора Венедикта Пушкова (1896–1971) на слова Андрея Апсолона. Песня мгновенно полюбилась зрителям, начала звучать с эстрады, а окончательно стала всенародным хитом после того, как Леонид Утесов включил ее в репертуар своего джаз-оркестра и записал на грампластинку. С тех пор фраза «Лейся, песня» стала расхожей.
Примечательно, что изначально к фильму была написана песня с другим текстом. Она называлась «Ах ты, Волга» и начиналась так:
Ах ты, Волга, моя Волга!
Необъятен твой простор.
Я моряк с подводной лодки,
Ты с «Авроры» комендор…
Но вышло так, что съемочная группа поехала из Ленинграда «на натуру» – в Мурманск, к Баренцеву морю. В составе группы был молодой, 27-летний актер Андрей Апсолон, игравший в фильме роль метеоролога Оси Корфункеля. В дороге Апсолон решил написать письмо жене, причем рифмованное, взяв за основу размер уже разученной актерами песни «Ах ты, Волга». Так за одну ночь, проведенную в поезде, родилось стихотворение, которое Апсолон показал своему соседу по купе, артисту Петру Алейникову. Тот мгновенно запел новый текст, и, когда поезд добрался до Мурманска, новую песню распевала уже вся съемочная группа. Режиссер Герасимов стихи поэта-любителя оценил и дал добро на замену изначального песенного текста.
В будущем Андрей Апсолон напишет еще несколько текстов песен для фильмов («Волочаевские дни», «Год девятнадцатый», «За Советскую Родину», «Жди меня» и т.д.). Когда началась война, Андрей ушел добровольцем на Ленинградский фронт, командовал взводом, был тяжело ранен в руку. Часть кости у актера удалили, вследствие чего рука его всю оставшуюся жизнь просто висела на коже и мышцах. В фильме «Жди меня» (1943) актер сыграл раненого бойца, и рана у него на съемках была отнюдь не бутафорская. После ранения Апсолон занялся режиссурой, изредка снимался в кино. Скончался в Петербурге в 1994 году.
Чайки над Невой
Неофициальный гимн Ленинграду и ленинградцам
Музыка – Иван Дзержинский
Слова – Николай Глейзаров

Исполнение
Элла Белякова – вокал, фортепиано

Дмитрий Андреев – запись
Родившийся в семье артистов Николай Валентинович Глейзаров до войны работал на эстраде. Он не только был жонглером-трансформатором (то есть артистом, умевшим перевоплощаться), но еще и исполнял куплеты, частушки и скетчи собственного сочинения. Гастролировал по всей стране: Север, Дальний Восток, Средняя Азия; выступал перед рабочими Магнитки, бойцами Халхин-Гола и Хасана.

С началом Великой Отечественной войны Глейзаров ушел солдатом-добровольцем вместе с рабочими завода «Красный металлист» на Ленинградский фронт. В дальнейшем он – офицер, литературный сотрудник редакции газеты «Знамя Победы», где вел отдел сатиры и юмора под названием «Беглым огнем».

Николай Глейзаров wikipedia.org
В годы войны на его стихи были написаны несколько песен, ставших популярными не только на Ленинградском, но и на других фронтах. Войну закончил руководителем армейского ансамбля песни и пляски, боевые заслуги артиста и поэта отмечены орденом Боевого Красного знамени и медалями. Демобилизовавшись, Глейзаров возвращается в Ленинград и решает полностью посвятить себя поэзии. Песни на его стихи писали такие известные советские композиторы, как Василий Соловьев-Седой, Борис Мокроусов, Иван Дзержинский, а исполняли тогдашние звезды первой величины – Владимир Трошин, Георг Отс, Владимир Нечаев. К слову, текст знаменитого «Марша нахимовцев» («Солнышко светит ясное, здравствуй, страна прекрасная»; 1949) – это тоже его, Глейзарова.
Особое место в творчестве поэта занимала ленинградская тема, искренняя любовь к городу и его жителям. Песня «Чайки над Невой» – яркий тому пример. Очень много стихов Глейзаров сочинял для эстрады и радиопостановок, он соавтор песен к известным советским кинофильмам. И при всем при этом Глейзаров – поэт, советскими чиновниками от литературы официально словно бы не признаваемый. После 1952 года у него был издан всего один сборник стихов, да и тот – мизерным по советским меркам тиражом 2000 экземпляров. Такое отношение очень сильно задевало, ранило поэта. И судя по всему, послужило одной из причин, в конечном итоге подтолкнувших Николая Валентиновича к добровольному уходу из жизни в 1970 году.
А вот у автора музыки песни «Чайки над Невой» жизнь сложилась строго наоборот. Родившийся в 1909 году оперный композитор Иван Иванович Дзержинский, можно сказать, всегда был обласкан властями. Заслуженный деятель искусств (1957), народный артист РСФСР (1977), орденоносец, автор мощных советских опер «Тихий Дон» (1935), «Поднятая целина» (1937), «Судьба человека» (1961), «Волочаевские дни» (1939) и др. За свой вокальный цикл «Новое село» получил Сталинскую премию (1950), написал свыше 30 массовых песен («Идут коммунисты», «Чайки над Невой», «Песня о лесорубах» и т.д.). Иван Дзержинский умер в Ленинграде в 1978 году, оставив после себя богатое творческое наследие, в которое входят хоровые и фортепианные сочинения, романсы, песни, но в особенности – прославившие его советские оперы, три из которых написаны по произведениям Михаила Шолохова.

Иван Дзержинский wikipedia.org
В Цусимском проливе далёком
Стилизованная под дореволюционную балладу песня
Музыка – Игорь Левкасси
Слова – Владимир Богораз-Тан, Василий Лебедев-Кумач
Исполнение
Ольга Гайдамак (Петрозаводск) – оригинальное музыкальное решение, вокал

Владимир Маслаков (СПб.) – чтение

Игорь Шушарин – идея
14–15 мая 1905 года японский флот адмирала Того уничтожил в Цусимском проливе отправленную с Балтики 2-ю Тихоокеанскую эскадру адмирала Рождественского (27 кораблей потоплено, несколько сдались; группе крейсеров удалось прорваться – три корабля дошли до Владивостока, остальные сдались в нейтральных портах). Российский флот на Тихом океане перестал существовать.
Тодзё, Сётаро, "Хэйхатиро Того на мостике флагманского броненосца «Микаса»"/ wikipedia.org
Это событие болью отозвалось в сердцах миллионов русских людей. Всенародную скорбь чутко отразило в том числе стихотворение «Цусима», опубликованное в одном из поэтических сборников:
У дальней восточной границы,
В морях азиатской земли, –
Там дремлют стальные гробницы,
Там русские есть корабли.
В пучине немой и холодной,
В угрюмой седой глубине
Эскадрою стали подводной,
Без якоря встали на дне….
Стихотворение большое, 20 строф. При этом его автор укрылся под псевдонимом Тан. Что неудивительно: по ходу развития сюжета описывается, как герои-моряки, «пробудившись от мертвого сна», отправляются на родину, где «народ изнывал в неволе», в «ярме произвола» и нищете. За такие стихи царские власти могли устроить автору серьезные неприятности. Да, а кто у нас автор? Как выяснилось впоследствии, им был ученый и писатель Владимир Германович Богораз (1895–1936). В будущем псевдоним Тан соединится с его фамилией – Богораз-Тан.
Виктор Богораз – выдающийся этнограф народов Севера, участник Якутской (1895–1898) и российско-американской Северо-Тихоокеанской (1900–1901) экспедиций; в советское время – член-корреспондент АН СССР. Родился в семье учителя, с 1881 года входил в народовольческие кружки. Неоднократно подвергался арестам, в 1889-м был сослан в Сибирь. Печатался с 1896 года, в том числе в социал-демократических изданиях. В революционные месяцы 1905 года сотрудничал с изданиями военной организации РСДРП(б), затем вернулся на либерально-народнические позиции.

Виктор Богораз wikipedia.org
С годами стихотворение Богораза-Тана плотно забылось. О нем вспомнили лишь в 1939 году, когда на Одесской киностудии режиссер Владимир Браун снимал героико-приключенческий фильм «Моряки». Краткий сюжет этой ленты таков: флагман головного отряда Черноморского флота отдает приказ одной из подлодок снять экипаж с поврежденного торпедного катера; крейсер врага обнаруживает советскую подлодку; задание будет выполнено – и враг обратится в бегство, но пока субмарина вынуждена лечь на дно...
Режиссеру Брауну захотелось, чтобы один из персонажей – старый морской офицер, служивший на флоте еще до революции, – спел в кают-компании песню времен своей молодости. Работавший на картине композитор Юрий Милютин перебрал весь доступный ему дореволюционный песенный репертуар, но подходящей песни не нашел. И тут кто-то вспомнил о былом стихотворении Богораза-Тана. Конечно, в исходном виде оно было слишком большим и не во всем соответствовало задумке режиссера. И тогда поэт Василий Лебедев-Кумач его творчески переработал: сократил до шести строф и переписал целый ряд строчек, оставив лишь несколько исходных богоразовских. Так родилась стилизованная под дореволюционную балладу песня «В Цусимском проливе далеком», последние строки которой оказались пророческими:
...И шумом морского прибоя
Они говорят морякам:
«Готовьтесь к великому бою,
За нас отомстите врагам!..»
Премьера «Моряков» состоялась в феврале 1940 года, а полтора года спустя и в самом деле грянул тот самый «великий бой». В фильме «Моряки», ныне основательно забытом, из подготовленных Лебедевым-Кумачом шести песенных строф звучат только четыре. Для нашего альбома полный изначальный вариант начитал и записал актер театра и кино, поэт, певец, музыкант, режиссер Владимир Маслаков. В качестве музыкальной подложки звучит вокальная пьеса «Тайфун» авторства композитора Левкасси, написанная к спектаклю по одноименной пьесе Ленгиля, поставленному в московском Театре Корша во второй половине 1900-х. Эту сложнейшую пьесу для нас блестяще аранжировала и исполнила замечательная петрозаводская певица, она же музыкант-мультиинструменталист Ольга Гайдамак.
Фантазия на мелодии морских
песен военных лет

Исполняет гитарист Александр Барсуков
Автор неизвестен
Исполнение
Александр Барсуков – сочинение, гитара
Специально для нашего альбома гитарист-виртуоз Александр Барсуков записал попурри, в котором использованы мелодии самых известных морских песен, сочиненных в годы Великой Отечественной войны: «Прощайте, скалистые горы» (муз. – Е. Жарковский), «Одессит Мишка» (муз. – М. Табачников; по другим источникам – М. Воловац) и «Прощай, любимый город» (муз. – В. Соловьев-Седой).
Александр Барсуков родился в Ленинграде. В раннем детстве поступил в музыкальную школу при ДК им. Володарского и уже через два года занятий стал лауреатом многочисленных конкурсов исполнителей на классической гитаре. В 14 лет он дал свой первый сольный концерт из сложнейших произведений, являющихся высшим пилотажем для гитаристов-профессионалов, и сразу же был замечен музыкальной общественностью города. На Ленинградском телевидении и радио были сделаны несколько полнометражных передач про юного музыканта.

В 1981 году Барсуков поступил в музыкальное училище им. М. П. Мусоргского, в класс известного петербургского педагога Ядвиги Ковалевской, которая до сих пор считает его лучшим своим учеником. Гитарист, композитор, аранжировщик, руководитель нескольких музыкальных коллективов, А. Барсуков является ныне одним из самых известных и уважаемых музыкантов Санкт-Петербурга. Его работа на педагогическом поприще также принесла свои плоды: его ученики с успехом выступают в России и за рубежом. Александр много выступает как с сольными концертами, так и в ансамбле с известными российскими музыкантами и вокалистами, такими как А. Баянова, С. Захаров, Т. Калинченко, М. Аптекман, В. Каратаев, В. Баглаенко, Г. Ястреба, Е. Ваенга, Н. Мещанинова, Е. Васильева, Ю. Асоргина и многими другими.

Александр Барсуков – подлинный интерпретатор; его исполнение удивляет, интригует, завораживает и восхищает. Виртуозность его как бы отодвинута на второй план, не бросается в глаза и не является самоцелью. Человек, не посвященный в тонкости игры на гитаре, может даже и не заметить технических сложностей во время игры Александра, поскольку в его творчестве исполнительский дух всегда превалирует над собственно техникой. Александр Барсуков много гастролирует по миру: он не раз выступал в США, Австралии, Бразилии, Аргентине, Парагвае, Франции, Дании, Германии, Испании, Нидерландах и других странах.

Александр Барсуков

wikipedia.org
Над Кронштадтом туман
Лирическая песня
Музыка – Владимир Дмитриев,
Слова – Сергей Беликов
Исполнение
Елена Васильева – вокал

Дмитрий Ковков – аранжировка
Вопреки очень распространенной в Сети информации о том, что первой исполнительницей этой песни была трагической судьбы ленинградская певица Лидия Клемент, приходится констатировать, что это не так. Лидия Ричардовна вообще никогда не исполняла этой песни. С чьей-то легкой руки ей приписали запись песни «Над Кронштадтом туман», сделанную другой ленинградской певицей – Гертрудой Юхиной.
Гертруда Георгиевна Юхина родилась 30 января 1939 года в Ленинграде. Пережила блокаду. Училась на математико-механическом факультете ЛГУ, но не окончила: тяга к эстрадной музыке оказалась сильнее. Выступала с Ленинградским концертным оркестром под управлением Анатолия Бадхена и с инструментальным ансамблем под управлением Владимира Дмитриева (он как раз является автором музыки к песне «Над Кронштадтом туман»). Далее вплоть до начала 1990-х была солисткой Ленконцерта.

Гертруда Юхина wikipedia.org
В репертуаре Юхиной имелось немало популярных песен, написанных в основном ленинградскими композиторами (среди них – Андрей Петров, Валерий Гаврилин, Яков Дубравин, Станислав Пожлаков). Гертруда Георгиевна также записала (за кадром) песни к нескольким кинофильмам, в том числе «Крылья в небе» из советско-американского художественного фильма «Синяя птица» и «Песня Любы» из кинофильма «Табачный капитан». С конца 1980-х жила в США, Канаде, затем долгое время в Израиле, но в итоге в 2008 году возвратилась в родной Санкт-Петербург.
Письмо в Заполярье
Также известна под названием «Ветка рябины»
Музыка – Евгений Жарковский
Слова – Дмитрий Седых

Исполнение
Ольга Гайдамак (Петрозаводск) – интерпретация, вокал, эл. орган

Александр Леонов (Петрозаводск) – пила
Самая известная песня композитора Евгения Жарковского (1906–1985), безусловно, «Прощайте скалистые горы». Что называется, песня на все времена. Сегодня в музыкальном фонде России насчитывается более 400 песенных произведений композитора. Большинство из них – на морскую тематику. И это при том, что родился Евгений Эммануилович сравнительно далеко от морей, в Киеве. Там же окончил музыкальный техникум (1927) и два семестра Музыкально-драматического института им. Лысенко, после чего переехал в Ленинград и стал студентом консерватории. Учебу совмещал с шефской работой, часто бывал в Кронштадте, на кораблях Балтфлота, выступал перед экипажами.

Евгений Жарковский wikipedia.org
В Ленинграде начинающий композитор написал первые фортепианные пьесы и песню «Армейские припевки», а когда объявили конкурс для молодых композиторов, Жарковский выбрал морскую тему, и его «Песня о комсомольской подлодке-лодке, ее бесшумной походке» заняла первое место. В 1930-е композитор постоянно бывает на флотах, встречается с моряками, пишет для них морские песни – патриотические и лирические. Многие из песен изначально создавались под голос Леонида Утесова, с которым Жарковского связывала крепкая дружба.
В 1941 году Жарковский ушел добровольцем на фронт, стал североморцем. Его поселили в Полярном в маленькой комнатке, куда с трудом затолкали старенький рояль. Здесь создавались песни о миноносце «Гремящий», о подлодке «Малютка», здесь же была написана знаменитая «Прощайте, скалистые горы» на стихи Н. Букина, которые композитор случайно прочел в газете «Краснофлотец». Скорее всего, и песня «Письмо в Заполярье» родилась здесь же. Ее первым исполнителем стал молодой эстрадный певец Иван Шмелев (1912–1960), подлинное народное признание к которому пришло в годы Великой Отечественной войны. С ансамблем под управлением Юткевича он исполнял для бойцов полюбившиеся им песни – «Темная ночь», «Шумел сурово брянский лес», «Заветный камень»... Голос певца звучал в окопах под Ельней, на импровизированных площадках в брянских лесах, под Сталинградом.
Об этом периоде творчества Ивана Шмелева газета «Советская культура» писала: «Солист песенного ансамбля, много и часто выступавшего на фронте, Шмелев тонко чувствует особенности песен, написанных от имени бойцов и выражающих их мысли и чувства... У Шмелева своя тема: героика советского бойца, его гнев, его месть, его воля к победе. У него свой стиль: мужественный, волевой, мажорно-оптимистический. Это как бы вокальный язык нашего бойца-фронтовика. О Шмелеве можно сказать: он певец из стана русских воинов».
В 1950-е годы песню «Письмо в Заполярье» записала на пластинку советская эстрадная певица Тамара Кравцова (что логично: текст написан от лица девушки) с легендарным оркестром под управлением Анатолия Бадхена. Эту запись в наши дни можно легко найти во Всемирной паутине. Вот только по какой-то причине в исполнении Кравцовой опущен один куплет. Вот этот:
У дальней восточной границы,
В морях азиатской земли, –
Там дремлют стальные гробницы,
Там русские есть корабли.
В пучине немой и холодной,
В угрюмой седой глубине
Эскадрою стали подводной,
Без якоря встали на дне….
Да и в целом исполнение Кравцовой, хотя и симпатичное, но слишком, зашкаливающе лиричное, эстрадное. Для нашего альбома мы сделали более каноническую, а главное, полную версию песни, которая в народном бытовании частенько именовалась «Веткой рябины».
Вечер на рейде
Одноименная песня была написана Василием Соловьевым-Седым
Автор музыки и слов – Александр Лопатин
Исполнение
Владимир Дяденистов – вокал
Рассказывает Владимир Дяденистов: «Александр Лопатин*, композитор и автор слов этой песни, служил главным радистом теплохода "Петр Первый", на котором тогда располагалась клиника микрохирургии глаза. На этом судне труппа театра "Рок-опера" в 1991 году отправилась на гастроли на Кипр со спектаклем "Иисус Христос – суперзвезда". Именно ленинградская "Рок-опера" осуществила первую в нашей стране постановку этого знаменитого мюзикла.

Александр Лопатин был музыкантом-любителем. Некоторые из своих песен по возвращении в СССР он предложил артистам, и солисты Сергей Савченко, Рафик Кашапов и ваш покорный слуга записали их. В альбомы названных артистов эти песни не были включены, но спустя годы вошли в мой репертуар. Впоследствии я еще несколько раз встречался с Лопатиным в Одессе на гастролях. К сожалению, мне неизвестно имя аранжировщика – дело то давнее, а писались аранжировки в Одессе безо всякого моего участия».


* Александр Лопатин ушел из жизни несколько лет назад.
Команда проекта «Остров Фортов» выражает благодарность всем, кто принимал участие в создании этого альбома: автору идеи Светлане Сергеевой, музыкальному продюсеру Игорю Шушарину, исполнителям, участникам творческого содружества — Владимиру Дяденистову, Ксении Зуден, Вадиму Шестерикову, Артёму Михайлову, Дмитрию Андрееву, Дмитрию Филиппову, Михаилу Сапего и другим.

Отдельное спасибо за помощь и поддержку создатели проекта выражают командованию Военно-Морского Флота Российской Федерации.

«Новости компаний»

Автор текста: Игорь Шушарин
Редактор / корректор: Елена Виноградова
Координатор: Елена Рожнова
Фотографии: freepik.com, wikipedia.org
Дизайнеры: Ольга Голубева, Екатерина Елизарова, Заира Гамисония

Спецпроекты «Фонтанки.ру»