Дом Евангелия на народные деньги
История одного петербургского здания

Дом Евангелия на народные деньги

История одного петербургского здания
В глубине дворов и промзон Петербурга — много шедевров архитектуры и памятников истории и культуры, о которых горожане и не подозревают. «Фонтанка» узнала, что скрывается за проходной завода на 24-й линии Васильевского острова, в каком состоянии находящийся там «Дом Евангелия» и кто хочет его восстановить, но не может.
С первого взгляда начало 24-й линии не вызывает особого интереса. Однако, присмотревшись, можно отметить и бывший особняк Пульмана, и исторический корпус завода «Сименс-Шуккерт». Сейчас они принадлежат заводу «Электроаппарат». И еще одно здание с историей с улицы не видно — оно находится за проходной режимного объекта и постепенно разрушается без хозяйского пригляда. «Фонтанка» расскажет, как на территории завода оказался «Дом Евангелия», кто его построил и почему сейчас к нему не пускают владельцев.

Несколько слов о баптизме в России

Эта история началась в середине XIX века. В то время в стране появился баптизм (от греческого «баптизо» – крещение) – одно из направлений евангельского христианства, известное в Европе с XVI века. Он довольно сильно расходился в трактовках священных текстов и обрядов с православием: к примеру, крещением по вере и полным погружением, добровольно и в сознательном возрасте. А в некоторых аспектах — и с государственной властью: в частности, его приверженцы были за свободу вероисповедания и отстаивали отделение религии от государства. Поэтому и господствующая церковь, и правительство подвергали баптистов гонениям. Переход православных в иные конфессии и религии тогда жестоко карался — до 10 лет каторги. И на молитвы «иноверцам» приходилось собираться, скрываясь от всех, в совершенно не предназначенных для богослужений местах.
Несмотря на это, первые группы русских баптистов в Санкт-Петербурге появились в 1855 году. В 1874 году окончательно сформировалась их община в столице Российской империи.
В 1879 году эту христианскую конфессию официально признали — вышел документ «Высочайшее утвержденное мнение Государственного Совета «О временных правилах о ведении метрических записей браков, рождения и смерти баптистов», получивший в народе название: «Маковский Циркуляр». В 1883 году появился закон, предоставляющий всем инославным право богослужения. В 1884 году организован Союз русских баптистов. В 1896 году происходит окончательное признание этого течения христианства в России.
В центре — Вильгельм Андреевич Фетлер, пастор общины баптистов Санкт-Петербурга «Дом Евангелия»
В 1905 году, во время первой русской революции, император Николай II подписал «Указ об укреплении начал веротерпимости». Теперь — уже окончательно — все жители России могли открыто исповедовать свои религии. У русских баптистов появилась возможность строить молитвенные дома.
Поначалу община в Петербурге арендовала для собраний несколько залов, самым большим из которых был Тенишевский концертный зал на Моховой улице. Но даже самые крупные помещения, которые можно было снять, оказались тесны и неудобны для разрастающегося сообщества баптистов. Да и стоила аренда дорого. Поэтому приверженцы этого течения христианства решили все-таки строить собственное здание.
Эта история началась в середине XIX века. В то время в стране появился баптизм (от греческого «баптизо» — крещение) – одно из направлений евангельского христианства, известное в Европе с XVI века. Он довольно сильно расходился в трактовках священных текстов и обрядов с православием: к примеру, крещением по вере и полным погружением, добровольно и в сознательном возрасте. А в некоторых аспектах — и с государственной властью: в частности, его приверженцы были за свободу вероисповедания и отстаивали отделение религии от государства. Поэтому и господствующая церковь, и правительство подвергали баптистов гонениям. Переход православных в иные конфессии и религии тогда жестоко карался — до 10 лет каторги. И на молитвы «иноверцам» приходилось собираться, скрываясь от всех, в совершенно не предназначенных для богослужений местах.
Несколько слов о баптизме в России
Несмотря на это, первые группы русских баптистов в Санкт-Петербурге появились в 1855 году. В 1874 году сформировалась их община в столице Российской империи.
В центре — Вильгельм Андреевич Фетлер, пастор общины баптистов Санкт-Петербурга «Дом Евангелия»
Поначалу община в Петербурге арендовала для собраний несколько залов, самым большим из которых был Тенишевский концертный зал на Моховой улице. Но даже самые крупные помещения, которые можно было снять, оказались тесны и неудобны для разрастающегося сообщества баптистов. Да и стоила аренда дорого. Поэтому приверженцы этого течения христианства решили все-таки строить собственное здание.
В 1879 году эту христианскую конфессию официально признали — вышел документ «Высочайшее утвержденное мнение Государственного Совета «О временных правилах о ведении метрических записей браков, рождения и смерти баптистов», получивший в народе название: «Маковский Циркуляр». В 1883 году появился закон, предоставляющий инославным право богослужения. В 1884 году организован Союз русских баптистов. В 1896 году происходит окончательное признание баптизма в России.
В 1905 году, во время первой русской революции, император Николай II подписал «Указ об укреплении начал веротерпимости». Теперь — уже окончательно — все жители России могли открыто исповедовать свои религии. У русских баптистов появилась возможность строить молитвенные дома.

Где выбрали место для молитвенного дома баптистов

В Уведомлении Петербургского градоначальника от апреля 1910 года сказано: «Уполномоченный С. Петербургской Общины Евангельских Христиан-баптистов г. Фетлер сим извещается, что Государь Император, по всеподданнейшему докладу Министерства Внутренних дел в 30 день марта с . г. высочайше соизволил на разрешение означенной общины общине приобрести в собственность участок земли с находящимися на нем постройками, расположенный на 24 линии Васильевского Острова под №11, размером в 718 ¾ кв. саж. и стоимостью в 42000 рублей».
В перевод на современную метрическую систему — это 0,32 гектара: крупный участок, но не в самом престижном месте. Тогда на 24-й линии строились, в основном, недорогие доходные дома и промышленные предприятия. Район этот назывался Чекуши. Кроме всего прочего, в его границах было весьма вонючее кожевенное производство.

На участке, который купили баптисты, ранее находилась небольшая кондитерская фабрика Э. Ф. Пальке. В двухэтажном каменном доме, сведений о котором не сохранилось, делали шоколадные конфеты. Тут же были две квартиры — вероятно, одна из них принадлежала хозяину производства. Однако дела у фабрики пошли плохо. Владелец не смог отдать долги кредитному товариществу, и его имущество, взятое в залог, было продано с аукциона. Первоначально его купили некие братья Кривоноговы, однако в начале 1910 года они снова выставили участок на продажу.
Закладка «Дома Евангелия» 8 сентября 1910 года
Этот кусок земли, несмотря на расположение, был весьма дорогим: если перевести его цену на современные деньги, получится по разным прикидкам от 43 до 63 миллионов рублей. Тем не менее, приобретение участка и возведение здания были оплачены без банковских кредитов — только из добровольных пожертвований собратьев по вере со всей России. Огромное содействие в сборе денег оказали проповеди главы петербургской общины пастора Вильгельма Андреевича Фетлера, который и сам пожертвовал все, что у него было, и еще занял крупную сумму (кажется, это был единственный займ на постройку).

Правда, когда участок уже был куплен, вспыхнула горячая полемика о целесообразности строительства. Высказывались мнения, что на такие деньги — в общей сложности вышло более двухсот тысяч! —лучше было построить несколько молитвенных залов в разных городах. Однако председатель Союза баптистов России Дей Иванович Мазаев напомнил спорящим о том, что необходимо не только привлекать к Евангелию новых людей, но и поддерживать его престиж в столице, а для этого нужно представительство, которым и должен стать «Дом Евангелия».
В Уведомлении Петербургского градоначальника от апреля 1910 года сказано: «Уполномоченный С. Петербургской Общины Евангельских Христиан-баптистов г. Фетлер сим извещается, что Государь Император, по всеподданнейшему докладу Министерства Внутренних дел в 30 день марта с . г. высочайше соизволил на разрешение означенной общины общине приобрести в собственность участок земли с находящимися на нем постройками, расположенный на 24 линии Васильевского Острова под №11, размером в 718 ¾ кв. саж. и стоимостью в 42000 рублей».
Где выбрали место для молитвенного дома баптистов
В перевод на современную метрическую систему — это 0,32 гектара: крупный участок, но не в самом престижном месте. Тогда на 24-й линии строились, в основном, недорогие доходные дома и промышленные предприятия. Район этот назывался Чекуши. Кроме всего прочего, в его границах было весьма вонючее кожевенное производство.

На участке, который купили баптисты, ранее находилась небольшая кондитерская фабрика Э. Ф. Пальке. В двухэтажном каменном доме, сведений о котором не сохранилось, делали шоколадные конфеты. Тут же были две квартиры — вероятно, одна из них принадлежала хозяину производства. Однако дела у фабрики пошли плохо. Владелец не смог отдать долги кредитному товариществу, и его имущество, взятое в залог, было продано с аукциона. Первоначально его купили некие братья Кривоноговы, однако в начале 1910 года они снова выставили участок на продажу.
Этот кусок земли, несмотря на расположение, был весьма дорогим: если перевести его цену на современные деньги, получится по разным прикидкам от 43 до 63 миллионов рублей. Тем не менее, приобретение участка и возведение здания были оплачены без банковских кредитов — только из добровольных пожертвований собратьев по вере со всей России. Огромное содействие в сборе денег оказали проповеди главы петербургской общины пастора Вильгельма Андреевича Фетлера, который и сам пожертвовал все, что у него было, и еще занял крупную сумму (кажется, это был единственный займ на постройку).

Правда, когда участок уже был куплен, вспыхнула горячая полемика о целесообразности строительства. Высказывались мнения, что на такие деньги — в общей сложности вышло более двухсот тысяч! —лучше было построить несколько молитвенных залов в разных городах. Однако председатель Союза баптистов России Дей Иванович Мазаев напомнил спорящим о том, что необходимо не только привлекать к Евангелию новых людей, но и поддерживать его престиж в столице, а для этого нужно представительство, которым и должен стать «Дом Евангелия».
Закладка «Дома Евангелия» 8 сентября 1910 года

Кто проектировал здание и как оно выглядело

Первый камень в фундамент дома был заложен в 1910 году, в конце 1911 года в нем провели первое богослужение, а в середине 1912 года здание было сдано в эксплуатацию и застраховано.

Проектировал его и руководил работами по возведению не слишком известный архитектор Иван Калиберда. Он строил, в основном, доходные дома на Васильевском острове и Петроградской стороне: например, доходный дом Шварца на углу 2-й линии и Большого проспекта В.О.; дом Бреше на 10-й линии; дом Пуни на углу Большого проспекта П.С. и Гатчинской улицы.

Дом Евангелия выполнен в стиле модерн, однако без свойственного большинству зданий этого архитектурного течения декора. Трехэтажная постройка выглядит очень сдержанно, а основными выразительными средствами служат асимметричный фасад и небольшая мансарда — на ней электрическими лампочками выложили девиз «Бог есть любовь» и отличительный знак этой протестантской общины — христограмма в сердце, помещенная в равносторонний семиугольник. В 1910-х годах это было настолько же яркое и необычное зрелище, как сейчас лазерное шоу.
Вокруг дома был парк, перед ним небольшая площадь. Внутренняя планировка состояла из нескольких молитвенных залов, гостиных, классов для воскресных школ, служебных помещений и четырех квартир для служителей. В одном из флигелей располагалось книгоиздательство Фетлера.
Первый камень в фундамент дома был заложен в 1910 году, в конце 1911 года в нем провели первое богослужение, а в середине 1912 года здание было сдано в эксплуатацию и застраховано.

Проектировал его и руководил работами по возведению не слишком известный архитектор Иван Калиберда. Он строил, в основном, доходные дома на Васильевском острове и Петроградской стороне: например, доходный дом Шварца на углу 2-й линии и Большого проспекта В.О.; дом Бреше на 10-й линии; дом Пуни на углу Большого проспекта П.С. и Гатчинской улицы.

Дом Евангелия выполнен в стиле модерн, однако без свойственного большинству зданий этого архитектурного течения декора. Трехэтажная постройка выглядит очень сдержанно, а основными выразительными средствами служат асимметричный фасад и небольшая мансарда — на ней электрическими лампочками выложили девиз «Бог есть любовь» и отличительный знак этой протестантской общины — христограмма в сердце, помещенная в равносторонний семиугольник. В 1910-х годах это было настолько же яркое и необычное зрелище, как сейчас лазерное шоу.
Кто проектировал здание и как оно выглядело
Вокруг дома был парк, перед ним небольшая площадь. Внутренняя планировка состояла из нескольких молитвенных залов, гостиных, классов для воскресных школ, служебных помещений и четырех квартир для служителей. В одном из флигелей располагалось книгоиздательство Фетлера.

Открытие и работа Дома Евангелия

Открытие здания стало праздником для всей общины. Специально к освящению большого зала и первому в нем богослужению был написан новый гимн. Приготовления одна из очевидиц описывала так: «Наблюдала я еще, как работали на последней неделе... Обыкновенно всякая сутолока и спешка ссорят людей. Трудно, почти невозможно, казалось бы, с песнями, если и не громко, то в сердце, делать путанное и сложное дело — приготовление к открытию, когда еще Дом полон плотников, столяров и мусора... Но тут удивительно: лица у всех, позеленевшие, худые, светились радостью».
Не обошлось без курьезов. По случаю праздника открытия дома В. А. Фетлер дал телеграмму императору Николаю II, в которой подчеркнул, как община и делегаты, прибывшие на открытие со всех концов света благодарны за свободу веры, «повергают к стопам Вашего Величества верноподданнические чувства» и молятся «Боже, царя храни». Получив телеграмму, царь начертал на ней вопрос: «По чьему разрешению?» И только доклад министра внутренних дел А. А. Макарова, который и сам получил похожую телеграмму, успокоил монаршее волнение. Сам разрешил.
До конца 1914 года в Доме Евангелия кипела жизнь: кроме, собственно, богослужений проводили встречи молодежи и чаепития паствы, принимали приезжих. Велась работа и с обитателями городского дна, которых обогревали и кормили. В здании была воскресная школа.
Открытие здания стало праздником для всей общины. Специально к освящению большого зала и первому в нем богослужению был написан новый гимн. Приготовления одна из очевидиц описывала так: «Наблюдала я еще, как работали на последней неделе... Обыкновенно всякая сутолока и спешка ссорят людей. Трудно, почти невозможно, казалось бы, с песнями, если и не громко, то в сердце, делать путанное и сложное дело — приготовление к открытию, когда еще Дом полон плотников, столяров и мусора... Но тут удивительно: лица у всех, позеленевшие, худые, светились радостью».
Открытие и работа Дома Евангелия
До конца 1914 года в Доме Евангелия кипела жизнь: кроме, собственно, богослужений проводили встречи молодежи и чаепития паствы, принимали приезжих. Велась работа и с обитателями городского дна, которых обогревали и кормили. В здании была воскресная школа.
Не обошлось без курьезов. По случаю праздника открытия дома В. А. Фетлер дал телеграмму императору Николаю II, в которой подчеркнул, как община и делегаты, прибывшие на открытие со всех концов света благодарны за свободу веры, «повергают к стопам Вашего Величества верноподданнические чувства» и молятся «Боже, царя храни». Получив телеграмму, царь начертал на ней вопрос: «По чьему разрешению?» И только доклад министра внутренних дел А. А. Макарова, который и сам получил похожую телеграмму, успокоил монаршее волнение. Сам разрешил.

Судьба здания и общины от Первой Мировой до перестройки

В конце 1914 года В. А. Фетлера арестовали во время богослужения. Его обвинили в том, что он шпион, и приговорили к ссылке в Якутию, которую затем, по ходатайству весьма влиятельных людей, заменили на пожизненную высылку за границу. Во время первой мировой войны в Доме Евангелия был госпиталь. После Февральской революции Временное правительство вернуло здание баптистам. В октябре 1917 года его вновь конфисковали — на этот раз уже большевики. Двух пресвитеров — Ивана Васильевича Непраша и Роберта Андреевича Фетлера (брата В. А. Фетлера) — выслали в Восточную Сибирь.
В 1919 году Дом Евангелия еще раз вернули общине. Вероятно, большую роль в этом сыграл тогдашний пресвитер Иван Шилов, бывший моряк, приговоренный во время Первой мировой к расстрелу за пацифизм. Известно, что он писал В. И. Ленину с просьбой восстановить справедливость и вернуть здание. В 1923 году Шилова арестовали и сослали в Туруханский край. Затем его еще несколько раз сажали и выпускали, но в 1935 году отправили в Карлаг НКВД за участие в контрреволюционной группе. В Карлаге он продолжал проповедовать, за что в 1937 году его расстреляли (по другим данным, он умер на лесозаготовках в 1942 году).

Все руководители были репрессированы. Не осталось в живых и многих рядовых членов общины: например, были расстреляны в 1937 Василий Мамулин, секретарь Ленинградской общины баптистов, Георгий Скрипко, дьякон и проповедник баптистской церкви «Дом Евангелия» и Николай Куявский. Умерли в тюрьмах и лагерях Иван Хорев, Николай Измайлов и другие. Но их родственники и потомки сохранили веру.

Тем не менее, службы в Доме Евангелия продолжались до 1930 года. После этого его окончательно закрыли, а здание передали заводу «Электроаппарат». Предприятие оказалось рачительным хозяином: в советское время в доме был заводской клуб с библиотекой и кинотеатром, здание содержалось в порядке, а хорошее качество постройки не дало ему обветшать.
В 1993 году КУГИ Петербурга передал здание из собственности «Электроаппарата» городу и сразу же — в бессрочное и безвозмездное пользование протестантам. Тогда же впервые был поднят вопрос о том, что к дому надо организовать беспрепятственный доступ. Однако это постановление никак не затрагивало землю, на которой стоит здание, поэтому свободно посещать его номинальные владельцы не смогли. Только в 2016 году участок был передан баптистам — и то «по фундаменту», в два раза меньше, чем исторический участок. И выход на 24-ю линию остался у завода.
В конце 1914 года В. А. Фетлера арестовали во время богослужения. Его обвинили в том, что он шпион, и приговорили к ссылке в Якутию, которую затем, по ходатайству весьма влиятельных людей, заменили на пожизненную высылку за границу. Во время первой мировой войны в Доме Евангелия был госпиталь. После Февральской революции Временное правительство вернуло здание баптистам. В октябре 1917 года его вновь конфисковали — на этот раз уже большевики. Двух пресвитеров — Ивана Васильевича Непраша и Роберта Андреевича Фетлера (брата В. А. Фетлера) — выслали в Восточную Сибирь.
Судьба здания и общины от Первой Мировой до перестройки
В 1919 году Дом Евангелия еще раз вернули общине. Вероятно, большую роль в этом сыграл тогдашний пресвитер Иван Шилов, бывший моряк, приговоренный во время Первой мировой к расстрелу за пацифизм. Известно, что он писал В. И. Ленину с просьбой восстановить справедливость и вернуть здание. В 1923 году Шилова арестовали и сослали в Туруханский край. Затем его еще несколько раз сажали и выпускали, но в 1935 году отправили в Карлаг НКВД за участие в контрреволюционной группе. В Карлаге он продолжал проповедовать, за что в 1937 году его расстреляли (по другим данным, он умер на лесозаготовках в 1942 году).

Все руководители были репрессированы. Не осталось в живых и многих рядовых членов общины: например, были расстреляны в 1937 Василий Мамулин, секретарь Ленинградской общины баптистов, Георгий Скрипко, дьякон и проповедник баптистской церкви «Дом Евангелия» и Николай Куявский. Умерли в тюрьмах и лагерях Иван Хорев, Николай Измайлов и другие. Но их родственники и потомки сохранили веру.

Тем не менее, службы в Доме Евангелия продолжались до 1930 года. После этого его окончательно закрыли, а здание передали заводу «Электроаппарат». Предприятие оказалось рачительным хозяином: в советское время в доме был заводской клуб с библиотекой и кинотеатром, здание содержалось в порядке, а хорошее качество постройки не дало ему обветшать.
В 1993 году КУГИ Петербурга передал здание из собственности «Электроаппарата» городу и сразу же — в бессрочное и безвозмездное пользование протестантам. Тогда же впервые был поднят вопрос о том, что к дому надо организовать беспрепятственный доступ. Однако это постановление никак не затрагивало землю, на которой стоит здание, поэтому свободно посещать его номинальные владельцы не смогли. Только в 2016 году участок был передан баптистам — и то «по фундаменту», в два раза меньше, чем исторический участок. И выход на 24-ю линию остался у завода.

Современные проблемы и состояние исторического здания

Десятилетия бесхозности подточили некогда крепкое здание, а особенно сильно сказалось на нем начавшееся недавно строительство станции метро «Горный институт». Сейчас помещения завалены хламом, сохранность несущих конструкций не гарантирована и общее впечатление, судя по фотографиям, гнетущее.

Ссылаясь на режим секретности, руководство завода «Электроаппарат» требует от новых владельцев здания подавать заявку для визита заранее. Однако на той же охраняемой территории находится бизнес-центр, куда беспрепятственно приезжают арендаторы и их посетители.

В 2018 году «Метрострой» планировал за свой счет укрепить фундамент исторического памятника, но, как стало известно нашему изданию, сотрудников организации не пустили на территорию завода. Подробнее история конфликта описана в статье «Фонтанки».
Управляющий делами религиозной организации Дмитрий Коларьков сообщил, что восстановление церкви оценивается баптистами в 200 млн рублей — это только стоимость стройматериалов по рассчитанной смете. Однако даже уточнить эту стоимость, проведя более тщательную экспертизу здания, они не могут. А из-за плачевного состояния здания сумма только растет.

Объединение церквей евангельских христиан-баптистов по Санкт-Петербургу и Ленинградской области подготовило обращение к прокурору Санкт-Петербурга с изложением текущей ситуации вокруг здания.
Десятилетия бесхозности подточили некогда крепкое здание, а особенно сильно сказалось на нем начавшееся недавно строительство станции метро «Горный институт». Сейчас помещения завалены хламом, сохранность несущих конструкций не гарантирована и общее впечатление, судя по фотографиям, гнетущее.

Ссылаясь на режим секретности, руководство завода «Электроаппарат» требует от новых владельцев здания подавать заявку для визита заранее. Однако на той же охраняемой территории находится бизнес-центр, куда беспрепятственно приезжают арендаторы и их посетители.

В 2018 году «Метрострой» планировал за свой счет укрепить фундамент исторического памятника, но, как стало известно нашему изданию, сотрудников организации не пустили на территорию завода. Подробнее история конфликта описана в статье «Фонтанки».
Современные проблемы и состояние исторического здания
Управляющий делами религиозной организации Дмитрий Коларьков сообщил, что восстановление церкви оценивается баптистами в 200 млн рублей — это только стоимость стройматериалов по рассчитанной смете. Однако даже уточнить эту стоимость, проведя более тщательную экспертизу здания, они не могут. А из-за плачевного состояния здания сумма только растет.

Объединение церквей евангельских христиан-баптистов по Санкт-Петербургу и Ленинградской области подготовило обращение к прокурору Санкт-Петербурга с изложением текущей ситуации вокруг здания.
Материал подготовлен специально для ЦРО «Объединение церквей евангельских христиан-баптистов по Санкт-Петербургу и Ленинградской области»

Консультант проекта: архивариус РСЕХБ Алексей Синичкин
Консультант проекта: Дмитрий Коларьков
Автор: Елена Виноградова
Редактор / корректор: Елена Виноградова
Координатор: Елена Рожнова
Фотографии предоставлены пресс-службой Дома Евангелия
Дизайнер: Екатерина Елизарова

Спецпроекты «Фонтанки.ру»


Просмотров: 2867