«Фургал — как Трамп в масштабах Хабаровского края, но к революции на улице мы не позовём». Жириновский о Фургале, и не только

В ожидании назначения врио губернатора Хабаровского края бессменный лидер ЛДПР рассказал «Фонтанке», что у него 700 000 селфи, а успех Фургала могут повторить в Ленобласти уже этой осенью.

14
Сергей Фургал и Владимир Жириновский
Сергей Фургал и Владимир ЖириновскийФото: Артем Коротаев/ТАСС
ПоделитьсяПоделиться

Спустя восемь дней после задержания губернатора Хабаровского края Сергея Фургала столичными специалистами ФСБ Кремль заявляет устами Дмитрия Пескова, что «президент пока не принял решение». Имя сменщика остаётся неизвестным. Вбросы, что край оставят за человеком от ЛДПР и врио губернатора станет кто-то из приближённых Владимира Жириновского, остаются неподтверждёнными. Сам бессменный лидер русских «либерал-демократов» надеется, что президент учтёт, что Хабаровск «не хочет чекистов, не из «Единой России» и не из «Москвы», но качать права на улице не готов. В интервью «Фонтанке», которое мы брали несколько дней урывками в силу сильной занятости и усталости ветерана российской демократии, Жириновский рассказал, что многотысячные митинги — это результат ошибки полпреда на Дальнем Востоке Юрия Трутнева. Сам вице-премьер продолжает надеяться на скорое решение Путина, потому что «отсутствие этих решений приводит к некоторой нестабильности», ведь «люди не понимают, что происходит».

— Владимир Вольфович, как у вас вообще настроение теперь?


— Настроение у нас всегда было плохое. Что при царе, что при советской власти, что сейчас. Сейчас вроде бы лучше, чем при Ельцине. Но болезнь и пандемия. Новый экономический кризис. Падение цен на нефть. Рост безработицы, рост цен. Гражданам это не нравится. Я давно предлагал бросить все силы на дороги и жильё. Чтобы люди могли ездить по стране на дешёвом добротном российском автомобиле за 300 000, не больше. И добротный деревянный дом в 100 квадратных метров. Пока же в массовом отношении проблема не решена ни с дорогами, ни с жильём. Морально гражданам тяжело. Сперва царь плохой, потом всё плохо из-за СССР. Демократы Ельцина потом были 9 лет у власти. И Ельцин ушёл со слезами на глазах. Теперь же 20 лет режим консервативный. Что нас не устраивает? Много бедных, люди живут в бараках. Люди хотят, чтобы их воля была реализована. Вот в Хабаровске люди сами избрали губернатора. Не трогайте! Мы ведь предлагали Кремлю: давайте, назначайте. Иначе это не выборы, когда вы до выборов не допускаете кандидатов.

У нас и в Петербурге был такой Капитанов (Олег Капитанов шёл на выборы губернатора Санкт-Петербурга в 2019 году, но в итоге занял пост главы комитета по межнациональным отношениям Смольного, за что Жириновский его назвал «предателем». — Прим. ред.). Он запросто бы стал губернатором Петербурга. Переманили, дали должность в правительстве (через несколько недель после демарша Капитанов был «прощён» ЛДПР и претензии к Смольному сняты. — Прим. ред.). Власть, когда видит реального кандидата, или деньгами забрасывает, или подкупает должностью, или не допускает на выборы в силу того, что он не собрал подписи. И люди от этого устали. Но когда уже выиграли, как в Хабаровске, всё равно неугоден. Хорошо. Давайте решать вопрос. Может быть, он сам уйдёт. Нет. Арест. Заламывают руки, и в наручники. И это уже никому не нравится!

Начинают нам объяснять, что это не имеет отношения к ЛДПР, ко мне. Не политическое дело, говорят. Как это не политическое?! Поставлена задача убрать губернатора. Потому что он от ЛДПР, потому что проскочил не по плану. Фургал — как Трамп в масштабах Хабаровского края. На Трампа всех собак набросали, как только он победил. Хотели же Хиллари. Так и здесь. Хотели другого кандидата (в первом туре выборов 2018 года Фургал опередил единоросса Вячеслава Шпорта всего на семь сотен голосов (35,81% и 35,62% соответственно), а во втором туре набрал больше в два раза, чем кандидат от полпредства. — Прим. ред.). И больше трёх лет мурыжат нашего губернатора. «Выйди из ЛДПР». Не помогает. И в конце концов силовой приём. Ну это же оплеуха! Оплеуха по лицу — и всем избирателям России, и ЛДПР, и мне лично. Так нельзя делать. Вот этим мы недовольны. Мы же политическая партия. Для нас выборы — самая главная форма нашего функционирования!


— Как для футболистов газон стадиона, пусть и искусственный?

— Как для футболистов игра на стадионе! Не будет игры, они разойдутся по домам. Выборы. Мы участвуем, мы победили. «Нет, не будет он губернатором». Это вызвало возмущение не только у нас. Весь Хабаровск восстал. Никогда в истории этого города, где полмиллиона жителей, такого не было. 35 тысяч вышли на улицы! И второй крупнейший город региона — Комсомольск-на-Амуре — тоже высказал своё отрицательное отношение к силовому захвату губернатора и отправке его в Москву. Никто не верит, что 15 лет назад у него что-то было. Что вы молчали 15 лет?! Сейчас чувствуют, что ошибку сделали. Теперь говорят, что его команда «плохо управляет краем». А что вы раньше-то молчали про это?! Завтра найдут, что не там посеяли пшеницу? В чистом виде издевательство. Это ошибка вице-премьера Трутнева. Он дзюдоист. Он, может быть, хорошо борется на татами. Но он ничего не понимает в вопросах кадровой работы, в вопросах политических партий. Он с первого дня требовал от нашего губернатора, чтобы он вышел из ЛДПР. Это чудовищно! Ведь это был успех, победа партии. Всё время держат нас как дураков. Как в футболе. Играйте на поле, но только голов не забивайте. Забивать голы будет только «Зенит», только он победит, только он будет чемпионом страны.

Но кто будет болеть за команду, которая всегда проигрывает? Футболисты будут играть в такие договорные матчи? Выборы в Хабаровске? Участвуйте, но губернатором не становитесь. Если бы были нормальные выборы, наши губернаторы были бы уже у пятнадцати губерний! Там же в Хабаровске через год прошли выборы в законодательное собрание. Не было ни одного депутата раньше, теперь одни ЛДПРовцы (из 36 мандатов 30 у ЛДПР. Прим.ред.). И городская дума в Хабаровске наша. И в Комсомольске-на-Амуре. Мы говорим: вот нормальное отношение избирателей, они не хотят «Единую Россию». Люди не хотят коммунистов. Они хотят другую партию! Коммунисты ведь туда ссылали всех! А других партий нет.

— Скоро будут…

— Пока у ЛДПР самые широкие возможности! Кремль это чувствует, и тогда силовой приём. Убрать, заковать в наручники, увезти в Москву. Вот против этого мы возражаем! ЛДПР — обычная оппозиция! При чём тут «системная/несистемная»? Мы работаем на местах. Можем и в правительство войти. Но нам никто не предлагал сотрудничать с «Единой Россией», поддерживать их. Мы против неё. Я против всех президентов был. Дважды против Ельцина. Трижды против Путина. Один раз против Медведева. Каждый раз на любых выборах мы против «Единой России», КПРФ, «Справедливой России» и всех остальных, кто участвует. Это всё придумали политологи. Мы же обычная оппозиция, боремся за расширение влияния на общество, чтобы у нас было больше депутатов и губернаторов. Мы же победили уже! Все, наверное, забыли 12 декабря 1993 года? Тогда мы получили 23%. За нас тогда проголосовало 13 миллионов избирателей! Но выборы по округам они себе присвоили… В бюллетене на округ они не указывали партийность. Везде мошенничество! Везде обман! Если бы выборы у нас были честными и свободными, ЛДПР сегодня была бы партией большинства! Но мешают. Когда не получается, руки за спину и наручники на руки! Про несистемную... Ни разу не видел, чтобы кто-то сказал, что Навальный лучше Жириновского. Мы используем все те же технологии агитации. Мы есть во всех сетях. Вкладываем в это огромные деньги. Конкуренция! Конечно, у Навального могут быть какие-то сторонники. Но ему нельзя победить нас. Он не Мандела (первый президент независимой ЮАР в 1994–1999 годах. — Прим. ред.), не Гамсахурдия (первый президент независимой Грузии в 1991–1992 годах. — Прим. ред.), не Ландсбергис (один из идеологов независимости Литвы, председатель Верховного Совета Литвы в 1990 году. — Прим. ред.), не Гавел (последний президент Чехословакии, первый президент Чехии в 1993–2003 годах. — Прим. ред). Навальному нужно в тюрьме отсидеть лет 10, тогда у него будет шанс возглавить оппозицию в стране. А он, сладенький, сидит в Москве, поэтому нет шансов. Я же всю Россию объехал 10–15 раз! Петербург — 20 раз, Краснодар — 20, Дальний Восток — 10. Меня все знают! У меня 700 000 селфи!

— Вы после задержания Фургала с трибуны Думы «намекнули на революцию», угрожали взять самоотвод. Просто для красного словца?

— А мы всегда занимали жёсткую позицию. Против Ельцина и против партии «Демократический выбор». Потом против Ельцина и против партии «Наш Дом Россия». Потом против Путина и «Единства». Мы везде с ними боролись жёстко. В Интернете всё есть! Самые громкие заявления делал только я! И в Кремле, и в Госдуме, и по всей стране, где мы встречались с избирателями.

Единственное, что мы не можем, — отойти от формата парламентской партии и призвать действовать, как «жёлтые жилеты» в Париже, громить витрины, жечь покрышки. Или как в Америке. Одного полицейские придушили, вся Америка всколыхнулась! Мы не хотим крови. В субботу в Хабаровске была отличная демонстрация. Не разрешённая, но тихая, спокойная. Люди шли, и не было никакого радикализма и экстремизма! Нам нет смысла переходить к радикальным формам, терять парламент и превращаться в маргинальную партию. Мы с самого начала шли как парламентская партия. И будем использовать все рычаги, чтобы заставить власть проводить абсолютно честные выборы, чтобы не заламывать руки нашим победителям на любых выборах. Сейчас у нас Борис Чернышов — зам руководителя Федеральной службы Рособрнадзора. Это практически замминистра просвещения. Был у нас министр труда Калашников. Был у нас зампредседателя Госкомстата. Были у нас губернаторы и мэры в разных регионах. Мы вынуждены действовать только в рамках парламента. К революции на улице мы не позовём. Но у нас 5000 депутатов по всей стране. Мы будем на всех трибунах требовать соблюдения законов, Конституции, не заламывать руки и никому не надевать наручники!


— Но вы же поддержали ревизию Конституции с историей про «обнуление» Путина…

— А это не играет роли! Обнуление президента… Мы всегда выставляли своего кандидата. Пусть он [Путин] хоть сто раз идёт на выборы, у нас ещё сто раз будет наш кандидат! В конце концов мы получим Хабаровск. Наш кандидат победит. Будет хабаровизация всей страны! Не только Фургал был губернатором края, но вся законодательная власть в регионе наша. И это Кремль бесит. Они так и говорят между собой: «Мы теряем край». И что? Вы потеряете и край, и другие области. И это нормально. Старым политическим силам надо уходить. Пусть приходят новые политические силы. Такие аресты, как случилось с Фургалом, были при Сталине. Но Бортников (глава ФСБ с 2008 года. — Прим. ред.) — это не Берия. Они уже не смогут арестовать всех, кого захотят, так, как раньше. 15 губернаторов сидят в тюрьме! 14 — за деньги. Фургал — первый по политическим причинам. Нет повода отстранять его от власти. Придумали. Главный свидетель обвинения — Мистрюков (многолетний бизнес-партнёр Сергея Фургала по бизнесу, связанному с металлом. — Прим. ред.). Он там же, в Лефортово, сидит уже 8 месяцев! За что? Чтобы выбить из него показания против Фургала. Это свидетель разве? Так было при Сталине. Трамбовали на Лубянке, выбивали показания, расстреливали. А через 20 лет Хрущёв всех реабилитировал. И нам не надо наручники, а потом реабилитация! Мы хотим, чтобы власть уважала выбор избирателей в любое время, в любом месте и в любой ситуации.

— Вы против продолжения митингов в Хабаровске. Запрещают?

— Мы хотим, чтобы был порядок. Власть может устроить провокации. Они уже устроили, когда кого-то напоили, кто-то бузил на улице. Это чтобы показать, что жители Хабаровская — рвань и пьянь, которая не пойми чего хочет. («Слава богу, что их [провокаций] не было», — заявил пресс-секретарь Владимира Путина в минувший вторник. — Прим. ред.) Пусть люди запрашивают разрешения по всей стране по любому поводу. ЛДПР участвовала и будет участвовать во всех разрешённых митингах. Здесь нет противоречий. Но мы никогда не будем участвовать в неразрешённых акциях, чтобы не подставлять людей под резиновые дубинки, под плётки, под слезоточивый газ, под аресты и штрафы. Субботний митинг в Хабаровске ничем плохим не закончился. Как в Америке или во Франции — мы не хотим (после шествий и митингов сторонники Фургала перешли к автопробегам. — Прим. ред.).

— Вы уже не сожалеете, что поддержали путинские поправки? В Думе вы начали свою пламенную речь именно с этого. Вы сделали, что нужно власти, а власть вас «выпорола».

— А чего сожалеть? Поправки хорошие все! Расширение прав парламента! Отчуждение территорий — запрет! А то, что обнуление сроков… Так устроена Россия. Царь сидел до конца. Пока не расстреляли. Все коммунисты сидели до конца, пока ногами вперёд из Колонного зала не вынесут. Путин уже долго у нас... К сожалению, никак не отработаем схему простой смены власти. У ЛДПР позиция — один срок на пять лет. Всё. Добьёмся когда-нибудь внесения в Конституцию только одного срока. И пять, а не шесть лет! Вот наша программа. Не надо увязывать Фургала с обнулением сроков Путина. Какая разница? Всё равно своего поставят опять. Ельцин, Путин, Медведев. Свои ставят. Сами ставят. Это большого значения не имеет. Главное, чтобы был один срок и не сметь трогать победившего кандидата, как в Хабаровске! Нужно добиться, чтобы власть не наказывала победителя на выборах. И Путин не останется. Обязательно будет новый президент в 2024 году, а может, и раньше, а может, в 2030-м. Смена власти будет. На Хабаровске они поняли, что нельзя сегодня действовать силовыми методами, фальсифицировать выборы. Впереди у нас улучшение и по выборам, и по смене власти. За это и будем бороться.

Надеемся, что Кремль поставит нашего. Хабаровск сказал, что не хочет чекистов, из «Единой России» и из «Москвы». Надеемся, что назначат нашего (ЛДПР предложила Кремлю на пост врио хабаровского губернатора депутатов Госдумы Михаила Дегтярева, Сергея Жигарева и Андрея Андрейченко. — Прим. ред.).


— Кого бы ни прислал Путин, в 2021 году Хабаровский край ждут новые губернаторские выборы. Если Кремль не возьмёт одного из ваших кандидатов, вы готовы повторить успех Фургала, выставить человека против кандидата власти и победить? Или это теперь исключено?

— Мы во всех выборах участвуем, тем более на Дальнем Востоке. В Амурской области в 2015 году наш кандидат Иван Абрамов должен был победить, результаты по Благовещенску давали ему победу, но ночью в избиркоме «зависли» компьютеры, и утром уже оп — и другой результат. В Приморье в декабре 2018 года наш кандидат Андрейченко занял второе место с высоким результатом. Дальний Восток вообще традиционно голосует за ЛДПР. Тем более в Хабаровском крае ведь не только наш губернатор Фургал, но и всё заксобрание, мэр крупнейшего города Комсомольска-на-Амуре, гордума Комсомольска. Люди там осознанно голосуют за ЛДПР, мы не можем это игнорировать, поэтому участвовать в выборах будем в любом случае.

— Вы с Трутневым и Путиным говорили после 9 июля? Что обещали вам, а что вы?

— Все наше общение происходит в открытом режиме. Мы направили свои предложения в администрацию президента. Во-первых, мы предлагаем освободить Фургала под подписку о невыезде, вернуть в Хабаровск и до окончания суда позволить ему работать. Это самый лучший вариант, который успокоит людей и позволит провести суд свободно, открыто и без давления (Владимир Путин до сих пор не отстранил Фургала от должности в связи с утратой доверия. — Прим. ред.). Если этот вариант невозможен, то мы предлагаем, по крайней мере, назначить врио губернатора представителя ЛДПР. У нас три кандидатуры: Жигарев, Дегтярев и Андрейченко. Но окончательное решение примет президент.

— Что вы сказали Фургалу, когда он внезапно вышел во второй тур в 2018 году? Он же собирался быть замом у Шпорта, даже заявлял об этом на камеры, напомнили нам местные жители (интервью с хабаровским бизнесменом «У нас «сепаратистские настроения», потому что цены у нас скотские!». — Прим. ред.). Но потом вдруг передумал.

— На него [Фургала] оказывали очень сильное давление, вынуждали отступиться, потому что его очень высокий результат уже в первом туре выборов удивил отдельных чиновников. Он действительно сказал, что готов работать в администрации, но если проиграет. Но он не снимался с выборов, не отказывался от борьбы! Мы проанализировали ситуацию, и выходить из гонки было просто равносильно сильнейшему удару по партии. Люди уже решили: мы не хотим Шпорта (руководил регионом с 2009 года. — Прим. ред.), мы готовы поддержать кандидата ЛДПР Фургала. Сергей Иванович тоже был с этим согласен, продолжил кампанию и в итоге честно победил.

Если Фургал отказался возить «коробки с деньгами» в Москву, как вы громко заявили, значит ли это, что и другие ваши губернаторы их не возят? Губернатор Смоленской области Алексей Островский и губернатор Владимирской области Владимир Сипягин. Логично же уточнить у них. Уточнили?

— Конечно, не возят. В Смоленске мы вообще сделали образцовую администрацию. Губернатор от нашей партии, а его замы от других — от «Единой России» и от КПРФ. Именно многопартийная администрация, правительство гарантирует низкий уровень коррупции, потому что никто не заинтересован покрывать друг друга. А вот если все из одной команды и сидят много лет — всегда возникает соблазн. Про коробку, о которой я упомянул, мне рассказал сам Сергей Иванович Фургал во время одного из наших разговоров вскоре после выборов 2018 года. Он не сообщал имен или других подробностей. Просто сказал, что ему намекали на то, что надо бы «собрать коробочку», чиновник из бывшей администрации Шпорта, мол, там так было принято годами. Но Фургал, естественно, отказался, ничего никуда не возил.

— Ваш кандидат на выборах губернатора Ленобласти 2020 года Андрей Лебедев может нас удивить, как Фургал, взять и выиграть у Александра Дрозденко? Его тогда быстро в Лефортово увезут?

— У нас везде цель одна — побеждать. Мы в качестве статистов не участвуем в выборах. Но, конечно, нужно понимать, что у наших кандидатов значительно меньше ресурсов, чем у выдвиженцев власти. Чаще всего нам помогает тот факт, что люди уже настолько ненавидят действующего главу региона, что голосуют только против него. То есть он сам главная антиреклама для себя. Тогда у нас есть шанс. Ведь мы могли уже 10–15 регионов возглавлять. Кроме Смоленска, Хабаровска и Владимира, еще Оренбургская область, Хакасия, Амурская область, Приморье, Санкт-Петербург, Еврейская автономная область и другие. Но там нам просто не позволяют выдвинуть кандидата.

Андрей Лебедев 
Андрей Лебедев Фото: lenoblzaks.ru
ПоделитьсяПоделиться

— В Хабаровске после митингов пошли сообщения о грядущем росте заболеваемости коронавирусом. Пандемии и ареста двух депутатов, давних партнёров Фургала, хватит, чтобы стращать народ?

— Конечно, предпринимаются меры, чтобы остановить протесты. Но люди же всё понимают. Сидел Мистрюков, бывший партнер Фургала, в СИЗО полгода, адвокатов к нему не пускали, жену. По словам его супруги, не давали ему там спать, у него масса заболеваний обострились, он сейчас слепнет в камере, у него рак нашли. И вдруг он дает показания на Фургала. Все же понятно, шито белыми нитками! То же самое и с митингами. И по телевидению их не показали, и сразу же эпидемиологическая ситуация изменилась, и ищут в них какую-то грязь, какого-то пьяного пытаются снять или что кто-то буянит, хотя реально люди просто идеально прошли по улицам Хабаровска: ничего не повредили, никому не помешали, все было спокойно.

— Возвращаясь к вопросу, что «других партий нет». Партия другого патриота «за бедных, за русских» — Захара Прилепина — в 2021 году будет вас мочить, как в своё время делали с КПРФ с помощью «Родины» и «Справедливой России»? Вас сейчас бьют, чтобы чистить дорогу этим «молодым патриотам»?

— Нас кто-то пытается «мочить» уже 30 лет. Создают и спойлеров против нас, снимать с выборов пытались в 1999 году, и нашего губернатора арестовали. Но ЛДПР — партия, которая произошла естественным образом. В конце 1980-х в стране было только два лагеря: коммунисты, которые ничего не хотели менять, и прозападные демократы, которые хотели разрушить страну. Но между ними были сотни миллионов граждан Советского Союза, которые хотели изменений, но не хотели гибели страны. То есть был явный запрос на центристскую партию, которая защищала бы самый крупный народ страны — русский. Наши взгляды, наша программа идеально совпадали с этим запросом общества, и мы создали партию, которая очень быстро стала популярной. Уже на первых выборах президента России в 1991 году я, как кандидат от ЛДПР, получил более 6 миллионов голосов, занял третье место.

Фото: пресс-служба президента РФ
ПоделитьсяПоделиться

Как нашу партию можно сравнивать с какими-то искусственными проектами? Они же все сделаны под копирку. Берут медийную личность, броское название — вот партия и готова. Но внутри-то она пуста. Нет ни сторонников, ни актива, ни идеологической базы, никаких заслуг. Поэтому нас это не пугает. Все понимают, кто создает эти партии. «Родина» — сверху, «За правду» — сверху, «Партия пенсионеров» — тоже. Все они создаются в высоких кабинетах, и люди за них не голосуют. Только мы сами были созданы. Я был простым рядовым беспартийным юристом, начал при Горбачеве, боролся с Ельциным, дважды на выборах президента против него, потом оппонировал и Медведеву, и Путину. Везде наши кандидаты шли как оппозиция, и побеждали мы как оппозиционная партия. И нам всё время мешали. А вот люди нас поддерживали. На фоне перестройки у людей был выбор: или коммунисты, или демократы. Это как красные и белые во время Гражданской войны. Вот люди проголосовали за нас как за центристский вариант. Это как в Хабаровске. Ну не хотят люди «Единую Россию» — и во второй тур выходит кандидат от ЛДПР, и люди его поддерживают, потому что мы и не «Единая Россия», и не радикалы. На нашем поле никого не было и нет. Сегодня снизу партию создать невозможно. Содержание партии стоит 1 миллиард рублей в год! Где взять эти деньги?

Во Франции создали новую партию под Макрона — «Республика на марше». Так ему Ротшильд дал деньги. А кто даст деньги Прилепину? Так что пусть создают, пытаются, но все прекрасно понимают, что всё это сверху спустили. Только ЛДПР от народа, нам никто, кроме избирателей, никогда не помогал.

Отвечать на вопрос о том, опасается ли Жириновский после ареста Фургала сам быть вызван на допрос по делу об убийстве Галины Старовойтовой, к которому имеет отношение другой бывший депутат Госдумы от ЛДПР, Михаил Глущенко, Владимир Жириновский отказался. После того, как Глущенко заявил весной 2019 года, что готов назвать имя заказчика убийства Старовойтовой, сенатор Людмила Нарусова говорила «Фонтанке», что допросить Жириновского необходимо. В свою очередь, потерпевшая по делу, сестра убитой Галины Старовойтовой, отмечала, что следователям стоит задать вопросы и лидеру ЛДПР, и бывшему губернатору Петербурга Владимиру Яковлеву.

Николай Нелюбин, специально для «Фонтанка.ру»


Сергей Фургал и Владимир Жириновский
Сергей Фургал и Владимир ЖириновскийФото: Артем Коротаев/ТАСС
Андрей Лебедев 
Андрей Лебедев Фото: lenoblzaks.ru
Фото: пресс-служба президента РФ

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (14)

Виват ЛДПР!

Вот за это и сняли Фургала :https://www.youtube.com/watch?v=khZVSPT1R3M&feature=em-uploademail

Лахову в Хабаровск губернатором! Она там все исправит - и радугу, и свастику, и все остальное!

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...