Сейчас

+6˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

+6˚C

Облачно, без осадков

Ощущается как 3

3 м/с, с-з

757мм

83%

Подробнее

Пробки

1/10

И подпись Бастрыкина. Как «Фонтанка» опорочила честь и достоинство следователя Гилиной

22926
Фото: pixabay.com/
ПоделитьсяПоделиться

Спустя пять лет после ряда публикаций петербургский полковник юстиции Гилина решила заняться вопросом своей чести. Судья велела зачистить Интернет.

Суд в Петербурге встал на сторону следователя Екатерины Гилиной в споре с «Фонтанкой». Что интересно, не соответствующими действительности признаны в том числе сведения, подтвержденные Следственным комитетом России и прокуратурой Новгородской области.

Гилина обратилась с иском к «Фонтанке» (АО «Ажур-Медиа»), «Комсомольской правде», «Новой Новгородской газете», «Российскому репортеру» и другим СМИ год назад. Волновали ее публикации 2016–2017 годов, когда из новгородского СК она возвращалась на работу в Петербург.

Если совсем кратко излагать суть двух статей, подчиненные Гилиной во время ее службы в Новгороде пожаловались на нее Владимиру Путину и главе администрации президента Антону Вайно. Примерно через полгода заместитель генерального прокурора поставил перед СК вопрос об уголовном преследовании за превышение должностных полномочий. Помимо этого, в тексте упомянуты факты её биографии. Всё остальное — оценочные суждения автора или собеседников из структур Следственного комитета. Гилина просила удалить примерно две трети текста, включая её фамилию и фото. А до кучи требовала обязать Роскомнадзор внести «Фонтанку», «КП» и даже «Живой журнал» в реестр запрещенных сайтов.

Отметим, что подобные иски удовлетворяются в случаях, если журналисты действительно навыдумывали, да еще и всякого крамольного. Оценочные суждения выведены из-под соответствующей статьи Гражданского кодекса постановлением пленума Верховного суда по вполне очевидной причине — субъективное мнение не может быть соответствующим или не соответствующим действительности. Что касается персональных данных, то еще до недавних пор фото заместителя главы управления петербургского СК можно было брать с сайта этого самого СК и публиковать где угодно, без всяких согласий кормящегося за госсчет полковника.

С требованиями Гилиной разбирался Московский районный суд. Следователю хотелось, чтобы разбирательство шло по месту её прописки, хотя иски о защите чести и достоинства рассматриваться должны по месту регистрации лиц, к которым предъявляются требования. И Гилина слегка увеличила требования, включив в них строчку про нарушение её прав как субъекта персональных данных, что позволило сохранить подсудность Московского района.

Из сути требований выходило, что признать порочащим её враньем полковник, среди прочего, просила следующее:

— что приказ о её назначении на должность замглавы СК Северной столицы подписан лично Александром Бастрыкиным;

— есть люди, которые считают Гилину образчиком женщины в погонах;

— Гилина получила медаль «За усердие в службе»;

— Петербург — не Новгород.

Но корень, конечно, в письме бывших подчиненных и последовавшей на него реакции Генпрокуратуры, которого теперь, получается, как бы и не было. Судья Елена Смирнова, рассматривавшая иск, видела не только сами письма новгородских следователей Вайно и Путину, но и имела возможность послушать автора. Правда, несмотря на то, что свидетель сидел за дверью, опцией Смирнова не воспользовалась и в удовлетворении соответствующего ходатайства защиты отказала. Запрашивать следственное управление, которое проводило проверку работы Гилиной по требованию Генпрокуратуры, судья тоже посчитала излишним. При этом факт самой проверки и даже выводы о том, что по меньшей мере часть доводов подчиненных Гилиной были небезосновательными, подтверждается документами из СК и прокуратуры. Удивительно, что судья, приобщив эти материалы к делу, не приняла их во внимание.

ПоделитьсяПоделиться

Проводить лингвистическую экспертизу по ходатайству адвокатов судья тоже не решилась. Зато в материалах дела есть справка об исследовании, сделанная экспертами Следственного комитета на основании служебной записки самой Гилиной. Для спора, в котором она выступает как частное лицо, её подчиненные штудировали Интернет в поисках упоминаний фамилии замглавы ГСУ.

В материалах есть экспертное исследование подведомственного Минюсту учреждения, сделанное также по заявлению Гилиной. В той части, где в статье описывается реакция Генпрокуратуры на коллективное письмо подчиненных полковника, эксперт, например, делает вывод: «В высказывании содержится информация о том, что в отношении Е. Гилиной просят организовать уголовное преследование, значит, она совершила действие, которое уголовно наказуемо»; «автор подтверждает, что факт преступления доказан». Таким образом интерпретируя текст, исследователи сделали вывод, что «Фонтанка» назвала Гилину преступницей, мошенницей и злоупотребляющей служебным положением.

Суд удовлетворил иск частично, в том числе назвав недостоверной и порочащей информацию о существовании письма и назначении Гилиной подписью Бастрыкина. К счастью, Петербург всё еще не Новгород, а «Фонтанку» не вносят в реестр сайтов с запрещенной информацией.

Пока Екатерина Генриковна не просит удалить информацию о ней и с сайта Следственного комитета, её краткая биография:

Екатерина Гилина вернулась в Петербург шесть лет назад. Почетный работник прокуратуры РФ. Почетный сотрудник Следственного комитета Российской Федерации. В настоящее время заместитель руководителя ГСУ СК по Петербургу.

Всё остальное помнит Интернет, как его ни зачищай.

«Фонтанка» обжалует решение.

Фото: pixabay.com/

ЛАЙК8
СМЕХ2
УДИВЛЕНИЕ2
ГНЕВ5
ПЕЧАЛЬ2

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close