Здесь русский дух, здесь Apple пахнет. Предвыборный прецедент напомнил служивым, почем фунт

Игра на телефоне в «инвестора» грозит чиновникам и силовикам

19
Фото: Zuma\TASS
ПоделитьсяПоделиться

Решение Верховного суда об отмене регистрации на выборах в Госдуму предпринимателя и радиоведущего Дмитрия Потапенко не стало прецедентом или каким-то нарочитым переламыванием системы неугодного кандидата через колено. Скорее — показательным уроком для огромной армии чиновников и силовиков.

За не указанные в декларациях иностранные акции от выборов отстраняли и до Потапенко. Но в этом случае конкретного обиженного крайне трудно заподозрить в финансово-юридической безграмотности, и если рассуждать об этом, то можно договориться чуть ли не до сознательной провокации со стороны бизнесмена.

Следите за руками

Дмитрий Потапенко уверял, что основные претензии предъявляются за то, что у него в активах акции «Яндекса» и Сбербанка. С точки зрения обывателя это российские компании, но любой сколько-нибудь грамотный инвестор прекрасно понимает — главный российский поисковик зарегистрирован в Нидерландах. На странице эмитента на сайте Московской биржи прямо указывается: «акции иностранного эмитента».

Со Сбербанком — история более темная. На российских биржах идет торговля его самыми обыкновенными акциями, назвать которые иностранными невозможно. Есть догадка — чисто теоретически речь может идти о покупке бумаг на европейских или американских биржах. А там торгуются не сами акции напрямую, а их производные, так называемые глобальные депозитарные расписки GDR (или американские, конкретно для бирж в США — ADG). И вот их-то при определенном полете фантазии и можно принять за иностранные финансовые инструменты. Более того, даже на Санкт-Петербургской бирже торгуются как сами акции Сбербанка — в рублях, так и его GDR — в долларах. Для обывателя это все выглядело бы странно: Потапенко владеет акциями российского госбанка, и за это его снимают с выборов — как же так?

Именно такое очевидное движение мысли заставляет скептиков сомневаться в том, что Дмитрий Потапенко не нарочно спровоцировал ЦИК. Уж кто-кто, а он-то, отлично знающий все тонкости финансовых рынков и, на минутку, сам участвовавший в размещениях на западных рынках российских компаний, не мог не знать о таких нюансах.

Однако против такой версии играет официальная позиция ЦИК, которая уверенно заявляет, и даже настаивает, что неудавшемуся кандидату принадлежат акции не только этнически российских компаний, но и множество откровенно иностранных — Apple, Ford, Bank of America и многих других. То есть версия о какой-то намеренной провокации со стороны кандидата для привлечения к себе внимания выглядит крайне неубедительно.

Подложили

Сам Потапенко в разговоре с «Фонтанкой» по этому поводу недоумевает. Он уверен, что хорошо подготовился к выборам, и в его портфеле, владение которым он не отрицает, точно нет иностранных фирм. А представленный в суде список — ложь. В качестве предположения, как такое вообще могло быть — то есть как ему могут принадлежать хотя бы теоретически акции иностранных фирм, о которых он не знает, — он выдвигает версию: речь может идти о каком-то пае инвестфонда, который ему приписали. И вот уже этот инвестфонд и держит в своем портфеле весь этот набор. Но и это ему представляется неправдоподобным, потому что он всегда внимательно следит за тем, что ему принадлежит.

«В тех списках, что гуляют, — это все маловероятно. Это не моя логика. Я в основном занимаюсь финансовыми инструментами. У меня есть облигации Минфина РФ, есть Сбер. А это все какая-то ерунда. Какие-то семь акций Procter&Gamgle, какой-то Jacobs Engeneering… Что это? Я посмотрел свои счета — там ничего этого нет. Американского госдолга (ценных бумаг Казначейства США. — Ред.) у меня тоже нет — я его в конце года еще весь продал», — удивляется Дмитрий Потапенко.

Кроме отказа от участия в выборах в Госдуму в составе списка Российской партии свободы и справедливости (РПСС) ему предстоит в ближайшие дни и другое исключение — из списка кандидатов в Мосгордуму. Местный избирком подал иск о его снятии, аналогичный претензии ЦИК. Потапенко считает, что исход суда по нему предрешен — «под копирку». В этом нет ничего удивительного — даже с точки зрения обычной логики и это не говорит о какой-то особенной предвзятости московских судов.

Урок, который можно вынести из этой истории, такой: не надо пытаться мудрить. Все, кого так или иначе касается запрет на владение иностранными финансовыми инструментами, должны не перебирать, что там российское, а что нет, а просто сразу закрывать инвестиционный фонд.

«Ограничения для кандидатов на использование иностранных финансовых инструментов действуют с 2013 года. Но за последние 8 лет индустрия инвестирования серьезно изменилась. Количество частных инвесторов выросло многократно, доступность и удобство операций на фондовом рынке стали обычным делом. Приобретение акций, как и открытие брокерского счета, сейчас не сложнее заказа товара в интернет-магазине, — обращает внимание Антон Рудаков, политический юрист. — На «бытовом» уровне нет ничего сложного, но для государственной службы или получения статуса кандидата в депутаты существуют ограничения. Первое относительно громкое и публичное дело было в 2019 году на довыборах депутата Госдумы в Свердловской области. Кандидат Антон Шипулин на момент объявления выборов и декларирования имущества владел иностранными структурными нотами, но к моменту своей регистрации продал их. Оппоненты же считали, что он продолжал ими владеть, в иске им отказали». В этом же году за владение иностранными финансовыми инструментами от выборов кандидатов отстраняли уже пачками, счет идет на десятки.

Другим наука

Случай Потапенко стал настолько громким, что заставил обратить на себя внимание и тех, кому по долгу службы тоже нельзя владеть ADR Сбербанка и акциями «Яндекса», но они никогда об этом не задумывались.

Прямой запрет на владение активами за рубежом прописан и в Законе «О госслужбе», и в «О противодействии коррупции» и много где еще. Скорее всего о том, что им нельзя владеть иностранными активами, знают и полицейские, и самые мелкие чиновники, и депутаты, и главы муниципальных образований.

Можно поговорить и о сотрудниках (далее по тексту закона о противодействии коррупции) «государственных корпораций (компаний), публично-правовых компаний, фондов и иных организаций, созданных Российской Федерацией на основании федеральных законов, назначение на которые и освобождение от которых осуществляются Президентом Российской Федерации или Правительством Российской Федерации».

Речь там, в первую очередь, о госкорпорациях и, к примеру, Пенсионном фонде. И о высших должностях или начальниках отделов в центральных аппаратах. На простых сотрудников это все не распространяется. Объяснение такое: они работают по трудовым договорам, а не по контрактам, как госслужащие и приравненные к ним кадровые единицы.

Вместе с тем только на Московской бирже число физлиц, имеющих брокерские счета, то есть тех, кто в принципе могут покупать и продавать акции и другие финансовые инструменты, в этом году перевалило за 13 млн человек. Правда, физически это делали лишь 1,9 миллиона, но цифра все равно впечатляет. И вряд ли станет большим удивлением, если в их числе окажутся и полицейские, и прокуроры, и главы муниципальных образований. Все они в последние дни получили прямой и явный сигнал: «продавай». И сила такой рекомендации будет посильнее любого отчета инвестаналитика.

За первые три месяца года Центробанк насчитал остаточную стоимость всех ценных бумаг, принадлежащих физлицам, на 6 трлн рублей. Из них на те самые — теперь токсичные — иностранные финансовые инструменты пришлась почти половина — 2,4 триллиона. Чистый квартальный приток денег на биржу у нас в стране стремительно приближается к 500 млн рублей.

А ведь существуют варианты покупки и без этого. Например, через иностранные брокерские компании или через управляющего — от имени и по поручению. По словам Дмитрия Потапенко, те, кто действительно хочет скрыть свои инвестиции от государства, идут именно этим путем. Ни один серьезный зарубежный брокер не отнесется всерьез к требованиям российских властей раскрыть активы своих клиентов. Впрочем, если это сделают американские органы, вероятность будет весьма велика.

Имя им легион

Около 60% всех индивидуальных инвестиционных счетов россиян — нулевые. Хотя бы 10 тысяч рублей есть лишь у 18%. Люди по большей части открывают их просто из интереса. Так что вряд ли все они читали условия обслуживания, написанные мелким шрифтом в программах на телефонах. А все крупнейшие брокерские компании прямо и явно указывают: если вы входите в тот самый список, упомянутый в законе о противодействии коррупции, вам нельзя пользоваться этой программой. Более того, если какой-нибудь замглавы муниципального образования или полицейский нажмет «Согласен» не глядя, договор с ним может быть признан — случись что — недействительным.

Кстати, там же, в условиях мелким шрифтом, указывается и что брокер оставляет за собой безусловное право передавать всю информацию о клиенте в госорганы, если от них будет запрос об этом.

Чтобы понять, кто еще может обладать сведениями о том, какие именно акции вы покупаете и держите, надо понять механизм биржевой торговли. А это одна из самых сложных финансовых операций, и в самом простом случае в ней участвует добрый десяток самых разных организаций, прежде чем деньги дойдут от покупателя к продавцу. К примеру, при торговле через Санкт-Петербургскую биржу данные о принадлежащих клиентам финансовых инструментах хранятся в том числе в ПАО «Бест эффортс банк». Именно туда надо будет идти инвестору, если его брокер пропадет без вести и надо будет восстанавливать информацию о принадлежащих тебе акциях.

Кроме того, все данные о движении активов на счете клиента есть и у «Национального расчетного депозитария» — организации, входящей в группу «Московская биржа». Те выписки об активах Дмитрия Потапенко, которые сейчас гуляют по Сети и вроде как стали в суде доказательством владения им запрещенными для кандидатов инструментами, больше всего похожи на таблицы именно НРД.

Есть данные о денежных расчетах и у клиринговых компаний, а в ФНС всю информацию о деньгах клиентов посылают брокеры — основные мобильные приложения делают это в автоматическом режиме и даже налог на инвестиции у него сами удерживают. С трудом верится, что какое-то из этих «колен» откажется выполнять требование правоохранительных органов предоставить список имеющихся у подозрительного гражданина активов. Списки акций, которыми владеют налогоплательщики, в ФНС не поступают. Однако, по информации «Фонтанки», по ее запросу брокеры такую информацию ей дают, и оттуда она может попасть хоть в ЦИК, хоть в другие заинтересованные органы.

Денис Лебедев, «Фонтанка.ру»

Фото: Zuma\TASS

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (19)

Пока законы пишут идиоты ничего не изменится.
Наоборот, запретить работу в госуправлении людям без опыта жизни за границей и владения иностранными активами.

Если жизненный опыт человека - всю жизнь сидеть на одном месте и не видеть ничего дальше своего носа - откуда он будет черпать идеи для улучшения жизни сограждан?
Кто может улучшить российскую школу? Проработавший в российской школе 30 лет? Или проработавший 10 лет в российской, 10 лет в немецкой и 10 лет в китайской?

Кто может завести АвтоВАЗ? Тот, кто всю жизнь делал на нём дерьмо? Или тот, кто хотя бы несколько лет работал на нормальном заводе и делал машины?

В управлении нужны люди с мозгами, а не в тельняшке и кокошнике с надписью "Можем повторить"...

..... а иностранная недвижимость, которую находят пачками у наших депутатов, разве не является инвестиционным инструментом ?

Либо встраиваться в СИСТЕМУ, либо валить. Третий вариант к Навальному на нары как-то не очень.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...