15.07.2020 14:36
1

Спокойно, Алина, ты в Дубровском. Карантина уже нет, но беременные и дети сидят по обсерваторам

Будущая мама, едва вернувшись в Россию, из-за ошибок авиакомпании и советов чиновников оказалась в подмосковном обсерваторе. Когда весь этот дурдом закончится, она подумывает написать про это песню. Но пока вместе с родными отчаянно борется за право родить ребенка в нормальных условиях или хотя бы получить вменяемый уход и не заразиться коронавирусом от соседей по заточению за месяц до родов.

Фото: Дмитрий Лекай/Коммерсантъ

Главный санитарный врач Анна Попова 13 июля подписала постановление об отмене обязательного карантина для иностранцев и россиян, которые возвращаются из-за границы. В этот же день в подмосковные обсерваторы привезли путешественников с Бали. На две недели в гостинице в поселке Дубровский вместе с ними застряла Алина Осипова, которая приняла решение рожать на родине и полетела домой на 34-й неделе беременности. В другом обсерваторе оказалась Полина с шестилетней дочкой. В изоляторах из медперсонала — один фельдшер, который лишь измеряет температуру, и совсем нет лекарств. Выбраться оттуда досрочно можно при отрицательном тесте на коронавирус, но его некому взять даже за деньги.

В общественных местах и в транспорте по пальцам можно пересчитать людей в масках, давно открылись многие магазины, можно спокойно посидеть в кафе на террасе и даже сходить в церковь и фитнес-клуб. О самоизоляции напоминает только двухнедельный карантин, который обязаны соблюдать те, кто возвращается из-за рубежа. Однако одно дело отсидеть эти 14 дней дома, совсем другое — в принудительной обсервации в условиях общежития со случайными соседями.

В такой ситуации оказались пассажиры вывозного рейса с Бали, которые прибыли в Шереметьево в понедельник, 13 июля. В Москве они должны были пересесть на рейсы в свои города, однако из-за проволочек «Аэрофлота» те, кто не смог найти себе приют у родственников или знакомых в Москве, отправились в подмосковную обсервацию. Так, пассажирка Алина Осипова на 34-й неделе беременности, последней, в течение которой разрешено летать, не смогла добраться к родным.

Поезжайте рожать в обсерватор

Она жила на Бали почти два года и периодически приезжала домой. Алина, выпускница журфака СПбГУ, — музыкант. Зарабатывает на жизнь сочинением песен и не привязана к офису. Изначально она планировала родить на индонезийском острове, но посовещавшись с семьей, решила, что пройти роды и восстановительный период будет спокойнее на родине.

Алина получила у врача справку о разрешении на перелет, после чего пыталась найти и купить билеты самостоятельно, но рейсы постоянно отменялись либо переносились.

«Консул на Бали посоветовал мне улетать эвакуационным рейсом, потому что только он мог гарантированно доставить меня в Россию. Мне сказали приехать в аэропорт, и если будут места, меня пустят на рейс», — рассказала Алина «Фонтанке». Девушка вылетела с Бали одна, отец ребенка остался на острове. До Шереметьево Алина добралась благополучно, кстати, билет достался ей бесплатно, но сделать пересадку на внутренний рейс ей не дали.

Сотрудника Роспотребнадзора она пыталась убедить, что ей нужно срочно улететь домой на этой неделе, поскольку начиная с 35-й недели беременности авиакомпании не пускают пассажирок в положении на борт. Он порекомендовал ей согласиться на обсервацию в подмосковном изоляторе, поскольку там её будут наблюдать врачи, которые смогут сделать ей тест на коронавирус и дать справку для досрочного отъезда из обсервации. Девушка, как она объясняет, находясь в растерянности, доверилась сотруднику и подписала согласие.

В обсерватор, который находится в Учебном центре профсоюзов в поселке Дубровский Московской области, пассажиры добирались на автобусе пять часов. При этом, как отмечает Алина, не все из сопровождавших были в маске. В гостинице путешественники оказались около 22 часов, там их начали по двое расселять по комнатам. На вопросы людей в чем смысл карантина, если они будут проводить его не в одиночку, им предложили заплатить сразу 14 тысяч рублей и заселиться в индивидуальные палаты.

«Когда мы распределились по комнатам, двери заперли на ключ, что вообще-то противоречит нормам пожарной безопасности. Комнаты были грязные, обработка явно не проводилась. Поесть нам принесли только в 12 ночи», — рассказывает будущая мама. Сейчас, говорит она, по крайней мере кормят нормально, еду дают три раза в день и приносят воду. Санузел есть в каждом номере, как в обычных гостиницах.

Вскоре выяснилось, что соседка Алины нездорова: она жаловалась на недомогание, у нее был кашель, на что вызванный врач предложил попить теплого чая и заказать лекарства самостоятельно в аптеке, отказавшись выделить какие-либо медикаменты. Каждый день к ним в комнату заходит фельдшер с вопросом «как температурка», и на этом медпомощь в обсерваторе заканчивается. Тест на коронавирус в обсервации за два дня их пребывания никому не проводили, уверяет Алина. Обещанного сотрудником Роспотребнадзора профильного врачебного наблюдения для беременных не оказалось. Вызвать для нее гинеколога тоже отказались, но вызвали скорую. Прибывшая по вызову бригада почему-то кардиологов сказала, что ничем помочь не сможет.

В быстро организованном постояльцами Учебного центра профсоюзов чате обсервации в Telegram Алина смогла узнать номер ответственного за них сотрудника Роспотребнадзора, Сергея Николаевича, того самого, который заботливо отправил её в подмосковный изолятор. Во время телефонного разговора с девушкой он спросил, записывает ли она разговор, Алина призналась, что ведет запись, после чего он сразу сослался на звонок по другой линии и повесил трубку. Позже он попросил личные данные девушки и сказал, что постарается решить её вопрос, и сегодня утром он вернулся к ней с решением — предложил ей написать ходатайство на имя руководителя Роспотребнадзора по Московской области.

С «Фонтанкой» чиновник тоже откровенничать не стал: на вопрос, почему он ввел девушку в заблуждение относительно медпомощи и справки, которая поможет ей добраться домой, он рекомендовал обратиться в пресс-службу, потому что он — госслужащий. Однако Сергей Николаевич не стал отрицать, что посоветовал Алине написать ходатайство, но на вопрос, почему не может сделать это сам, доложив начальству о такой нестандартной ситуации, также не ответил.

Алине помогают родственники и друзья, обзванивая все возможные службы. Её родители обращались в управление Минтранса по Иркутской области, чтобы решить вопрос с транспортировкой дочери домой, но безуспешно. Зато приятелям Алины из Подмосковья удалось договориться о том, что её смогут перевезти к ним на оставшийся срок карантина. Изначально Алина и собиралась ехать к друзьям, но сотрудник Роспотребнадзора убедил её, что это не лучший вариант. Сейчас помощники Алины ведут переговоры с управлением Минтранса по Московской области и надеются, что за будущей мамой пришлют транспорт. Роды и восстановительный период девушка надеется пройти в Иркутске с семьей, а весь пережитый опыт и душевные переживания — трансформировать в новую песню.

«Аэрофлот» и 40 петербуржцев

В том же обсерваторе сейчас находится петербуржец Алексей (имя изменено), который вместе со своей девушкой вылетел на Бали 6 февраля и планировал отдыхать на острове месяц. В марте стало понятно, что придется там задержаться.

«Я не стал тогда возвращаться, и решил, что лучше меня здесь посадят на карантин на вилле с бассейном, чем я проведу его в своей маленькой квартире», — рассказывает молодой человек. За пять месяцев пребывания на Бали Алексей затосковал по дому, хотя в начале пандемии планировал остаться там надолго. Кроме того, ему понадобилось решить в Петербурге срочные дела.

По словам Алексея, на Бали была благоприятная эпидемиологическая ситуация, соблюдались все санитарные нормы, в супермаркетах сотрудники измеряли покупателям температуру на входе. На Бали за все время было зафиксировано 78,6 тысячи случаев заражения, на которые пришлось 3,7 тысячи смертей, в Москве на 231,3 тысячи зараженных — 4,2 тысячи смертей.

Они хотели вернуться вместе с девушкой катарскими авиалиниями и взяли билеты сначала на 6-е, потом на 18 июля, но выяснили, что в Россию сейчас нельзя лететь иностранными авиакомпаниями. В итоге девушка осталась на острове, а молодой человек нашел билет до Петербурга за 400 евро у «Аэрофлота» и решил, что лучше лететь сейчас, пока частично сняты ограничения.

«Меня подкупило, что не нужно будет проходить обсервацию и пассажиров рейса развезут по месту жительства, я прочитал об этом в одном из чатов в Telegram. И когда я покупал билет, в посадочном талоне был указан Петербург. Мы должны были сделать пересадку в Москве, где вдруг выяснилось, что наш рейс перенесли на несколько часов раньше, и мы на него банально не успели», — говорит Алексей.

Его удивила человечность сотрудников Роспотребнадзора, с которыми он общался в аэропорту: «Люди ведь не виноваты, виновата система», — говорит он. Ему пообещали, что в обсерватор подадут автобус, чтобы забрать всех петербуржцев, которые не смогли улететь домой по вине авиакомпании: «Аэрофлот» не уведомил пассажиров о переносе рейса, и вместо 18 часов их самолет улетел в 15 часов, из-за чего они оказались на вынужденном карантине. Всего их в обсерваторе оказалось 40 человек. Молодому человеку по телефону клятвенно обещали, что их заберут вечером 14 июля, но чуда не случилось. Петербуржцы продолжают ждать, а сотрудники Роспотребнадзора не отвечают на звонки.

«Я понимаю, что сам несу ответственность за всё, что со мной случилось. На Бали я очень расслабился и забыл, как у нас все происходит. Мне предлагали в аэропорту на выбор два варианта: отсидеться в Москве две недели или поехать в обсерватор, и я мог бы остановиться у московских родственников, но не стал их беспокоить, а потом понадеялся на этот автобус», — признается молодой человек.

Однако, по его мнению, проблема в другом: на Бали была куда более благоприятная эпидемиологическая ситуация, нежели в России, и все люди с того рейса были здоровы, а к ним подселили других путешественников, которые могли возвращаться, например, из стран Южной Америки, где сейчас бушует коронавирус.

«Невежество Роспотребнадзора и мошенничество со стороны «Аэрофлота» подвергают опасности жизни многих людей. Потому что здоровые люди должны были просто поехать к себе домой, но в результате оказались в условиях, которые могут спровоцировать новую вспышку вируса», — заключает он.

Так же, как и Алексей, в Петербург не смогла улететь жительница Ленинградской области Полина, которую определили в обсерватор в Южном Бутово, где она оказалась вдвоем с шестилетней дочерью. При этом за петербуржцами, которые находятся с ней в обсерваторе, как обещают, сегодня приедет автобус, а её и других путешественников из Ленобласти в составе 15 человек оставили не у дел.

«Так как мы подписали бумаги, мы обязаны сидеть в обсервации, не выходя на улицу, и ждать, когда нас заберет наш регион. Покинуть обсерватор мы можем, только если нам сделают тест. Мы пытались его заказать за деньги в частной лаборатории, но правительство запретило брать тесты частным лабораториям у вновь прибывших из-за границы. Сам Роспотребнадзор к нам ехать отказывается», — сообщает Полина.

Ситуация с коронавирусом в Индонезии значительно лучше, чем сейчас в России. Согласно последним данным Университета Джонса Хопкинса, в последние две недели выявленная заболеваемость там составила 8,3 человека на 100 тысяч жителей. Это один из основных критериев, по которому национальные правительства принимают решение об открытии границы или о закрытии. К примеру, финские власти заявляют, что позволят россиянам приехать в Суоми, когда этот показатель в России составит 8 или меньше. По состоянию на 15 июля он у нас — 62. В Финляндии — 1,7.

Другой важный показатель — коэффициент Rt. Это отношение числа заболевших за последние четыре дня к данным за предыдущие четыре дня. Оно говорит об уровне распространения болезни — сколько человек успевает заразить больной, прежде чем его изолируют. Чтобы ситуация в стране была признана не очень опасной, должно быть меньше единицы. В Индонезии сейчас это 0,84. В России данные Роспотребнадзора показывают ровно 1. Так что если разглядывать ситуацию под углом медицинской статистики, выходит, что для приехавших с Бали петербуржцев их соотечественники теоретически могут быть опаснее, чем исходящая от них самих угроза.

Виктория Степанова, специально для «Фонтанки.ру»

Фото: Дмитрий Лекай/Коммерсантъ

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Комментарии (1)

260860591
Да никому особо не интересна статистика или заболеет там кто-то или нет. Глпвное соблюсти все инструкции, что бы не получить по шапке и штраф от кучи контролирующих органов.

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор