Авто Недвижимость Работа Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

11:33 25.06.2019

Юлия Ахмедова: «Дедушка русского стендапа - Жванецкий»

Юлия Ахмедова первой из российских женщин-комиков сделала сольный концерт и отправилась с ним в тур. Концерт называется «Нет харассменту» — и в нем достается и депутату Леониду Слуцкому, и бывшему президенту США Биллу Клинтону. Обоим посчастливилось попасть в харассмент-гейт до того, как общество оказалось готово на это правильно отреагировать.

Юлия Ахмедова: «Дедушка русского стендапа - Жванецкий»

предоставлено организаторами концерта в Петербурге

О том, когда в России изменится отношение к приставаниям и домогательствам, почему толпы молодежи бросились делать стендап и что им там светит, кого из стендап-комиков надо считать классиками и знать, Юлия Ахмедова рассказала в интервью «Фонтанке».

- Женщине сложнее работать с залом и смешить его, чем мужчине? Вообще, верны ли стереотипы о женском юморе?

– В Петербурге у меня был солд-аут, две тысячи человек купили билет на мой концерт. Значит они знали, куда идут, и как минимум положительно относятся к моему творчеству. Вряд ли у аудитории есть стереотипы по поводу женского юмора. Сначала я играла в КВН, где говорили, что женские команды не смешные. Потом я начала выступать в стендапе, где говорили, что женский юмор не смешной. Я ровно к этому отношусь и делаю то, что мне нравится. В последнее время я перестала обращать внимание на то, что вокруг говорят, — это очень субъективное.

-  Кстати, как вам удалось добиться того, что концерт до сих пор не утек в Сеть целиком или кусками, снятый тайком на смартфон? Защита авторских прав — серьезная проблема для российского комика?

Реклама


– Во-первых, стендаперы пока не настолько суперзвезды, чтобы кому-то было интересно заниматься воровством. Конечно, есть опасения, что что-то до эфира попадет в Сеть. Но у нас есть служба, которая занимается чисткой и удалением таких вещей. А что касается воровства материала после того, как он вышел в эфир, это меня мало волнует, потому что мы не возим на концерт то, что уже показали по телевизору. Коллеги шутки не воруют, я о таком вообще не слышала.

- Слуцкий-гейт закончился ничем. Почему у нас не вышло прецедента федерального уровня и его не удалили отовсюду, как Кевина Спейси? Тот же комик Луи Си Кей в результате харассмент-скандала «побывал в аду» и потерял 35 миллионов долларов.

– Мы как общество пока не готовы к тому, чтобы правильно воспринять историю о харассменте и правильно на нее отреагировать — и я говорю об этом в своем концерте. И Америка тоже не сразу была готова. Видимо, поэтому об историях, которые имели место пятнадцать-двадцать лет назад, заявляют только сегодня. Двадцать лет назад была история с Моникой Левински, которая потеряла все. А Билл Клинтон остался президентом США. Было разбирательство, и он остался президентом. Мало того, от него даже жена не ушла. А Моника Левински подвергалась настоящей травле и лишилась всего в своей жизни. Прошло 20 лет. Если бы сейчас случилась эта история, то Моника Левински была бы жертвой, а не человеком, на которого спустили всех собак. У нас к этому тоже придет. И гораздо быстрее, потому что есть американский опыт и движение #MeToo. История со Слуцким для меня большое недоразумение, я не могу сказать, почему это произошло. Я не хочу говорить банальные слова о патриархальном обществе. Но комментарии, которые я видела к этой истории, остаются на уровне «раздули из ерунды скандал».

- А вы сталкивались с харассментом?

– У меня был случай немного юмористический, о нем я рассказываю на концерте. Подробностей не будет — обойдемся без спойлеров.

Фото: предоставлено организаторами концерта в Петербурге

- Вы часто в своих выступлениях рассказываете о своей депрессии. Насколько это недооцененная тема в нашей стране? Ведь в массе своей люди вообще не относятся к депрессии как к заболеванию и просто не замечают это заболевание у себя.

– Да, так и есть. В концерте тоже есть большая часть, посвященная депрессии. Мне хочется, чтобы люди начали внимательнее относиться к депрессии — и своей, и своих коллег. Но сейчас становится модным ходить к психологу, как когда-то — быть вегетарианцем. И мы стали более открыты для этой темы. В моем случае депрессия — это болезнь, которую диагностировали врачи. Я много лет занимаюсь ее лечением. Какие-то формы депрессии, связанные с посттравматическими расстройствами, можно вылечить. Клиническую депрессию, к сожалению, скорее всего вылечить не получится.

- Почему сейчас все внезапно захотели быть стендаперами? Народу кажется, что это легкий хлеб? Кстати, правда ли, что стендаперы «очень много зарабатывают»?

– Мне кажется, это просто модно. В какой-то момент стало модно быть блогером. А теперь — стендап-комиком. Всем кажется, что это легче, чем есть на самом деле. Стендап — тяжелый жанр. А чтобы начать этим зарабатывать, надо пройти очень долгий путь.

- Почему в США, например, стендаперы становятся звездами и в каком-то смысле лидерами мнений, а в России это направление развивается уже не меньше десяти лет, но остается «нишевым»? Что не так с нашей почвой?

– Просто у нас это только зарождающийся жанр. У нас еще не выросли суперзвезды. Нашему проекту в этом году будет семь лет. Вот сейчас пришло много молодых комиков, наверное, кто-то из них станет звездой первой величины.

- Можно ли сказать, что, например, Жванецкий — дедушка русского стендапа? Или все-таки Луи Си Кей?

– Жванецкий, конечно.

Фото: предоставлено организаторами концерта в Петербурге

- Записи чьих концертов надо обязательно смотреть и пересматривать?

– Смотреть и слушать надо того, кто тебя вдохновляет. У тебя может быть любимый комик, и два его концерта покажутся тебе сногсшибательными, а третий вообще не понравится. Это как с фильмами великих режиссеров. Найдите своих комиков, которые вам близки по духу. Когда я начинала, мне очень нравился Стюарт Ли с его манерой. Потом я влюбилась в Луи Си Кея. Когда-то мне Эми Шумер очень импонировала, а сейчас я к ее творчеству немного по-другому отношусь. Опять же, предпоследний концерт мне не очень понравился, а последний был отличный. Ты меняешься, твои вкусы меняются — в этом смысле стендап похож на музыку.

- У вас есть бизнес — серф-кэмп на Шри-Ланке. Это отдушина или он приносит реальный доход?

– Бизнес — это громко сказано. Нет, дохода это не приносит. Хорошо бы это когда-нибудь окупилось. Хотя, даже если и не окупится — вложения были очень маленькие. Просто мы с друзьями сделали небольшой серф-кэмп на 30 номеров с школой серфинга, там тусуются в основном наши друзья из России. Мы называем это «дача». В сезон этот отельчик полный, в несезон никого, кроме наших друзей, там нет.

- У вас есть много шуток про мужчин. А во время обкатки материала на технических концертах бывает так, что мужчины на вас обижаются и как-то эту обиду демонстрируют?

– Нет, ничего подобного никогда не было. Я не могу пошутить о ком-то или о чем-то жестче, чем я могу пошутить о самой себе. В комментариях, наверное, что-то такое пишут. Но я комментариев не читаю.

Фото: предоставлено организаторами концерта в Петербурге

- Зачем мужчины вообще нужны? Современная женщина и без них может жить счастливо и независимо — и не надо ни за кем убирать и ни перед кем отчитываться, сколько туфель ты купила.

– А зачем мужчине нужна женщина, если можно нанять домработницу, которая будет стирать-убирать-готовить и не будет выносить мозг? Если ты хочешь ребенка, то родить его может суррогатная мать и воспитать — няня.

- Для этого надо быть финансово успешным мужчиной.

– Как и женщиной. А если приходится обеспечивать не только себя, но и ребенка, то надо быть очень финансово успешной. Просто мне кажется, тут дело в любви. Люди находят друг друга, влюбляются и любят. А зачем — никто же не знает ответ на этот вопрос.

Венера Галеева,

"Фонтанка.ру"

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор