18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
10:14 14.11.2018

Выборы в США: в повестке не Россия, в повестке американское общество

Америка начинает промежуточные выборы. Доктор исторических наук, завкафедрой американских исследований РГГУ Виктория Журавлева объясняет, почему их исход может реально изменить политическую ситуацию в Соединенных Штатах.

Выборы в США: в повестке не Россия, в повестке американское общество

Дональд Трамп и Владимир Путин//Дмитрий Азаров/Коммерсантъ

Промежуточные выборы в США проводятся раз в четыре года. Их принято считать своеобразным «экзаменом» для президента и его администрации. 6 ноября полностью переизберут членов палаты представителей и треть сената. Одновременно в 36 штатах пройдут выборы губернаторов и местных политиков. До сих пор у республиканской администрации Трампа были практически идеальные условия для работы — и в сенате, и в палате представителей у республиканцев было большинство. Теперь ситуация может измениться. И победа демократов в палате представителей грозит Трампу ни больше ни меньше как вызовом для дачи показаний под присягой по делу о российском вмешательстве в выборы 2016 года. Президент прилагает огромные усилия для активизации верного ему электората — и этим еще больше провоцирует своих противников.

Виктория Журавлева
Виктория Журавлева
Фото: fmo.rggu.ru

- Есть ли принципиальные отличия этих промежуточных выборов от тех, что прошли в 2014 году? 

– Безусловно. Прежде всего в том, что ожидается очень высокая активность избирателей. Обычно на выборы президента ходит порядка 60% американцев, а на промежуточные — около 40%. В 2014 году на промежуточные выборы пришло всего 35,9%  избирателей. И это был самый низкий уровень электоральной активности с момента окончания Второй мировой войны, что во многом помогло республиканцам получить преобладание в сенате. В итоге возникло то, что называется «полное разделенное правление», когда и палата представителей, которую демократы потеряли еще на промежуточных выборах 2010 года, и сенат стали республиканскими, а президент был демократический. 

До 6 ноября этого года сенат, палата представителей и президент были республиканскими. Но все может измениться в ходе промежуточных выборов 2018 г. Поэтому сейчас стоит вопрос — какова будет активность избирателей и как они проголосуют. Эксперты предсказывают беспрецедентно высокую явку – более 50%. Это похоже на правду: по состоянию на 4 ноября досрочно проголосовали уже 30 миллионов человек. Растет активность молодых избирателей в возрасте от 18 до 29 лет, которые в свое время позволили Обаме победить. По крайней мере, об этом свидетельствует число зарегистрировавшихся для участия в выборах. И это тоже отличает грядущие промежуточные выборы от предыдущих. К тому же аналитики отмечают необычный рост числа избирателей, сменивших партийную принадлежность. Наконец, более рельефно обозначились позиции многих электоральных групп, которые наметились еще в 2016 г. Образованные женщины, окончившие колледж и живущие в пригородах, будут определенно голосовать против республиканцев. Белые мужчины без высшего образования – против демократов. Городская Америка преимущественно демократическая, а аграрная Америка — республиканская. Афроамериканцы и латиноамериканцы, а также гендерные меньшинства отдадут голоса демократам. 

- Что так активизировало избирателей?

– Активная агитационная кампания, которую развернули и действующий президент Дональд Трамп, и экс-президент Барак Обама. Медийная повестка в ходе этих промежуточных выборов вообще формируется за счет новостей федерального значения, что также их отличает от предыдущих. В центре внимания – вовсе не Россия, а реформа здравоохранения, иммиграция, развитие экономики. Как раз по этим пунктам идет борьба. Если говорить о Трампе, то он активно разъезжает по различным  штатам и агитирует в социальных медиа. Трамп вновь и вновь обращается к своим белым выборщикам (а он полностью сохранил свой электорат в 54% в этом сегменте американского общества), пытаясь разыгрывать антимиграционную карту. Хотя во многом это информационный шум. Понятно, что никто не будет расстреливать колонну латиноамериканских иммигрантов, приближающихся к границам США.  То же самое насчет указа об отказе в гражданстве детям иммигрантов, рожденным в США, — это противоречит 14 поправке к Конституции. Она гарантирует, что все лица, родившиеся или натурализованные в Соединённых Штатах и подчинённые их юрисдикции, являются гражданами Соединённых Штатов и штата, в котором они проживают. Трамп и его сторонники апеллируют к тому, что нелегальные иммигранты не находятся под юрисдикцией США, значит, их детей можно не признавать гражданами. Но этот вопрос решается не указом президента, как заявляет Трамп, а Верховным судом, который уже принял решение по подобному вопросу еще в конце ХIX века, когда гражданином США был признан ребенок китайских иммигрантов, родившийся на территории США. Так был создан прецедент. А право США прецедентное по своему характеру. Трамп громогласно заявляет, что если победят демократы, то страну захлестнут орды иммигрантов. В свою очередь Обама объявляет эти выборы выборами за будущее демократии и всей страны, призывая американцев голосовать и противостоять риторике ненависти и раскола. В кампанию на стороне демократов включились известные медийные фигуры, такие как легендарная телеведущая Опра Уинфри. Сторонников демократов, да и все общество, взбудоражили рассылки самодельных бомб лидерам демократов. Не стоит забывать, что неординарность результатов выборов 2016 г. и сама фигура Дональда Трампа как президента США с характерной для него риторикой нетерпимости закладывают основу для активизации избирателей.

- Промежуточные выборы – это своеобразный тест на то, насколько поддерживают президента. Выходит, у Трампа есть шанс не пройти тест?

– Действительно, промежуточные выборы воспринимаются как в своем роде вотум доверия администрации президента, возможность для избирателей продемонстрировать свое удовлетворение или, напротив, недовольство политикой президента. Однако не стоит забывать, что в большинстве случаев партия действующего президента проигрывала промежуточные выборы. Исключением стали 1934-й, 1998-й и 2002-й годы. Причем 1934-й год – это Великая депрессия в США и «Новый курс» Франклина Рузвельта, 1998 г. – это поддержка демократов и Билла Клинтона в условиях небывалого экономического подъема и процветания, несмотря на дело Моники Левински, а 2002 г. – консолидация американского общества и рост авторитет Джорджа Буша-младшего после террористических актов 11 сентября 2001 г. Сейчас разрыв у республиканцев и демократов в сенате невелик, но в палате представителей у республиканцев было значительно большее преимущество. Социологические опросы свидетельствуют о том, что демократы должны победить именно в палате представителей. Однако для этого им надо сохранить свои 193 места и добавить еще 23. Не очень простая задача. Но демократы последние два года очень активно работали на уровне штатов, на местах. Если, например, взять электорат «ржавого пояса» (это штаты Северо-Запада и Атлантического побережья, где в 1970-е годы бурно развивалась сталелитейная промышленность, а в постиндустриальный период предприятия начали приходить в упадок, существует высокий уровень безработицы). Это штаты, которые обеспечили победу Трампу в 2016 г., когда белые рабочие без высшего образования оказались не готовы голосовать за демократов, что стало своеобразной революцией. Но демократы могут победить на губернаторских выборах в штатах «ржавого пояса», хотя электорат и остался верен Трампу. Это говорит о том, что готовность его поддерживать еще не означает готовности голосовать одновременно и за республиканцев.  Кроме того, в некоторых штатах, которые могут оказать решающее влияние на выборы в конгресс, республиканцы и демократы идут с минимальным разрывом. Существует 73 места не определившиеся.  Какими они станут – республиканскими или демократическими – покажут результаты выборов. 

- Насколько могут оказаться неточными прогнозы? Ведь в 2016 г. подавляющее число экспертов ошиблось, предрекая победу Хиллари Клинтон?

– Эксперты,  действительно, стали более осторожны в своих оценках. И все стараются оговаривать возможные допуски. По зарегистрировавшимся на выборах и тем, кто уже проголосовал досрочно, а также по итогам социологических опросов выстраивается определенная картина, о которой мы уже говорили. Но, может быть, молодые избиратели активно проголосуют за демократов, а, может быть, они в день выборов не придут в таком количестве на избирательные участки, как ожидается. Может быть, аналитики преувеличивают уровень убедительности Трампа, и его риторика, которая сработала в 2016 году, не сработает теперь. И так далее.

Есть еще один интересный нюанс этих промежуточных выборов, который следует брать в расчет, прогнозируя их исход  — очень много республиканцев уходит в отставку досрочно. Более 30 партийцев объявили о своей отставке перед выборами. 

- Потому что партия стареет, и люди уходят в силу возраста?

– Дело не только в этом. В качестве объяснения можно вспомнить о скандалах, связанных с сексуальными разоблачениями, кто-то уходит на другие выборные должности, а кто-то просто устал от самого Трампа. Так и говорят: надоело только и делать, что комментировать высказывания президента. У демократов такого количества уходов по собственному желанию не наблюдается. Напротив, в общей сложности порядка 1500 человек выдвинуто только в палату представителей. И среди них рекордное число женщин — 350. Женщины баллотируются на губернаторские посты, в том числе женщины-афроамериканки, которые вступают в борьбу с белыми мужчинами-республиканцами. Опра Уинфри не просто призывает приходить на выборы и голосовать, она в штате Джорджия поддержала выдвижение на пост губернатора кандидата от демократов Стейси Абрамс. Если она победит, то станет первой женщиной-афроамериканкой, занявшей этот пост. 

- Сексизм Трампа разбудил политическую активность американских женщин?

– Да, безусловно. Проигрыш Хиллари Клинтон на президентских выборах 2016 г. и женоненавистнические высказывания Трампа, его некорректная риторика, способствующая нагнетанию нетерпимости и ультраправых настроений, способствовали этой активизации. 

- Почему советники не могут убедить Трампа «выключить» сексиста хотя бы на время?

– Он не очень-то слушает советников. Некоторые эксперты любят сравнивать Трампа с Рональдом Рейганом. Да, Рейган был неопытным политиком. Но у него была команда опытных советников, которых он слушал. Другое дело, что он мог подпадать под влияние тех или других. Кроме того, Трамп не очень-то доверяет республиканцам. Да и в Республиканской партии нет единства. Хотя она и консолидируется сейчас накануне промежуточных выборов. Трамп считает, что, если он сейчас не будет активизировать собственный электорат, ситуация в конгрессе может измениться. Ведь самую громкую свою реформу — реформу налогообложения — Трамп во многом провел благодаря тому, что у республиканцев было большинство и в палате представителей, и в сенате. Трамп не доверяет республиканцам, опасаясь, что они могут проиграть. И мобилизует те риторические стратегии, которые позволили ему выиграть в 2016 году. Он пишет в Twitter, выступает в различных местах, подчеркивая, что он выполняет свои обязательства. Пообещал победить безработицу — и начал экономическую войну с Китаем, чтобы вернуть рабочие места в США. Пообещал бороться с иммиграцией. И борется.  Другое дело, что основы экономического роста были заложены еще в президентство Обамы, а демократы могут упрекнуть республиканцев, что имея большинство в обеих палатах конгресса, они даже не смогли принять иммиграционный закон и пересмотреть обамовскую реформу здравоохранения. 

- Выходит, что Трамп прокачивает свою партию, но этим только топит ее. В итоге он лишится рабочих инструментов для выполнения своих обещаний?

– Один из ведущих аналитиков американских выборов Ларри Сабато четко прогнозирует, что демократы, скорее всего, получат большинство в палате представителей, а республиканцы сохранят контроль над сенатом (правда, замечу, что Сабато прогнозировал победу Клинтон в 2016 г.). Но, допустим, что демократы победят в палате представителей. Это может поменять ситуацию во взаимоотношениях между законодательной и исполнительной властью. Единства между сенатом и палатой представителей больше не будет. Демократы попросту начнут блокировать законодательные инициативы Дональда Трампа. Любые законы должны получить две трети голосов в обеих палатах. Кроме того, билли по финансовым вопросам могут быть инициированы только в палате представителей. Первое, с чем столкнется Трамп, — блокировка республиканских законодательных инициатив по иммиграции, финансированию границ, здравоохранению, социальных программ. 

Кроме того, сейчас в палате представителей работает комитет, который занимается расследованием вмешательства России в президентские выборы и может по решению своего председателя (а не всех членов, как в аналогичном комитете сената) вызывать представителей исполнительной власти для дачи показаний под присягой в конгресс Соединенных Штатов. Республиканцы использовали на протяжении двух лет этот комитет для защиты Дональда Трампа, блокируя приглашение Трампа для дачи показаний под присягой. Вот из-за чего ему может грозить импичмент — не из-за связей с Россией, а из-за дачи ложных показаний под присягой. Ведь на этом в свое время поскользнулся  Билл Клинтон — импичмент ему грозил не из-за его внебрачной связи, а из-за лжи под присягой о том, что этой связи не было. Демократы активизируют  расследования в конгрессе бизнес-сделок Трампа. Это они сделают после выборов в первую очередь. Обнародование засекреченной части доклада прокурора Роберта Мюллера вряд ли что-то изменит в ситуации в целом. То, что действовала «фабрика троллей» и были попытки информационных вбросов, —уже доказано с именами и явками. Нужно смотреть правде в лицо.

- Говорят, что в США назревает чуть ли не новая гражданская война, настолько велик внутренний раскол в обществе и его поляризация? 

– О, да. Российские государственные СМИ смакуют колонку старшего научного сотрудника  Гуверовского института Нила Фергюсона с огромным удовольствием, вырывая идеи из контекста. Фергюсон говорил о «культурной гражданской войне» и анализировал мнения некоторых американских историков о том, что выборы 2020 года могут при определенных политических раскладах напомнить выборы 1860 года накануне Гражданской войны в США, когда победил Линкольн. Но такой радикальной поляризации общества, как тогда, сегодня нет. Ультраправые и ультралевые составляют меньшинство, хотя и очень шумное меньшинство. При этом нельзя отрицать глубокий социально-политический и ценностный кризис в современном обществе, те разломы, которые в нем существуют и создают опасные ситуации. Вот именно этим и объясняется важность промежуточных выборов 2018 г. Смогут ли своим выбором американцы сделать шаг на пути к консолидации общества.   

- А чья победа выгоднее России? Если демократы выиграют, они сконцентрируются на зле в лице Китая и Саудовской Аравии?

– Как раз нет. Демократы изначально формировали антитрамповскую риторику как антироссийскую. При этом у Трампа вообще не будет выбора — если демократы победят, он будет делать все, чтобы ввести новые санкции и блокировать обвинения против себя как пророссийского президента. Но и победа республиканцев в палате представителей ситуацию для России в целом не улучшит. Не стоит забывать, что это республиканский конгресс лишил Трампа права лично отменять санкции в отношении России и заставил ввести новые санкции в августе 2017 года. Санкции в отношении России – едва ли не единственный вопрос, в котором у республиканцев и демократов существует определенный консенсус. 

Для России ситуация катастрофическая уже сейчас. Российско-американские отношения находятся в глубочайшем со времен холодной войны кризисе. Предел мечтаний — чтобы не сняли старые санкции, а не ввели новые.  

- Есть ли выход из этой патовой ситуации?

– Для России важно перестать, наконец, делать ставку на Дональда Трампа. Он может сколько угодно встречаться с Путиным и пожимать ему руку, но ограничения продолжит вводить. Я разделяю мнение директора Российского совета по международным делам Андрея Кортунова: надо взаимодействовать с «глубинным» американским государством, активнее заниматься дипломатией второго трэка, взаимодействовать на уровне экспертов и законодателей, готовых мыслить прагматически. Сегодня Трамп заявляет, что США готовы выйти из договора по ракетам средней и меньшей дальности. Можно бесконечно стенать, что вот-вот исчезнет важнейший элемент прагматичной повестки дня российско-американских отношений, сохранившийся еще со времен холодной войны. Но, если разобраться в ситуации без эмоций, Трамп говорит о том, что сегодня этот договор фактически ограничивает только две державы — Россию и США — так как был заключен в условиях существования биполярного мира. Этот договор не ограничивает Китай. И надо не смаковать угрозы денонсирования старого договора, а работать над заключением нового международного соглашения. 

Когда начались обвинения России во вмешательстве в президентские выборы, надо было предложить проводить расследование совместно, а не уходить в полный отказ, начать переговоры о заключении договора о кибербезопасности на базе установления хоть какого-то диалога. Ведь вопрос о вмешательстве в выборы в США – это вопрос национальной безопасности. И делать вид, что ничего не произошло, предлагать просто перевернуть эту прискорбную страницу и начать с чистого листа, по меньшей мере наивно и непрофессионально. 

Если бы на президентских выборах выиграла Хиллари Клинтон, ситуация была бы достаточно жесткой, но не столь катастрофической. Да, отношения были бы напряженными, но вряд ли мы бы дошли до закрытия консульств, ареста дипломатической собственности и войны санкций. Пока Дональд Трамп будет в Белом доме, серьезных подвижек не предвидится. Главный вопрос — сумеют ли демократы до 2020 года найти фигуру «анти-Трампа». Республиканцам такой кандидат нужен еще больше, потому что от него будет зависеть политическое будущее Республиканской партии.  

Беседовала Венера Галеева, "Фонтанка.ру"

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор