18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
07:08 11.12.2018

Жена министра Реймана на встречной полосе

Выезд «Мерседеса» на встречную полосу перестал быть однозначным после того, как стало понятно, что за рулем бывшая жена экс-министра связи Реймана, а на пассажирском - его дочь. Пока востоковед теряла сознание, родственники известного человека спасали собаку.

Жена министра Реймана на встречной полосе

Фото 47news

Сестрорецкий районный суд Петербурга 16 апреля выслушает сотрудников ГИБДД, которые около полудня 31 июля прошлого года оформляли лобовое столкновение на виадуке через железнодорожные пути в посёлке Репино. Тогда на крутом повороте паркетник Mercedes-Benz GLK 220 встретился с компактным купе Audi A1, который двигался из посёлка Ленинский. В тот день проезжая часть была узкой из-за дорожных работ, одна оставшаяся полоса была разделена на две оранжевой сплошной. За рулём первой машины сидела 51-летняя Юлия Полтавская. Дама приходится экс-супругой бывшему министру связи, советнику президента и герою Forbes  Леониду Рейману. Сегодня он владеет инвестиционным фондом Alternative Capital Investments. На пассажирском сиденье находилась 26-летняя дочь Реймана, Марина. Автомобилем Audi управляла 32-летняя доцент кафедры востоковедения и африканистики исследовательского университета Высшей школы экономики в Петербурге Мария Солощева. Больше в салоне никого не было.

«...Двигаясь со скоростью 25 километров в час ...в своей полосе ...Встречный чёрный «Мерседес» увидела за несколько секунд до аварии, когда он на скорости около 60 км/час пересёк линию дорожной разметки приблизительно на 1/3 корпуса, выехав на встречную полосу... Свернуть направо я не смогла из-за ограждения, и я ехала впритирку к нему. ...Сработали подушки безопасности, я потеряла сознание...» – написала уже в больнице объяснение преподаватель Мария.

В разговоре с 47news доцент рассказала, что ехала из поселка Ленинский, где живёт её руководитель, профессор Евгений Зеленев.

– Он был на больничном после операции на сердце. Я забрала от него документы и ехала на работу. Увидев встречную машину, только и успела переставить ногу на тормоз. Помню, как из подушек стал выходить газ. Боли вообще не почувствовала сначала и даже выбралась через пассажирскую дверь. Первая мысль: на работе ждут документы. Стала звонить, предупреждать. Потом нога стала опухать на глазах, я забралась обратно в машину и стала ждать полицию. Женщина-водитель из «Мерседеса» подходила и что-то спрашивала, но разговаривать с ней у меня желания не было. Вторая занималась собакой и вскоре уехала на подъехавшей машине, – рассказала Мария, вспомнив непосредственную эмоцию, которую тогда испытала: – Было очень, если честно, обидно. Я на эту машину долго копила, и мама с покупкой сильно помогла.

Медики диагностировали у Марии перелом стопы с «расхождением отломков» и гематомы от ремня. На больничном она провела полтора месяца, а всё лечение заняло три. Согласно медицинскому заключению, она получила средний вред здоровью. Никаких попыток связаться водитель «Мерседеса» не предпринимала.

Прибывшим сотрудникам дорожной полиции ситуация показалась достаточно очевидной. На схеме ДТП они отметили «осыпь грязи». Это один из способов определения места столкновения. На рисунке осыпь отмечена желтой точкой. Видно, что она на встречной полосе. В протоколе было зафиксировано, что точка находится в полуметре от сплошной на стороне «Ауди».

В своих объяснениях после ДТП Юлия Полтавская сообщила, что двигалась со скоростью около 50 км/час по своей полосе и виновной в аварии себя не считает, но со схемой ДТП согласна. Уже в суде она заявит, что на неё было оказано давление приехавшим знакомым Марии, якобы на поясе у него была кобура. Потом выяснится, что это была поясная сумка. Пассажирка Марина Рейман в своем объяснении высказалась более аккуратно.

– Затрудняюсь сказать, какая машина выехала на встречную полосу... ...Я не пострадала, сразу спросила у мамы, всё ли с ней в порядке, она ответила, что да. Затем я вытащила собаку из багажника и уехала с места происшествия в течение следующих 10 минут. Собака ждала щенков в этот день, – объясняла Марина в протоколе.

В день ДТП было возбуждено административное производство по части второй статьи 12.24 Кодекса об административных правонарушениях – «Нарушение правил дорожного движения или правил эксплуатации транспортного средства, повлекшее причинение средней тяжести вреда здоровью потерпевшего». Максимальная денежная санкция по этому составу — 20 тысяч рублей. Но немаловажно, что наказанием может стать лишение прав на два года. В августе Марию из «Ауди» признали потерпевшей по этому делу. В сентябре дело в отношении Полтавской ушло в Сестрорецкий суд. Тогда же Полтавская предоставила в суд экспертизу, согласно выводам которой определить место удара невозможно.

Поскольку стороны заняли диаметральные позиции, седьмого декабря судья Наталья Богданова приняла решение назначить судебную автотехническую экспертизу. Сторона автоледи из «Мерседеса» предложила провести её в Центре независимой экспертизы «Петроградский эксперт».

Она была готова 22 февраля. Эксперт Андрей Русинов сообщил, что поскольку радиус дороги не был зафиксирован, то установить действительное местоположение автомобилей на месте ДТП не представляется возможным. Невозможно, по мнению эксперта, определить место столкновения, поскольку нет следов растекания жидкостей и осколков.

Объяснение того, что «морда» «Мерседеса» находится на полосе «Ауди», эксперт Русинов нашел в силах Ньютона: масса «Мерседеса» больше, вот он и продолжил после удара «вращение в прежнем направлении ...вследствие чего, наиболее вероятно, передняя часть «Мерседеса» оказалась на встречной полосе». В выводе он также использовал оборот «наиболее вероятно» и сообщил суду, что версия Юлии Полтавской более состоятельна.

Полностью материал читайте на 47news

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор