Авто Признание & Влияние Фонтанка-500 Книги «Фонтанки» Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

11:31 23.01.2020

Триллионы рублей в «антитеррористическом пакете»

Совет Федерации одобрил «пакет Яровой», убытки от которого бизнес оценил в триллионы рублей. Последняя надежда — вето президента: скандальный законопроект может поставить под угрозу намеченный курс на технологический прорыв.

Триллионы рублей в «антитеррористическом пакете»

Юрий Мартьянов/Коммерсантъ

Пакет резонансных антитеррористических поправок был принят 29 июня 2016 года  Советом Федерации РФ, несмотря на протесты бизнеса, чиновников и экспертного сообщества. Его реализация грозит предпринимателям — убытками в размере триллионов рублей, государству — недополучением миллиардов налогов, а гражданам — двукратным ростом платежей на услуги связи, считают участники рынка. 

В ходе Петербургского экономического форума президент России Владимир Путин заявил о  необходимости «повысить технологическую конкурентоспособность». Спустя две недели Совет Федерации принял пакет антитеррористических поправок депутатов Ирины Яровой и Виктора Озерова. В соответствии с законопроектом, который на прошлой неделе во втором и третьем чтении приняла Госдума, с 1 июля 2018 года операторы связи должны будут хранить информацию о фактах приема и передачи данных своими клиентами три года, а интернет-компании — до одного года. Само содержание сообщений (в том числе текстовую, голосовую информацию и видео) – до шести месяцев. Кроме того, мессенджеры и социальные сети будут обязаны предоставлять спецслужбам ключи для шифрования сообщений.

Накануне рассмотрения бизнес в лице операторов мобильной связи направил председателю Совета Федерации Валентине Матвиенко обращение с просьбой отклонить проект. В нем, в частности, указывается, что существующая инфраструктура операторов не позволяет размещать необходимые объемы данных, а ее усовершенствование потребует триллионов рублей инвестиций.

По словам предпринимателей, они отнюдь не против борьбы с терроризмом, однако создание «Большого брата» не должно проходить ценой убийства отрасли. 


Кто заплатит за «Большого брата»

В компании МТС «Фонтанке» сообщили, что свои расходы по реализации требований «пакета Яровой» оценили в 2,2 трлн рублей. Однако методологию расчета уточнить отказались, указав, что закон пока не принят, и в какой редакции он вступит в силу, пока не известно. 

Ранее  «ВымпелКом» подсчитал, что стоимость хранения данных в течение трех лет обойдется ему в $ 31 млрд (около 2 трлн рублей по курсу на 29.06), у «МегаФона»  — в $ 20,8 млрд (1,3 трлн рублей).

Такие суммы существенно превышают чистую прибыль каждого оператора. К примеру, МТС в 2015 году заработал 53,1 млрд рублей, «ВымпелКом» – 21,4 млрд рублей, «МегаФон» – 39,04 млрд рублей. «Подобные непомерные и неэффективные обременения бизнеса катастрофически повлияют на всю экономику в сфере телекоммуникаций», – считают в «Мегафоне».

Кроме того, операторы не смогут платить государству налог на прибыль, а также инвестировать в инновации. «Не будет развития интернета, мы остановимся и опять начнем отставать от остального мира», – прокомментировал вчера в эфире «Коммерстантъ FM» директор по связям с общественностью компании «МегаФон» Петр Лидов.

Заплатить за антитеррористическую безопасность придется и гражданам. «Реализация закона повлияет на рост тарифов в несколько раз», –  считают в «МегаФоне». 

В ожидании вето


При этом в осмысленности таких затрат существуют сомнения. Так, бывший сотрудник Агентства национальной безопасности Эдвард Сноуден, получивший убежище в России, сравнил в своем блоге Twitter предложение Яровой и Озерова с «Большим братом» из романа «1984» Оруэла и назвал требование хранить все звонки и сообщения «не просто опасным, но и непрактичным». «Массовая слежка не работает. Законопроект отнимет деньги и свободу у каждого россиянина, при этом уровень безопасности не вырастет», – написал он.

Сами операторы тоже говорят о риске утечки данных. «Отдавать это тысячам компаний, среди которых есть такие крупные, как мы, а есть мелкие, но частные, обязывать их хранить данные миллионов людей – все это приведет, конечно, к созданию черного рынка торговли любыми данными о персональной жизни граждан», – заявил директор по связям с общественностью компании Петр Лидов.

Бенефициарами же новых поправок, вероятнее всего, станут крупные иностранные ИТ-компании. 

Ранее институт «Гипросвязь» (входит в состав «Ростелекома») оценил объем данных, которые потребуется хранить, в 157,5 эксабайта, или 169 трлн гигабайт. Это в 100 тысяч раз больше тех мощностей, которые операторы используют сейчас, когда хранят лишь данные о фактах связи.

Впрочем, этот расчет делался в мае 2016 года, когда антитеррористический пакет предполагал фиксацию содержания звонков и сообщений в течение трех лет. «Поскольку в текущей редакции этот срок сохранили до полугода, цифру можно разделить на шесть. Но  все равно это гигантские объемы», – комментирует Сергей Разумовский, исполнительный директор петербургской компании Raidix, специализирующейся на системах хранения данных.

По его словам, сейчас 80% рынка хранения данных занимают три мировых гиганта — EMC, IBM, Hewlett Packard (для сравнения: сам Raidix, который позиционирует себя как одного из крупнейших отечественных производителей, оценивает свою долю в 1 – 2%). «Теоретически, новые требования позволили бы нам существенно увеличить наш бизнес. Технологически мы готовы поставлять решения, которые позволяют хранить 10 – 100 петабайт (1 эксабайт = 1024 петабайта. — Прим.ред.), такие решения делаем сейчас для сервисов трансляции медийного контента. Однако иностранные компании обладают большими ресурсами по лоббированию, есть опасения, что они заберут этот рынок себе», – отмечает топ-менеджер.

Впрочем, сами физические носители информации, на которые придется около 60% затрат при реализации антитеррористического пакета в части хранения данных, в России не производятся. «Их делают в мире три компании – Seagate, Western Digital и Toshiba. Я думаю, они смогут обеспечить нужный объем. Всю остальную инфраструктуру, включая  сети передачи данных, системы охлаждения, серверное оборудование, можно делать в России», –  считает Сергей Разумовский.

Любопытно, что в Министерстве связи также уверены, что проект нуждается в доработке. «Хронология, по которой закон принимался в версии второго чтения, не позволила комитету [профильному комитету Госдумы по безопасности] учесть или заслушать позицию министерства. Считаем, что возникнут серьезные вопросы с конкретным правоприменением закона», — цитирует «Интерфакс» министра связи и массовых коммуникаций РФ Николая Никифорова. По его словам, закон потребует поправок в части сертификации средств связи, ключей шифрования и хранения данных. Минкомсвязи представит свои предложения в сентябре-октябре.

Однако Совет Федерации этим доводам не внял. После одобрения сенаторами последняя надежда бизнеса — вето президента. Как сообщил сегодня пресс-секретарь Владимира Путина, глава государства в курсе проблемы. «Нам известно об иных взглядах в отношении этого законопроекта. Нам известно о конкретных замечаниях, которые делают, в том числе, связисты (операторы связи. – ИФ), общественники, общественные организации. Сейчас они изучаются, а решение будет принимать президент, когда документ поступит к нему на подпись», – цитирует Пескова «Интерфакс». 

Галина Бояркова,

«Фонтанка.ру»

Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге

      Наши партнёры

      СМИ2

      Lentainform

      Загрузка...

      24СМИ. Агрегатор