Авто Недвижимость Работа Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

16:58 20.11.2019

Трамп сделает Хиллари президентом

За полтора месяца до окончания праймериз в США практически определились будущие кандидаты в президенты: у демократов Хиллари Клинтон одной ногой в бюллетене, у республиканцев Дональд Трамп в двух шагах от номинации.

Трамп сделает Хиллари президентом

Picvario/Интерпресс

На этой неделе, 26 апреля, в очередной супервторник на первичных выборах в США, где Республиканская и Демократическая партии определяются с кандидатами в президенты, голосование проходило сразу в пяти штатах. Лидеры остались лидерами, аутсайдеры практически лишились шансов. Дональд Трамп у республиканцев одержал победу во всех пяти штатах. У демократов Хиллари Клинтон победила в четырёх штатах, но в целом расклад голосов таков, что этот этап гонки экс-госсекретарь США может считать завершённым. Ситуацию с праймериз в США прокомментировала "Фонтанке" американист Виктория Журавлёва.

Напомним, что праймериз в США начались 1 февраля, голосование прошло в 46 штатах (в некоторых пока состоялись праймериз только у демократов или только у республиканцев)
и на зависимых территориях. Впереди – ещё 10 штатов у республиканцев и 14 у демократов. В каждом штате определённое число делегатов на Конвент отдаёт голоса тому или иному претенденту от своей партии. Эти делегаты назовут окончательно имя номинанта. Праймериз Демократической партии завершатся 14 июня голосованием в округе Колумбия (Вашингтон), у республиканцев на неделю раньше в Калифорнии.

Претенденту от демократов необходимо заручиться поддержкой 2383 делегатов. По результатам супервторника 26 апреля и предыдущих туров Хиллари Клинтон набрала 2183 голоса, её можно считать состоявшимся кандидатом. Даже если случится чудо и в оставшихся 14 штатах бывшую первую леди не поддержит ни одна живая душа, её сопернику Берни Сандерсу всё равно не хватит делегатов для выдвижения. В такой ситуации вопрос решали бы представители партийного истеблишмента – суперделегаты. Но они свои настроения выразили вполне отчётливо: 520 суперделегатов проголосовали за Клинтон и только 39 за Сандерса.

У республиканцев ситуация сложнее. Дональду Трампу необходимо набрать 1237 делегатов, чтобы выиграть номинацию. Сегодня у него 993 голоса. Учитывая, как за него голосуют, в оставшихся 10 штатах он недостающее, видимо, доберёт. Тем более что в шести штатах подсчёт голосов будет проходить по принципу "победитель получает всё". Иначе кандидата будет определять Конвент, и здесь тоже всё решит партийная элита. А у республиканцев она лидера как раз не очень жалует.


Что означает этот расклад и каковы перспективы потенциальных кандидатов в президенты США, "Фонтанке" рассказала американист Виктория Журавлёва, старший научный сотрудник сектора внешней и внутренней политики США Института мировой экономики и международных отношений РАН.

- Виктория, вы уже видите кандидатов в президенты США или ещё осталась интрига?

– Думаю, что со стороны Демократической партии всё понятно. Очень мало вероятности, что Берни Сандерс сможет догнать Хиллари Клинтон. Со стороны Республиканской партии тоже есть наиболее вероятный кандидат – Дональд Трамп. Хотя чисто математически он пока не набрал нужного числа делегатов, то есть сказать, что уже всё – он точно будет кандидатом в президенты, пока нельзя. Впереди у республиканцев ещё 10 штатов, и для того, чтобы точно считаться номинантом, Трампу надо победить в половине. Так что для него борьба не закончилась. Как и для его конкурентов в Республиканской партии. Я думаю, за этим зрелищем надо будет следить до самого конца.

- В мае у республиканцев пройдёт голосование в пяти штатах – в той самой половине. Может Трамп уже в мае добрать недостающих делегатов?

– Один из решающих штатов – Калифорния, а там голосование 7 июня. Это последний день гонки для республиканцев. И самый принципиальный штат: там у них 172 делегата, голосование проходит по принципу "победитель получает всё". Скорей всего, Калифорния будет голосовать за Трампа, судя по настроениям, по этническому составу населения, по его победам в подобных штатах.

- 172 голоса – этого Трампу недостаточно, чтобы завоевать номинацию.

– Значительное число голосов даёт Индиана. Если Трамп побеждает в Индиане, на что он очень сильно рассчитывает, то уже 3 мая с большой вероятностью можно будет сказать, что он станет номинантом. Потом в мае будут Небраска, Западная Вирджиния, Орегон и Вашингтон. Если в этих пяти штатах в мае Трамп победит, то можно будет Калифорнии и не ждать, всё будет понятно. Однако пока ситуация такая, что он может и не набрать нужного количества.


- Предположим – не наберёт, и вопрос о выдвижении будет решать Конвент. При этом у Трампа подавляющее преимущество перед другими кандидатами. Как могут развиваться события у республиканцев?

– У Трампа действительно подавляющее преимущество. Даже если он не наберёт нужных 1237 голосов, то подойдёт к этой черте ближе всех. И это может поставить истеблишмент Республиканской партии в очень неловкое положение. Цифры говорят о том, что электорат республиканцев поддерживает именно Трампа. В такой ситуации выдвинуть кандидатом в президенты не его – это ущерб для имиджа партии, для её популярности в обществе. Которая и так-то невысока. И уже есть опросы, согласно которым люди, голосовавшие за Трампа, опасаются, что в результате открытого Конвента он не станет номинантом. Это было бы своего рода предательством по отношению к электорату.

- Такое уже было когда-нибудь, чтобы на праймериз побеждал один кандидат, а партия выдвигала другого?

– У меня нет перед глазами данных из глубокой истории, но в ближайшие десятилетия такого не было. На самом деле, открытого Конвента у республиканцев тоже очень давно не было. Если не ошибаюсь, с 70-х годов XX века.

- Что это такое – "открытый Конвент"?

– Открытый Конвент отличается тем, что на нём делегаты имеют право голосовать по своему усмотрению, независимо от того, как голосовал электорат. Он проходит в несколько этапов. Первый, как и на обычном Конвенте, предполагает, что делегаты, связанные с электоратом, голосуют так, как голосовал электорат. Дальше идут ещё два этапа, на которых делегаты больше не связаны голосами избирателей.

- Вот тут-то и есть самое интересное.

– Да, потому что тут все кандидаты борются уже за то, чтобы перетащить на свою сторону делегатов. И всё зависит от того, кто имеет больше рычагов влияния, больше связей, кто может договориться с большим числом конкретных личностей в партии. Есть ещё один момент. Какие-то кандидаты вышли из гонки, но их делегаты-то остались. За этих делегатов можно побороться: убедить их перейти на сторону того или иного кандидата. И здесь у Круза есть шансы получить делегатов Марко Рубио, потому что они были наиболее близки, электорат у них примерно одинаковый. Как будут голосовать делегаты кандидатов, вышедших из гонки, предсказать сложно. Но если подавляющее большинство голосов на праймериз наберёт Трамп, а по итогам Конвента будет выдвинут кто-то другой, это станет результатом влияния внутрипартийной республиканской элиты на делегатов.

- Почему вообще у республиканцев сложилась такая ситуация, когда партийные элиты могут выступить против кандидата, за которого голосует большинство их избирателей?

– Трамп – это результат серьёзного кризиса, который переживает Республиканская партия. Исторически обе партии развиваются циклами. Есть цикл роста, когда партия популярна, когда она отвечает запросам электората, когда она адекватна реальности. А есть цикл спада, когда партия теряет связь с обществом, застревает в каких-то старых шаблонах, мешающих ей видеть, что общество изменилось, ушло вперёд. Это может продолжаться до того момента, когда партия либо начинает развиваться, сближается с запросами общества, либо – исчезает, уходит с политической орбиты. И вот сейчас через это проходит Республиканская партия: она уже больше не отвечает на запросы электората.

- Это значит, что избиратели-республиканцы в целом стали менее консервативны?

– Нет, избиратели по-прежнему консервативны. Но в гораздо меньшей степени, чем сегодняшнее ядро республиканской партии. Первые симптомы разногласий проявились в 2008 году, когда электорат показал, что Республиканская партия не улавливает определённые запросы. Партия на это отреагировала отлично: возникло "движение чаепития" – Tea Party movement в 2009 году, в Конгрессе появилось много правоконсервативных республиканцев. Но кризис спал, общество пошло дальше, а партия так и осталась на прежнем месте. Её электорат показал, что хочет выйти из жёсткого консерватизма, а партия оказалась к этому не готова.

- Это проблема внутри партии или она как-то влияет на ситуацию в США вообще?

– Такой жёсткий консерватизм создаёт барьеры во взаимодействии с Демократической партией. Они теперь находятся на разных полюсах политического спектра.

- Разве так не всегда было?

– Сейчас между ними такая пропасть, что они часто не могут договориться. А когда они не могут договориться – правительство США не может нормально функционировать. Потому что запросы Белого дома натыкаются на блокировку со стороны Конгресса, который контролируется республиканцами. В итоге сейчас порядка 70 процентов американцев считают, что федеральное правительство неэффективно.

- Американцы всегда критически настроены к своему правительству. Они даже гордятся этим и объясняют, что именно в этом залог их движения вперёд.

– Да, но 70 процентов – это очень много. Это говорит о том, что партийная радикализация стала проблемой, она блокирует нормальную работу правительства. Вот этот кризис республиканской партии и породил такую фигуру, как Трамп. Трамп – это ответ на желание республиканского электората видеть фигуру, которая была бы… Другой. Того, кто представлял бы ценности республиканцев, но при этом не был бы настолько закостенелым в своём консерватизме.

- Судя по вылету Рубио и результатам Круза, основной электорат республиканцев больше не поддерживает запреты абортов и однополых браков. Но основные-то ценности республиканцев остались прежними: минимальное вмешательство государства в экономику, низкие налоги и так далее. Тем не менее кандидаты, которые отвечали бы таким требованиям, вылетели. Чего хочет этот электорат?

– Они хотят видеть адекватного кандидата. Который был бы консерватором, но при этом не был бы… Не был бы сумасшедшим.

- А сумасшедшие – это кто?

– Я так скажу: был бы консерватором, но не был бы Крузом. Не либерал, не центрист, настоящий консерватор, но без радикализма. Без сумасшедших планов и высказываний про аборты, про женщин, про однополые браки. Потому что реальность изменилась, и это понимает даже консервативный электорат. Когда рядом с тобой живут однополые семьи, когда ты привыкаешь, что женщина имеет право распоряжаться своим телом, но кандидат по телевизору кричит, что всё это мы теперь запретим, создаётся ощущение, что кандидат не вполне адекватен. Что он живёт в другой реальности. А значит – он не сможет помочь тебе, избирателю, не будет эффективен в Белом доме, потому что не чувствует реальность.

- Трампа тоже называют сумасшедшим, его высмеивают по телевизору. Как у него обстоят дела с чувством реальности?

– Безусловно, он больше чувствует реальность, чем радикальные консерваторы. Но главное в нём другое: он не играет по правилам политического истеблишмента и разговаривает с избирателями на том языке, на каком они говорят друг с другом. Он не играет в политкорректность.

- Американскому народу нравится?

– Популизм нравится всегда. Не только американскому народу. А поведение Трампа создаёт такое ощущение: раз кандидат разговаривает на твоём языке, значит, он понимает твои беды и, придя в Белый дом, сможет решить твои проблемы.

- Трамп так высказался о Хиллари Клинтон: если бы она не была женщиной, то не видать бы ей таких результатов. Разве на этом он не должен потерять голоса женщин-избирательниц?

– На самом деле, как раз Клинтон не очень популярна среди женщин, как это ни странно. Женщины – это не ядро её электората.

- Почему вообще Трамп начал высказываться против Клинтон, если пока его соперники – однопартийцы Круз и Кейсик? Или их он уже мысленно победил?

– В выступлениях Трампа произошёл переход на новый этап: он ведёт себя уже как номинант. Думаю, что в этом есть тактический момент: он внушает большее доверие своему электорату, показывает, что вот – уже всё случилось. Хотя и сама по себе победа сразу в пяти штатах окрыляет.

- Собственно, у республиканцев ничего кардинально нового не происходит с начала гонки: как был Трамп – так Трамп и есть. Но что произошло у демократов? Почему Сандерс, так лихо взявший старт в начале февраля, теперь отстал от Клинтон безнадёжно?

– Вот как раз его прорыв был неожиданностью, а сейчас ничего неожиданного не происходит. Сандерсу так и не удалось выйти на большую поддержку среди афроамериканцев и латиноамериканцев. А борьба между ним и Клинтон шла именно за эти группы электората. И ещё за средний и нижний сегмент белого электората. Эту борьбу Сандерс проиграл.

- Почему? Его социалистические идеи должны нравиться как раз этим "сегментам".

– Потому, что образованного белого населения меньше, чем остального демократического электората. А вот почему Сандерсу так и не удалось стать популярным среди афроамериканцев и латиноамериканцев – тут, я думаю, основное объяснение в том, что его не считают способным победить на национальном уровне. В борьбе с Трампом Хиллари кажется им более надёжным кандидатом. А этому электорату очень важно, чтобы победил не Трамп. И во многом Хиллари выигрывает за счёт Трампа.

- Так успех Клинтон – это заслуга Трампа?

– Это результат множества сложившихся факторов. Тут и Трамп – сильный, популярный кандидат, к тому же опасный с точки зрения определённых социальных групп, его просто боятся. Это очень значительный фактор. Другой – это леволиберальные взгляды Сандерса, которые в американском обществе всё-таки не очень популярны. При этом Клинтон показывает, что готова сдвинуться влево. И одной этой её готовности уже достаточно для протестующего демократического электората, чтобы почувствовать, что что-то может измениться.

- Вы сказали, что Клинтон кажется надёжным противником Трампа. Какие у неё шансы победить в ноябре?

– Думаю, что очень хорошие. Трамп – неоднозначная фигура, он вызывает противоречивые чувства. Многие опросы дают удивительные результаты: будто бы на общенациональном уровне в США больше 60 процентов электората Трампа не поддерживают.

- Кто ж тогда за него сейчас голосует?

– Одно дело – в рамках республиканского электората, другое – на общенациональном уровне. И пока у Хиллари показатели лучше. Плюс – я думаю, что своими высказываниями Трамп способен так напугать демократический электорат, что они все пойдут на выборы.

- То есть Трамп ещё и поможет демократам решить их главную проблему – явку на выборы?

– Да, он решит им эту проблему. Как Обаме удалось в 2008 году заставить всех их выйти и проголосовать, так теперь Хиллари, возможно, удастся то же самое – благодаря усилиям Трампа.

- И у Хиллари Клинтон, и у Дональда Трампа обнаружились компании, зарегистрированные в американском офшоре – штате Делавэр. В российской прессе это обсуждается с большим интересом как якобы препятствие на пути к президентству. В американских газетах я такой дискуссии не нашла. Насколько это разоблачение серьёзно?

– Думаю, что у нас это раздуто в большей степени, чем это волнует американского избирателя. А раз в этом фигурируют оба кандидата, то они не смогут использовать это друг против друга. И со стороны их конкурентов внутри партий я не вижу активности в обвинениях по части офшоров.

- У Хиллари Клинтон сохраняется ещё одна опасность: расследование ФБР по поводу её злополучной переписки, когда она была госсекретарём. Не получится так, что её выдвинут в президенты – и одновременно она станет обвиняемой в уголовном деле?

– Вся эта шумиха с её перепиской, я считаю, – это проявление слабости Республиканской партии, её попытка спасти лицо. Они, видимо, понимают, что у них нет кандидата, способного противостоять Хиллари Клинтон. Избирателей, судя по тому, что я наблюдала, не очень волнует история с перепиской. Демократический электорат вообще не считает, что это какая-то проблема.

- Как же не проблема? Если есть закон, по которому госсекретарь должен вести переписку только со служебного ящика…

– Закон, по которому Клинтон не имела права пользоваться личным компьютером для официальной переписки, был принят уже после того, как она ушла с поста госсекретаря. То есть привлечь её не за что. До неё точно так же поступали все госсекретари, которые, как и она, не были ограничены этим правилом. Оно появилось позже.

- Почему тогда вообще возникла эта история?

– Вот поэтому я и считаю это попыткой республиканцев хоть за что-то зацепиться, чтобы вытянуть своих кандидатов. Но, повторю, они этим, на мой взгляд, только демонстрируют свою слабость и отсутствие у них кандидата, способного потягаться с Хиллари Клинтон.

- Послушать вас – так кажется, что можно уже назвать не только имена номинантов, но и будущего президента США.

– Пока у Хиллари Клинтон, как мне кажется, больше шансов. Но дальше – посмотрим.

Беседовала Ирина Тумакова, "Фонтанка.ру"


© Фонтанка.Ру
Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге

      Наши партнёры

      СМИ2

      Lentainform

      Загрузка...

      24СМИ. Агрегатор