Авто Недвижимость Работа Арт-парк Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

02:54 16.07.2019

"Да, спасибо, держусь"

Авиакатастрофа А-321 в небе над Синаем убила семьи. "Фонтанка" встретилась с людьми, которые захотели вспомнить своих родных, погибших 9 дней назад.

"Да, спасибо, держусь"

Сергей Ермохин/ДП

Истории семей, погибших в аэробусе над Синаем, во многом похожи. Одни долго мечтали о поездке на заграничный курорт и копили деньги на злополучный чартер. Другие, наоборот, были заядлыми путешественниками и искали недорогие путёвки, чтобы съездить на отдых несколько раз в год. На их страницах в соцсетях есть ссылки на "горящие" туры, на сайты дешёвых туроператоров. Кто-то выкроил для себя всего несколько дней, кто-то выбрался из осени в лето на две недели. И 31 октября в Петербург должен был вернуться самолёт счастливых и отдохнувших людей. Сейчас их родные ждут очереди на опознание в морге, а потом хоронят своих близких.

Напомним, что аэробус А-321, летевший из Шарм-эль-Шейха в Петербург, потерпел крушение в воздухе над Синайским полуостровом. Погибли 224 человека. Пока известно, что самолёт развалился в воздухе. Среди основных версий катастрофы – техническая неисправность и теракт.

"Мы называли их "три солнышка"

Наташа Ветлугина — в девичестве Григорьева – после замужества российский паспорт поменяла, а заграничный не успела. Поэтому в самолёт садилась под прежней фамилией. В Шарм-эль-Шейх они улетели втроём: Наташа, её муж Саша и дочка Катя. Они всегда и везде бывали втроём.

Реклама

Александр и Наталья Ветлугины, Екатерина Григорьева
Александр и Наталья Ветлугины, Екатерина Григорьева
Фото: из личного архива

Стол в маленькой кухне в квартире Наташиной мамы в Сестрорецке выдвинут на середину, чтобы помещалась вся семья. А семья вдруг получилась очень большая. В этой квартире живут Наташин брат Сергей и его жена Оля. Квартира Саши, куда переехали Наталья с Катей, в соседнем подъезде. Родители Саши и семья его брата живут на соседних улицах.

– Катя после школы или ко мне приходила, или к Сашиным родителям, – рассказывает Ольга Владимировна, Наташина мама.

Катя – 12-летняя дочка Натальи от первого брака. Она писала стихи, ходила в Школу юных писателей.

– Я всегда удивлялась, как это у неё ловко получалось – стихи складывать, – говорит Евгения Константиновна, Сашина мама. – Как будто кто-то ей надиктовывает. Очень талантливая девочка. Была…

Открытка Кати Григорьевой дяде
Открытка Кати Григорьевой дяде
Фото: из личного архива

Такой большой семьёй они стали 4 года назад, когда Наталья и Саша стали жить вместе. И все радовались, как это здорово вышло, что можно жить таким "кланом". И за одним столом на одной кухне собираться очень любили. Только не летом, лето – это дача. Правда, дети туда не очень ездили.

– Наташка всё говорила: если на дачу, то только в гамаке лежать, – говорит Ольга Владимировна.

Гостиница, где Наталья работала главным бухгалтером, находится в пяти минутах ходьбы от дома. А у Саши рабочее место было везде, где сломался автомобиль: он был автомехаником, умевшим сделать с машиной всё. Старенький семейный "Москвич" превратил в выставочный ретромобиль со стеклоподъёмниками, кондиционером и прочим "фаршем". И отдал отцу. Себе они с Натальей недавно купили иномарку – "Рено".

Автомобиль Александра Ветлугина
Автомобиль Александра Ветлугина
Фото: из личного архива

И у Саши, и у Наташи уже были неудачные попытки построить семью. Вместе, говорят их близкие, они просто светились. И Катя очень привязалась к Саше.

– Мы называли их "три солнышка", – Ольга Владимировна смотрит на фотографии. – Так было хорошо, что у них всё сложилось. Они жили одним днём, каждому дню радовались. За эти 4 года успели побывать на море пять раз – в Греции, в Турции, в Египте. Они вообще легко поднимались и куда-то летели. То в поход, то на какую-то ретровечеринку с костюмами. И всегда втроём, с Катей. Возвращались с таким настроением, привозили фильмы, мы все вместе собирались, смотрели, радовались за них. В прошлом году они летали в Египет тоже осенью. Здесь всю неделю лил дождь, а они на солнышке грелись. И теперь захотели опять продлить лето.

На эту осень Наташа и Саша искали, как обычно, тур на время школьных каникул. Но подходящих путёвок не нашлось. А ехать без Кати не хотелось. Взяли тур на неделю раньше и отпросили дочку в школе.

– Я Сашу отговаривала: куда сейчас лететь, там у них война, мало ли что, но он только смеялся, – машет рукой Евгения Константиновна. – У них с Натальей страха вообще не было. Когда прилетели туда, Саша прислал мне эсэмэску: всё, мол, хорошо, у нас 30 градусов, лето, "с египетским приветом". А накануне отлёта домой он мне позвонил, у нас 11 вечера было. Ещё говорил как-то так резко: мол, быстрее, мама, деньги капают. Это был наш последний разговор.

Утром 31 октября Аркадий Васильевич, Сашин папа, поехал встречать детей в аэропорт. Радио в машине сообщило, что самолёт задерживается. Он припарковался, не въезжая за шлагбаум, и стал ждать, что Саша с Наташей выйдут и ему позвонят. Сам позвонил домой, предупредил – задержка, мол, какая-то. Евгения Константиновна включила телевизор. Там сказали, что самолёт пропал.

– Ближе к двенадцати стало понятно, что с самолётом что-то случилось, – продолжает Евгения Константиновна. – Я звоню Аркадию. Он сидит в машине, ждёт. Ты, спрашиваю, в зал-то ходил? Он мне: чего ходить, прилетят – позвонят. Ну, я и сказала: они не прилетят…

"Ленка, мне так с тобой повезло…"

Мужчина на фотографии, смеясь одними глазами, обнимает за плечи двух женщин. Одна широко улыбается, другая – совсем молодая и строгая в форме налогового инспектора. Виктор Анисимов, Елена Гайдамак и Алина Гайдамак.

Елена Гайдамак, Виктор Анисимов, Алина Гайдамак
Елена Гайдамак, Виктор Анисимов, Алина Гайдамак
Фото: из личного архива

– Это я их снимала незадолго до отъезда, – рассматривает снимок Елена Никитина, жена Виктора Анисимова. – Витя встал рядом с ними – и стоит. Я ему кричу: ты девчонок-то обними, что ли. Ну, он положил руки им на плечи. Так это фото и получилось.

У них в Колпино компания для отдыха в Египте подобралась случайно. Алине Гайдамак, молоденькой сотруднице налоговой инспекции, отпуск давали в октябре, и они с подружкой планировали слетать в Египет. Неожиданно подружка отказалась. Алина стала уговаривать родителей: давайте вместе поедем.

– Но Коля Гайдамак – он такой человек, ему бы рыбалку, а не эти курорты, – продолжает Елена Никитина. – А Ленка подумала – и решила лететь с дочкой. Потом к нам пришла: "А вы-то как, не хотите с нами?". Мы с ними часто отдыхали вместе. Но тут я вообще никак не могла, у меня работа, мама не очень здорова, собака. А Витя согласился поддержать компанию.

До этого они с друзьями много путешествовали.

– Вот это мы 3 дня провели в Париже, – Елена кивает на картинки на стене в кухне. – А тут на Финском заливе. А так – обычный "набор": Греция, Болгария, Турция. Витя очень любил море.

Виктор, говорит она, был человеком практичным. И старался выбирать места отдыха так, чтоб компенсировать питерский недостаток солнца и витаминов. Этой осенью он первый раз поехал на море без своей Лены. За 29 лет брака они вообще очень мало времени провели порознь.

– Витя на 8 лет старше меня, – рассказывает Елена. – У нас 7 ноября было бы 29 лет совместной жизни. Я ни дня не жила без него. Когда познакомились, мне было 17 лет, ему – двадцать пять. Мы как-то вспоминали, как у нас это началось. Но уже все грани так стёрлись, как будто мы друг без друга не жили никогда…

Виктор Анисимов с супругой Еленой Никитиной
Виктор Анисимов с супругой Еленой Никитиной
Фото: из личного архива

Они не только вместе жили, у них и бизнес был общий.

– Мы 24 часа в сутки были вместе, – продолжает Елена. – Представляете, как можно было бы перегрызться? А тут как-то незадолго до этого Египта сижу я, а он подходит и говорит: "Ленка, мне так с тобой повезло…". Я удивилась: "Ты чего?" – спрашиваю. А он – опять: "Мне так с тобой повезло…". Я так и не поняла, что он хотел сказать.

Даже на 2 недели этой поездки совсем остаться друг без друга они не могли. Общались постоянно. Поэтому Елена сразу узнавала о египетских приключениях компании.

– Сначала их поселили не в тот отель, – рассказывает она. – Потом выяснилось, что их египетская виза заканчивается на 2 дня раньше, чем поездка. За это грозило 3 дня тюрьмы и депортация за свой счёт. Визу там ставят на границе при въезде в страну, поэтому надо было выехать куда-то из Египта и опять въехать, чтобы купить новую. Решили съездить на день в Израиль, тем более что Витя у меня верующий человек. Купил там свечи такие белые. А когда возвращались – начались ливни, потоп, размыло все дороги. Я сидела и тряслась, как они доберутся до своего отеля. Слава богу, они переночевали в каком-то другом отеле по дороге. Так что такая у них была поездка. С приключениями…

За три дня до возвращения Виктора соседи стали рассказывать Елене, что их собака, шелти Лорик, целыми днями кричит. Отчего заливается умнейший пёс – никто понять не мог.

– А в тот день, когда Витя должен был вернуться, Лорик с утра начал носиться по квартире, – вздыхает Елена. – Так-то он у нас старый уже, почти всё время лежит, а тут места себе не находил. Я готовила к Витиному приезду. Он позвонил накануне и попросил сварить суп с клёцками. Я с вечера наготовила, а утром суп этот скис. И вот я тут что-то делаю в кухне, телевизор не смотрю, не знаю ничего. И звонит знакомая: самолёт этот, в котором наши летели, разбился…

Мы разговариваем – и каждую минуту у неё дребезжит телефон. У них с мужем было очень много друзей. Теперь она только успевает отвечать на звонки и смахивать с экрана эсэмэски: "Да, спасибо, держусь".

– Он у меня 62-го года рождения, вы представляете, какие времена пережил? – поднимает она глаза. – У него из друзей в живых остались два человека. Сначала Афганистан. Потом 90-е: у нас тут Ижорский завод, металл, столько народу тут перестреляли – не сосчитаешь. Кто-то от водки умер. А он у меня держался. Ему даже возраст его никто не давал.

Виктор увлекался историей, особенно Гражданской войной и Великой Отечественной. Мог рассказать о любом сражении.

– Я всё понять не могла, откуда он всё это знает, я же 30 лет рядом с ним, – говорит Елена. – Спрошу – а он: я, говорит, это всегда знал.

Началось увлечение, считает она, с коллекции марок, которую Виктор собирал с юности.

– Остались его альбомы с этими марками, – продолжает Елена. – Я как-то попыталась разложить там всё аккуратненько: цветочки – к цветочкам, оружие – к оружию, так он на меня так наехал… Оказывается, что-то я там ему перепутала. Сидел потом, перекладывал.

В последние годы супруги вместе, как они делали всё, втянулись в политику. Нашли местную ячейку "Справедливой России" и проявляли, говорит Елена, "свою активную жизненную позицию". Боролись против полигона в Красном Бору.

– Научите: как жить без него? – спокойным голосом спрашивает Елена, крепко сжав руками фотографию мужа в рамке.

В соседнем доме живёт Николай Гайдамак. Он учится жить без жены и без дочки.

"Мы всегда говорили: нет шансов, что с самолётом что-то случится"

Саша и Елена Кротовы поженились год назад 29 октября. Тур в Египет они подбирали так, чтобы на морской отдых пришлась годовщина свадьбы.

– Они уже были оба люди достаточно взрослые, обоим за тридцать, – рассказывает Марина Бороздина, двоюродная сестра Александра. – Оба долго искали друг друга. Поженились негромко. И тоже на отдыхе. Они очень берегли своё счастье, долго никому не рассказывали друг про друга. Потом уже прислали мне фотографию, и я обрадовалась – какая у Сашки девушка. Они друг другу очень подходили.

Кротовы
Кротовы
Фото: из личного архива

Только на Рождество, когда по традиции собралась вся семья, когда съехались родственники с разных концов Питера и области, Саша привёз Лену. До этого молодожёны были ужасно заняты: они обустраивали квартиру. Вот, думали, закончат это дело – и можно детей заводить.

– Сашка очень здорово ладил с детьми, – говорит Марина. – Когда он к нам приезжал, мой ребёнок от него не отходил. Он был замечательный дядя. Два других племянника, дети его родной сестры, всегда в рот ему смотрели.

Саша работал ведущим инженером в крупной телекоммуникационной компании.

– Он был невероятно умный, – продолжает Марина. – Мозги у него работали быстрее, чем у всех вокруг, он всё схватывал на лету. Не голова, а компьютер. А если чем-то увлекался – то на сто процентов: рыбачить – так в этих сапогах огромных и в любую погоду, футбол – значит за "Зенитом" своим любимым надо ездить везде. Я сейчас каждый раз, когда "Зенит" играет, про Сашку думаю.

Ещё до женитьбы Саша очень много путешествовал. Кроме отдыха, была масса командировок по работе.

– Он вообще не боялся летать, – продолжает Марина. – Мы всегда с ним так и говорили: нет шансов, что что-то произойдёт, просто нет шансов. Миллионы людей летают. И он побывал и в Европе, и в Азии. В Египет много летал. И я ему говорила: надо побывать везде, пока детей нет, потом не до путешествий будет.

В этом году сама Марина с мужем и ребёнком впервые выбралась в Турцию. Рассказала брату, как было здорово. Он стал звать на море не только жену, но и маму. Но мама у него самолётов как раз боится, она отказалась лететь. И молодые супруги отправились в Шарм-эль-Шейх вдвоём – отмечать "медовый год".

– Сашка обожал нырять, – говорит Марина. – И Египет он выбрал из-за дайвинга: там  море особенное, кораллы, красота.

Обычно, рассказывает она, Саша не связывался с турфирмами, он покупал билеты сам через Интернет, сам бронировал гостиницу, не боялся отдыхать "дикарём". Как он попал на чартерный рейс? Видимо, предполагает Марина, в этом году пришлось экономить. Сейчас, добавляет, у всех стало хуже с деньгами.

В субботу, 31 октября, услышав про упавший самолёт, Марина не связала катастрофу с путешествием брата. Хотя знала, что сегодня он должен вернуться.

– Я, конечно, знала, что они в Шарм-эль-Шейхе, – объясняет она. – Но мы с ним настолько часто говорили о том, что самолёт – самый безопасный транспорт, что если у меня и были какие-то мысли, я их прогнала.

Потом появились списки погибших. Марина увидела рядом с фамилией Кротов дату рождения. Сомнений, что это брат, уже не было. Оставалась ещё крошечная надежда: в списке был только Александр Кротов и не было Елены. Потом Марина узнала, что Лена летела под девичьей фамилией – как Родина, по старому загранпаспорту.

– У них с Леной все планы были расписаны до мая, – вытирает глаза Марина. – Мы уже знали, что на Рождество они приезжают к нам домой. Я уговаривала их ехать с ночёвкой. Ремонт в квартире они собирались закончить…

Марина сидит несколько секунд молча, смотрит в чашку с чаем.

– Но зато, – она отрывает глаза от чашки и смотрит в окно, – они так и остались вместе.

Ирина Тумакова,
"Фонтанка.ру"


© Фонтанка.Ру

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор