Авто Недвижимость Работа Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

16:10 16.06.2019

Евгений Сатановский: В Сирии мы воюем за Россию

Россия официально вводит войска в Сирию. Что означает это решение - "Фонтанке" объяснил востоковед, глава научного центра "Институт Ближнего Востока" Евгений Сатановский.

Евгений Сатановский: В Сирии мы воюем за Россию

Вячеслав Прокофьев/Коммерсантъ

Сутки с небольшим прошли со встречи президентов Путина и Обамы, обсуждавших, в частности, Сирию. И в среду, 30 сентября, Совет Федерации разрешил верховному главнокомандующему использовать армию за рубежом. Одновременно российская пресса стала цитировать телеканал CNN, которому госсекретарь США Джон Керри сказал, что позиция по Сирии изменена, теперь Америка не требует немедленной отставки президента Сирии Башара Асада, а согласна на его отстранение путём "упорядоченного перехода власти". Вместе эти два сообщения можно было принять за результат договорённостей, достигнутых в ночь с понедельника на вторник лидерами России и США. Понять это именно так мешают другие новости, касающиеся Сирии.

Как объявил глава администрации президента Сергей Иванов, в Сирии будут использоваться только российские ВВС, наземные операции исключены. Насколько можно верить этому – трудно сказать. В Сирии в любой момент могут обнаружиться заблудившиеся добровольцы. Но само по себе такое официальное заявление может означать, что с США о совместных операциях мы не договорились. Потому что поддержка в воздухе – это не то, что требовалось Штатам и их союзникам, с этим они могли бы справиться и без нас.

Военной помощи России, как сообщил Иванов, запросил накануне Башар Асад. Ещё в понедельник с трибуны Генассамблеи ООН президент Путин говорил, что Россия поддерживает правительство Асада, потому что оно легитимно. Совет Федерации дал разрешение – и пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил: наша страна будет единственной, кто применяет силу в Сирии на законных основаниях. Потому что делать это можно либо с мандатом ООН, которого нет ни у кого, либо по просьбе законного правительства Сирии, которая есть только у России. Американские СМИ, публикуя новость о решении российского сената, в один голос вспомнили, что нечто подобное уже было полтора года назад, когда Путин просил разрешения ввести войска на Украину, опираясь на просьбу легитимного президента Януковича.

В среду же американский телеканал FoxNews сообщил, что Россия потребовала от США увести всю авиацию из воздушного пространства Сирии, объявив, что теперь там будут летать только российские истребители. Штаты ответили, что ничего они не уберут, самолёты антитеррористической коалиции будут летать, где летают.





Объяснить, что намерены делать российские войска в Сирии и при чём тут США, "Фонтанка" попросила Евгения Сатановского.

- Евгений Янович, по последним новостям о Сирии вы понимаете, до чего договорились президенты Путин и Обама?

– Мне абсолютно наплевать, до чего договорились президент Российской Федерации, гражданином которой я являюсь, и президент Соединённых Штатов. Владимир Владимирович – человек осторожный, опытный, умный и абсолютно не авантюрный. Если он что-то делает, это, как правило, кончается серьёзными позитивами, в том числе – в военной области. И там, где можно действовать бескровно, он действует бескровно. А там, где есть риск, он ни на какие военные авантюры не идёт и не поддаётся на провокации. Мы имеем выверенную, взвешенную, просчитанную и максимально осторожную позицию, которая будет корректироваться в тот момент, как её надо будет корректировать.

- Понятно. Но вот США больше не требуют немедленной отставки Асада. Они почему передумали?

– А каким образом они эту отставку осуществят? Разбомбят Асада? При наличии в Латакии русских истребителей? Как только было принято решение о дислоцировании российских ВВС на соответствующих алавитских аэродромах, почему-то все сказали: ну, что ж поделаешь… Это означает, что второй Ливии не будет. Такой глупости мы больше не сделаем.

- В чём будет состоять военная операция России в Сирии?

– Сказано же: ни в какой наземной операции мы не будем принимать участие.

- Да, сказано. А на самом деле?

– Воевать в наземной операции будут те, кто уже там воюет. Это иранцы, это сирийская армия, на территории Ирака – иракская армия. Это разные шиитские ополчения – ливанские, иракские, хазарийцы из Афганистана под общим контролем Ирана. Они и так воюют на земле. Но кроме них есть ещё курды, друзы. Местное ополчение. Россия в данном случае осуществляет поддержку с воздуха, координацию, обмен разведывательной информацией. Давайте не забывать, что у нас существует спутниковая разведка, мы, вообще-то, космическая держава. Учитывая, что авиация там будет получать информацию с земли, там будет целеуказание, это позволит вести точечные, эффективные бомбометания. И наносить ракетные удары не в белый цвет, чтобы отчитаться перед конгрессом и избирателями, чтобы отчитаться, сколько выпущено снарядов. А по конкретным целям.

- Почему бы нам не присоединиться к антитеррористической коалиции, созданной США?

– А зачем? Россия действует в коалиции с теми, кто там воюет против исламистов, – это Иран, Сирия и Ирак. А не с теми, кто вооружает террористов – как Турция, Катар и Саудовская Аравия. Кто их прикрывает, кто с ними сотрудничает и торгует – как Турция. Кто делает вид, что закрывает на это глаза, – как американцы, французы и англичане. На кой нам чёрт коалиция, которую сколотили американцы? Эта коалиция – для блезиру. Она не воюет с исламистами. Она делает вид, что воюет.

- А мы? Мы воюем против ИГИЛ или за Асада?

– Мы воюем за Российскую Федерацию, есть такая страна на карте – большая-большая.

- Только от Сирии она далековато. В чём состоит наш интерес в Сирии?

– Лично я вижу проблему, например, в безвизовом режиме с Турцией, из которой идёт основной поток террористов. Сейчас он идёт на Сирию, но в случае необходимости пойдёт обратно в Россию. Российские туристы в Турции не знают, что рядом с ними на курортах в Анталии или Алании лечатся, проходят переподготовку террористы "Аль-Каиды" на деньги саудовцев или террористы "Исламского государства" на деньги Катара. А это факт: отели хорошо известны. Так что Сирия только по карте далека от Российской Федерации. Там бродит порядка двух тысяч боевиков с российскими паспортами. И лучше их там убьют, чем они приедут обратно – взрывать Волгоград или Москву. Там бродит 5 – 7 тысяч центральноазиатских террористов, не считая уйгуров. Я сейчас говорю о постсоветских республиках, с которыми у нас тоже нет визового режима, и они могут в любой момент оказаться в любой точке Российской Федерации. Если этого не учитывать, то, наверное, тогда нам там нечего делать.

- Кроме террористов, которые должны быть убиты там, у нас есть какие-то интересы в Сирии?

– Разумеется. У нас существуют серьёзные геополитические интересы, связанные с российским военным присутствием в Средиземном море. Учитывая наши "тёплые" отношения с США, учитывая 6-й флот США, который может при необходимости запереть российский флот в Чёрном море, присутствие России в Средиземном море важно и необходимо.

- Почему эти наши интересы связаны непременно с фигурой Асада?

– Наши интересы не связаны с фигурой Асада.

- Что ж мы за него так держимся?

– Смещение президентов, отщёлкивание их, ликвидация, авторитарные они или нет, означает, что сместить и свергнуть можно кого угодно. И в данном случае первыми тут в очереди будем мы. Я лично предпочитаю иметь стабильное начальство, к которому все претензии остаются, но это мои претензии. А не становиться полигоном для экспериментов чиновников Госдепартамента. Это первое. Второе: свержение Асада сегодня означает геноцид алавитов. Их вырежут. Вот просто вырежут. Это известно, потому что для турок, для ваххабитов-салафитов – саудовцев, катарцев алавиты – это еретики, которых надо уничтожить. Асад – это символ сопротивления в Сирии. Он – президент, который воюет и побеждает, сохраняя под контролем территории, на которых живёт 80 – 85 процентов населения Сирии. И до той поры, пока он президент Сирии, Россия общается с Асадом. Будет следующий президент – будем с ним общаться.

- Сегодняшнюю ситуацию с Сирией сравнивают с Афганистаном 1979-го. Вы видите здесь что-то общее?

– Люди, которые это говорят, плохо понимают, как устроен мир. Это их проблема. Мы втянулись в афганскую авантюру благодаря решению трёх глубоких стариков – Брежнева, Устинова и Андропова, которые были идеологизированы, которые абсолютно не понимали, как устроен мир. Ни Путин, ни Шойгу не являются маразматиками того возраста. И они хорошо знают, как устроен мир. Они действуют профессионально и чётко.

- Дело только в возрасте?

– И ситуация другая. В Афгане мы вляпались с наземным контингентом, чего делать было нельзя. Мы влезли во внутренние разборки, а туда не надо было лезть. Резали бы они друг друга и резали. В данном случае мы имеем войну в Чечне, которая стала продолжением нашего ухода из Афганистана, теракты многочисленные.

- СССР вводил войска тоже по просьбе правительства Афганистана. А Сирия – это уже не вмешательство во внутренние разборки?

– Люди, которые воюют с Асадом, воюют с нами. Поэтому ещё раз повторяю: если есть возможность прикончить их на территории Сирии – и хорошо. А афганцы-то с нами не воевали, это мы туда влезли и собственными руками устроили себе из дружественной страны такую страну, которая нас сильно не любила.

- По сообщениям в прессе, в Сирию идут добровольцы из России. Это в интересах России или против них?

– А куда они идут?

- Пишут, что куда только ни идут, но я сейчас о тех, кто идёт поддержать Асада. Их поддержка в интересах России?

– Хвост собаке не мешает и не помогает, он присутствует. Эти люди – не заключённые в большом концлагере под названием "Россия". Если у них есть загранпаспорта, они могут ехать хоть к чёрту на кулички, это их право.

- Они там начнут погибать, получать ранения, их надо будет как-то оттуда возвращать, объяснять, как их угораздило заблудиться на границе между Россией и Сирией…

– Вы предлагаете отобрать у граждан России загранпаспорта?

- Боже упаси.

– А других способов ограничить это нет.

- Есть официальные заверения: Россия не будет участвовать в наземных операциях в Сирии. Тот факт, что там, возможно, появятся участники наземных операций с российскими паспортами, – это в интересах России или против них?

– Некорректный вопрос. Эти люди приняли решение, руководствуясь собственными интересами. Не надо вешать на своё желание интересы страны. Люди решают поехать куда-то на войну: это их жизнь, их решение, их право и их выбор.

Ирина Тумакова, "Фонтанка.ру"

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор