Авто Недвижимость Работа Арт-парк Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

23:15 20.08.2019

Акционерам ЮКОСа придётся поискать свои миллиарды

Через 2 дня, 15 января, для России наступит срок выплаты 50 миллиардов долларов бывшим акционерам ЮКОСа, выигравшим арбитражное разбирательство в Гааге. На момент вынесения решения, в июле 2014-го, это была 1/8 доходной части российского бюджета. С тех пор изменилось и соотношение рубль/доллар, и состояние нашей экономики. За отказ платить истцы грозят России арестами госсобственности за рубежом. Так ли велика угроза, "Фонтанка" выясняла у специалистов по международному праву.

Акционерам ЮКОСа придётся поискать свои миллиарды

Александр Миридонов/Коммерсантъ

Через 2 дня, 15 января, для России наступит срок выплаты 50 миллиардов долларов бывшим акционерам ЮКОСа, выигравшим арбитражное разбирательство в Постоянном третейском суде в Гааге. На момент вынесения решения, в июле 2014-го, это была одна восьмая всей доходной части российского бюджета. Учитывая, как с тех пор изменилось соотношение рубль/доллар и состояние нашей экономики, такие выплаты особенно некстати. За отказ платить истцы грозят России арестами госсобственности за рубежом. Так ли велика угроза, нависшая над нами, "Фонтанка" выясняла у специалистов по международному праву.

Перспективы России "касательно процессов, связанных с ОАО НК "ЮКОС", были изложены в записке, выложенной в Твиттере известным блогером по имени Шалтай-Болтай. Сам он утверждал, что опубликованный документ – "справка для вице-премьера Шувалова". Мы не знаем, правда ли это, но тезисы из этой "справки" подтверждают юристы. Сводятся они к тому, что решение Арбитража если и можно оспорить (что вряд ли), то это "будет связано со значительными сложностями".

Напомним, что 18 июля 2014 года международный Постоянный третейский суд в Гааге завершил 10-летний процесс по иску бывших акционеров ЮКОСа, признал, что Российская Федерация экспроприировала активы компании, и взыскал с России беспрецедентную компенсацию – $50 миллиардов. Учитывая, о какой сумме идёт речь, суд дал России полугодовую отсрочку, после которой начнут капать проценты. Срок добровольной выплаты истекает 15 января. Платить Россия не начала. В ноябре наша страна подала жалобу на решение Арбитража в окружной суд Гааги.

Можно ли оспорить решение Арбитража?

Реклама

По существу – нет. Нет вышестоящей инстанции, куда можно было бы апеллировать. В регламенте международного Постоянного третейского суда указано, что его решение – окончательное. Участники процесса "на берегу" договариваются о том, что будущее решение признают. Каждая сторона самостоятельно выбирает арбитра, потом эти двое судей назначают третьего, который становится председателем. Россия в 2005 году выбрала американского судью Стивена Швебеля. На тот момент ему было 76 лет и он занимал вторую строчку в десятке самых авторитетных судей в мире.

Однако решения международного третейского суда можно отменить. Через обычный суд в той стране, где оно было вынесено, то есть в Нидердандах. Правда, отменить его можно, как сказано в упомянутой "справке для вице-премьера", только "по очень узкому кругу оснований". Одно из таких оснований – серьёзные процессуальные нарушения. Но, продолжает автор "справки", "дела рассматривались очень опытными арбитрами" и "в решениях не отражены какие-либо значительные возражения России против нарушения её процессуальных прав".

Другое основание для отмены, по той же "справке", – это "отсутствие у Арбитража юрисдикции рассматривать дело". Процесс базировался на том, что Россия нарушила Энергетическую хартию, когда экспроприировала активы ЮКОСа. Однако эту хартию наша страна на момент начала процесса подписала, но не ратифицировала.

– Эксперты сходятся на том, что спор будет о юрисдикции, – считает бывший юрист ЮКОСа Дмитрий Гололобов, ныне – профессор Вестминстерского университета. – Во-первых, Россия не ратифицировала Энергетическую хартию. Во-вторых, спор зайдёт о возможности применения юрисдикции Арбитража к налоговым спорам. Это вещь очень сложная.

Однако в 2005 году Россия не отказалась участвовать в процессе. Выбрала судью, наняла адвокатов, выплатила свою часть аванса на покрытие судебных издержек и на гонорары судьям и экспертам (таково требование регламента). Получается, что наша страна в этот процесс войти согласилась.

– Третейский суд – это не то место, куда ведут насильно, – замечает старший партнёр юридической компании Pen & Paper Валерий Зинченко. – Разрешить спор таким способом стороны соглашаются добровольно.

Потом адвокаты заявили свои возражения по поводу юрисдикции. Рассмотрение этого вопроса длилось до 2009 года. Потом возражения России, как сказано в "справке", были отклонены, а их "отклонение подробно мотивировано". И национальный суд в Нидерландах, которому предстоит принимать решение по жалобе, может принять мотивировку Арбитража.

Реклама


Таким образом, решение о выплате 50 миллиардов долларов не может быть пересмотрено и вряд ли будет отменено. Жалобу на него в окружной суд Гааги Россия подала в последние часы, когда это можно было сделать. У нас так, бывает, поступают, когда хотят оттянуть вступление решения суда в законную силу.

– Сама по себе апелляция, по оценкам экспертов, может длиться от полутора до 10 лет, – говорит Валерий Зинченко. – То есть теоретически это могло бы вылиться в такой "замороженный" процессуальный конфликт, по которому никаких активных действий происходить не будет.

Но в случае с международным арбитражем "заморозить" ситуацию не получится.

– Даже если жалоба на решение не рассмотрена, решение суда, согласно международному праву, в силу уже вступило, – объясняет председатель коллегии адвокатов "Сазонов и партнёры" Всеволод Сазонов. – Его либо нужно исполнять, либо сказать, что мы его исполнять не будем.

Россия отказалась исполнять. Об этом сказано и в той самой "справке для вице-премьера".

Можно ли не платить?

Теоретически – нет. Как сказано в "справке", "арбитражные решения создают риски для находящегося за рубежом имущества российских компаний со значительным государственным участием, включая дебиторскую задолженность иностранных контрагентов перед ними". То есть не будем платить – лишимся собственности за рубежом, начнутся истории с арестами кораблей, выставок и так далее.

– Всё это время над российской собственностью будет висеть угроза арестов, – замечает Всеволод Сазонов.

Как это бывает – мы помним по известной швейцарской фирме "Нога", которой удавалось несколько лет трепать нервы российским властям (правда, потом решение суда было отменено).

Но на практике Россия, по всей видимости, платить не собирается.

– Абсолютно очевидно, что исполнять это решение Россия не намерена, – считает Валерий Зинченко. – Подтверждением тому служат заявления в конце прошлого года представителей Минюста, других органов и, скажем так, персон.

Дмитрий Гололобов тоже не видит "признаков того, что Россия намерена платить".

– Для России это вопрос ещё и политический, – говорит он. – Одно дело – отдать деньги просто неприятным людям. Но тут, как они считают, деньги, которые Ходорковский и Невзлин потратят на борьбу с режимом.

Он рассказывает, как шёл процесс в Гааге, – и создаётся ощущение, что Россия с самого начала рассчитывала, что не будет платить, какое бы решение арбитры ни вынесли.

– Россия не представила в суд свидетелей, – рассказывает юрист. – Хотя в России живёт, например, Сергей Муравленко, который был председателем совета директоров ЮКОСа, а сейчас – депутат Госдумы. Этот человек возглавлял орган, принимавший все решения. Почему никто не позвал его в суд? У России была масса возможностей пригласить очень авторитетных свидетелей: членов совета директоров, бывших аудиторов, которые работают сейчас в "Роснефти" или ещё где-то. Но рассчитывали, видимо, на три российские составляющие: "авось", "небось" и "накося выкуси".

И вот настал момент "накося выкуси": попробуйте-ка теперь получить с нас деньги.

Можно ли нас заставить платить?

Теоретически – да. На практике Россия, видимо, использует восточную тактику "либо ишак умрёт, либо эмир".

– Автоматически розыском имущества России на территории какого-нибудь государства никто заниматься не будет, – говорит Валерий Зинченко. – Решение Арбитража необходимо будет на территории каждого государства, где есть российская собственность, просудить. Акционеры ЮКОСа могут заявить требования в суде любой из 150 стран, поддержавших Нью-Йоркскую конвенцию о признании решений международных судов.

Такие тяжбы могут длиться годами. К тому же речь может идти только об имуществе, не защищённом дипломатическим иммунитетом.

– У России активы, не покрытые иммунитетом, копеечные, – считает Дмитрий Гололобов. – Возиться с ними – больше потратить на юристов. Кроме того, активы разбросаны по юрисдикциям.

На сайте Агентства по управлению госимуществом можно посмотреть реестры российской собственности и вычленить зарубежную. Даже эта ерундовая процедура – уже очень муторная, потому что по каждому виду имущества (земля, жилые здания, недострой и так далее) надо проводить поиск отдельно в каждой стране. Но вот, например, реестр жилых и нежилых зданий в Германии: здесь почти всё, включая собачьи вольеры и бассейн, числится за Министерством иностранных дел.

Правда, Всеволод Сазонов напомнил известный случай с арестом нашей зарубежной недвижимости: немецкому гражданину Зедельмайеру, который в своё время выиграл суд у России, после многолетних тяжб удалось добиться продажи на торгах здания торгового представительства в Швеции.

– Суд счёл, что торговое представительство – это не дипломатическое имущество, оно не используется в дипломатических целях, поэтому на него государственный иммунитет не распространяется, – напоминает юрист.

Но все наши жилые и нежилые здания на территории ФРГ тянут на 2 миллиарда евро – согласно тому же реестру. И это, замечает Дмитрий Гололобов, страна, в которой СССР во времена ГДР вообще завёл довольно много собственности. В других странах будет куда меньше.

– Ну, наберут они имущества на миллиард, – рассуждает Гололобов. – Это даже процентов не покроет. Арестуют какое-нибудь здание – и будут за него 5 лет судиться.

Сами экс-акционеры ЮКОСа уже заявили о своей первой "жертве": они намерены покуситься на платежи в адрес "Газпрома" со стороны европейских покупателей.

Можно взять деньги с госкомпаний, вроде "Газпрома и "Роснефти"?

И да, и нет – отвечают юристы.

– "Газпром" – это акционерное общество, – замечает Всеволод Сазонов. – Да, в нём есть доля государства. Но доля государства и форма собственности – это разные вещи. "Газпром" не может нести ответственность по долгам государства, если исходить из общих принципов права.

Что касается "Роснефти", продолжает адвокат, вот она в решении Арбитража была названа бенефициаром отъёма активов ЮКОСа. То есть истцы могут попробовать взять российский долг с неё.

– Формально возможен следующий иск и по отношению уже к "Роснефти": она должна выступить ответчиком, чтобы с неё были взысканы деньги, – объясняет Всеволод Сазонов. – Но это в любом случае – отдельный судебный процесс.

Дмитрий Гололобов считает, что шанс получить деньги с госкомпаний есть только в одном случае: если истцы в суде конкретной страны, где они хотят арестовать счета, докажут, что условная "Роснефть" формально – акционерное общество, а фактически – "инструмент государства".

– Это юридическое понятие, – объясняет Дмитрий Гололобов. – Но по этому поводу должен состояться отдельный масштабный судебный процесс, который будет длиться годы и годы. И доказывать это будет очень трудно. "Роснефть" – это не государство, она будут биться в десятки раз агрессивнее, чем Российская Федерация. Это будет очень серьёзная юридическая битва. С применением "оружия массового поражения".

Можно ли договориться с истцами?

Вряд ли – считает Дмитрий Гололобов. "Стороны абсолютно недоговороспособны", – уверен он. К тому же России спешить некуда, она может тянуть время, а экс-акционеры ЮКОСа вынуждены торопиться: больше 10 лет сидит их бывший подчинённый – глава службы безопасности компании Алексей Пичугин. Напомним, что он отбывает пожизненное заключение за организацию заказных убийств. Его бывшие руководители утверждают, что он осуждён по политическим мотивам, потому что отказался дать показания против Ходорковского.

– Акционеры ЮКОСа ничего не могут сделать с этим решением, – считает Дмитрий Гололобов. – Они связаны из-за Пичугина, который сидит пожизненно. Они не могут получить деньги или как-то договориться с Россией, не решив проблему Пичугина.

Вскоре после вынесения решения в Гааге бывший акционер ЮКОСа Леонид Невзлин предложил российской стороне снизить сумму притязаний в обмен на пересмотр уголовных дел и на освобождение Пичугина.

– Путин никогда ни одного сидящего не будет менять на деньги, – уверен Дмитрий Гололобов. – Для него это принцип. Во-первых, тогда это будет признанием того, что захват "ЮКОСа" произошёл из-за денег, а Пичугин – заложник. Во-вторых, нельзя менять заложника на деньги, это создаст прецедент выкручивания рук и выкупа любого человека из тюрьмы.

Могут ли истцы стать ответчиками?

Могут – считает Дмитрий Гололобов.

– Арбитраж признал, что у ЮКОСа действительно были проблемы с налогами, но в экспроприации компании на три четверти виновато государство, – напоминает он текст решения. – То есть на четверть виноваты сами акционеры. Если исходить из этого, то 50 миллиардов взыскали с государства, а ещё где-то 16 миллиардов – это вина акционеров. Но у компании было больше 30 процентов сторонних акционеров. Грубо говоря, получается, что миллиардов десять из этих шестнадцати истцы должны сами себе, а ещё 5 – 6 миллиардов – сторонним акционерам. В решении суда этого, конечно, нет. Но теоретически какие-то акционеры могут подать иски группе МЕНАТЕП и потребовать свои 5 – 6 миллиардов. И тут отбиться уже нельзя будет. А взять с МЕНАТЕПа 5 миллиардов гораздо легче, чем с России – пятьдесят.

Ирина Тумакова, "Фонтанка.ру"

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор