Авто Недвижимость Работа Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

17:55 17.11.2019

Долгие уроки «Парнаса» для кандидатов

Выборгский районный суд рассматривает иски несостоявшихся кандидатов к ИКМО «Парнас» на протяжении уже почти месяца. Избирательная комиссия этого округа прославилась тем, что прорвать ее оборону и сдать документы на регистрацию не удалось никому из "чужих" кандидатов - даже единороссам. Заявители опасаются, что процесс затянется до конца сентября, а выборы тем временем пройдут мимо них. Член ИКМО «Парнас» в суде заявляет, что комиссия работала в полном соответствии с законом о выборах муниципалов. И подчеркивает, что те партии, кандидаты от которых теперь пришли в суд, этот закон и приняли.

Долгие уроки «Парнаса» для кандидатов

Выборгский районный суд рассматривает иски несостоявшихся кандидатов к ИКМО «Парнас» на протяжении уже почти месяца. Избирательная комиссия этого округа прославилась тем, что прорвать ее оборону и сдать документы на регистрацию не удалось никому из "чужих" кандидатов – даже единороссам. Заявители опасаются, что процесс затянется до конца сентября, а выборы тем временем пройдут мимо них. Член ИКМО «Парнас» в суде заявляет, что комиссия работала в полном соответствии с законом о выборах муниципалов. И подчеркивает, что те партии, кандидаты от которых теперь пришли в суд, этот закон и приняли.

Выборгский район — чемпион по числу оскандалившихся избиркомов: разбередившая даже ЦИК «пятнашка», проигравшее нескольким кандидатам и заслужившее отдельное внимание прокуратуры «Светлановское» и закрытый, как бункер, но так и не разозливший Горизбирком «Парнас».

В районном суде — знакомые все лица. Часы ожидания в коридоре сплачивают несостоявшихся кандидатов от разных партий: они ходят друг к другу на заседания в качестве свидетелей и просто послушать, морально поддержать. Все хотят попасть к судье Яровинскому, как к доброму педиатру. Но попадают, в основном, к судье Гребеньковой. Заседания превращаются в нескончаемую «Санта-Барбару»: стороны уже знают, что ожидать друг от друга, и время от времени припоминают старые обиды: кто что сказал в предыдущих сериях. То есть, заседаниях.

Член ИКМО «Парнас» Ольга Мишина подсчитывает выдвиженцев, которые потребовали сатисфакции в суде: двое «яблочников», один «эсер», пятеро от КПРФ, четверо от «Единой России». В беседе с корреспондентом «Фонтанки» в коридоре Выборгского районного суда Мишина подчеркивает, что партии сами сократили сроки подачи документов для своих выдвиженцев, проведя партийные конференции в начале июля, в то время как избирком «Парнаса» работал с 17 июня до 7 июля.


– Мы не отрицаем, что в три последних дня было много народу, – говорит Ольга Мишина.

– Так вы не отрицаете, что все те, кто стоял в очереди под дверью комиссии, были кандидатами? – спрашивает корреспондент «Фонтанки», впечатленный выступлениями экс-председателя ИКМО №15 Виктора Березина. В этом же зале суда Березин говорил, что ему неизвестно, кто и с какой целью толпился за дверью муниципальной администрации в дни работы ИКМО.

- В последний день пришло большое количество кандидатов, которым надо было сдать второй пакет документов: финансовый отчет и подписные листы, – говорит Мишина. – Они с утра занимали очередь.

- Согласно методическим указаниям ЦИК, избирательные комиссии должны принимать документы у всех кандидатов, которые в последний день работы комиссии пришли до 18 часов.

- У нас есть закон Санкт-Петербурга, а методические указания вторичны. У нас действует закон – комиссия работает до 18 часов. Закон принимали депутаты от тех же партий, которые сейчас пытаются судиться. Должно быть, они невнимательно его читали.

С этим замечанием не поспоришь.

Ольга Мишина отмечает, что на последних муниципальных выборах в 2009 году не было такого наплыва желающих стать депутатами, и что тогда неприятности у кандидатов возникали в основном с подписными листами, а не с подачей документов. «И откуда они все сейчас взялись?» – недоумевает женщина.


– Жители района знали, по каким адресам ИКМО принимает документы, – подчеркивает Мишина. – Информация была опубликована в газете «Муниципальный округ Парнас». Тираж распространили. Другое дело, что 900 экземпляров на 60 тысяч населения, может быть, не очень много. Но мы исходим из бюджета. Помещения для ИКМО предоставил муниципальный совет, депутаты тоже знали эти адреса.

При этом член ИКМО не называет точного числа зарегистрированных кандидатов, отмечая лишь, что действующих муниципалов среди них всего пятеро. В системе «ГАС «Выборы» опубликованы сведения о 28 самовыдвиженцах «Парнаса», ни одному из них не было отказано в регистрации. Сведения появились в Интернете после настоятельной рекомендации Горизбиркома их раскрыть. Рядом с Ольгой Мишиной на скамеечке в коридоре суда стоят ряды одинаковых полиэтиленовых пакетов. Внутри – документы, в том числе четыре тяжелых папки-скоросшивателя, набитых разноцветными папочками-файлами, в которых кандидаты подавали документы на регистрацию. Во время заседания ассистирующий Мишиной молодой человек – Андрей Кандников будет перекладывать эти скоросшиватели с места на место, складывать на столе башенкой, но до их начинки дело так и не дойдет. 

«На одном из заседаний представители ИКМО обмолвились, что за время работы комиссия успела принять документы у 90 кандидатов, прокурор сделал запрос этой документации, – говорит по этому поводу заявитель Дмитрий Остряков. – Сейчас из 28 зарегистрированных на сайте Горизбиркома кандидатов 16 – это не только действующие депутаты, но и сотрудники местной администрации».

Заседание суда по иску «яблочников» Дмитрия Островского и Олега Куликова начинается с новости: их объединили в одно делопроизводство с заявителем от эсеров Андреем Роганковым. Для «яблочников» это не слишком приятный сюрприз, потому что Роганков – их свидетель, а превратившись в заявителя он становится лицом, заинтересованным в исходе дела. Судья Лариса Гребенькова, которая ведет дела по «Парнасу», с милой улыбкой объясняет, что тут уж ничего не поделаешь: объединить эсера с «яблочниками» попросил судья Илья Яровинский. Заявителя Роганкова в зале нет, его интересы представляет гражданский активист Юрий Марченко. У Марченко, закаленного безуспешной тяжбой с ИКМО №15, давние претензии к судье Гребеньковой. И он, не стесняясь, высказывается, прямо заявляя о некой «организованной преступной группе». Подобные эскапады происходят не в первый раз. Судья произносит голосом школьной учительницы с многолетним стажем: «Вам замечание, Марченко» – и удаляет резонера из зала.

В качестве свидетеля вызывают депутата ЗакСа от КПРФ Алексея Воронцова. Депутат рассказывает, как 6 июля приезжал искать местный избирком по адресу Есенина,30. У двери ИКМО Воронцова встретила неприветливая очередь из 80 человек, которые не подпустили к помещению ни его, ни подполковника полиции, приехавшего по вызову депутата. «Толпа физически не пропускала – я пытался пройти, так один завопил, что я наступил ему на ногу, и он будет жаловаться в прокуратуру, – рассказывает Воронцов. – Двумя днями позже я был на приеме у губернатора, рассказал ему об этой ситуации и, думаю, встретил понимание. Я считаю, что надо перенести выборы в МО «Парнас» на более поздние сроки». 

Для тех, кто прошел через заседания по ИКМО №15, очевидно, что сегодня допрос свидетеля проходит в весьма мягкой и уважительной форме: по крайней мере, депутата не перебивают на полуслове.

Следующий свидетель – самовыдвиженец Дарья Шевчук, молодая девушка, и ей везет меньше. Шевчук рассказывает, как с 25 июня пыталась выяснить адрес и расписание работы ИКМО в муниципальном совете на проспекте Энгельса, 131, корпус 1, но двери были закрыты. О том, что на самом деле документы у кандидатов принимают на Есенина, 30, и Луначарского, 60, Шевчук узнала только 3 июля – после сенсационного выступления председателя ИКМО «Парнас» Татьяны Парфеновой на заседании Горизбиркома. В этот момент Мишина задает свидетельнице излюбленный «психологический» вопрос – помнит ли Шевчук об уголовной ответственности за дачу ложных показаний. И тут же предъявляет изумленной публике распечатку с личной странички свидетельницы в социальной сети «ВКонтакте»: на распечатке – фото двери на Есенина, 30, с напечатанной на принтере импровизированной вывеской «ИКМО «Парнас». Фото датировано 26 июня. Оказывается, представители избиркома неплохо изучили противника: они ссылаются не только на «ВКонтакте», но и на микроблог в Твиттере другого кандидата, Кирилла Майорова. «Они дружат!» – уличает Ольга Мишина свидетельницу. Майоров сидит в зале в качестве вольнослушателя: отрицать преступные взаимосвязи бесполезно. «Да, это моя страничка, – спокойно говорит Дарья Шевчук. – Но вы не распечатали следующую фотографию, от 27 июня. Там никакой таблички на двери уже нет. А единственный информационный стенд поблизости – стенд ветеринарной клиники».

Третий свидетель, выдвиженец от «Справедливой России» Алла Подшивалова, снова рассказывает о сотне «кандидатов» спортивного телосложения, которые толпились у ИКМО, оттесняя ее и заявителей от двери. 

После перерыва зрителей в зале становится больше. Появляются трое крепких молодых людей. В них Дмитрий Остряков узнает полицейских, которые охраняли ИКМО от проникновения кандидатов. На вопрос корреспондента «Фонтанки», зачем они пришли в суд, полицейские отвечают: «Все вопросы к ГУ МВД». Одно ясно: свидетелями они быть не могут, раз присутствуют на заседании. Кстати, они не единственные неразговорчивые наблюдатели: с самого начала заседания в зале сидят двое спортивных парней. Они тихо переговариваются о чем-то своем и посмеиваются в ответ на наиболее удачные, с их точки зрения, высказывания представителя ИКМО и судьи. А в перерыве очень бодро сбегают от расспросов, сославшись на то, что про суд узнали из СМИ, а сейчас «хотят есть». В буфете суда они, действительно, оказываются раньше всех. «Эти молодые люди были в очереди подставных кандидатов, – говорит Дмитрий Остряков. – А еще мы видели их на общественных слушаниях по Генплану в Выборгском районе. Они выбирали, кому из присутствующих в зале жителей дать микрофон для выступления, а кому – нет».

Наконец Ольга Мишина заявляет позицию ИКМО. «Когда заявители говорят, что находились около входа в ИКМО, даже свидетели никоим образом не доказывают, что рабочая группа комиссии знала об их присутствии, – говорит Мишина. – У них на груди не висело таблички «Я собираюсь выдвигаться в качестве кандидата».

Пассаж насчет таблички на груди почти дословно повторяет позицию Виктора Березина в суде по ИКМО №15, который кандидаты, кстати, проиграли. В этой связи можно предложить депутатам ЗакСа, опрометчиво принявшим закон о выборах муниципальных депутатов в Санкт-Петербурге, внести в него изменение. Обязать кандидатов приближаться к ИКМО только с соответствующей табличкой на шее – но надо не забыть установить единую для всех ИКМО форму таблички.

Затем речь заходит о пресловутом обязательном экземпляре муниципальной газеты с объявлением о выборах. Мишина замечает, что в федеральном законе об обязательном экземпляре документов не говорится, что дата поступления этого экземпляра в библиотечную сеть считается датой опубликования документа. И тут судья Гребенькова заявляет, что в официальном ответе Центральной библиотечной сети Выборгского района на запрос суда указано, что до 8 июля обсуждаемый экземпляр газеты «Муниципальный округ Парнас» у них отсутствовал. Но по описи, представленной суду избиркомом, обязательный экземпляр газеты был направлен в библиотеку 25 июня. Представитель ИКМО мимоходом винит библиотеку, что она ввела суд в заблуждение, и тут же добавляет, что вся информация о готовящихся выборах была доступна на сайте ikmo-parnas.ru. Это тот самый сайт, работоспособность которого Парфенова 3 июля продемонстрировала на заседании Горизбиркома с помощью принесенного с собой планшета. По словам Мишиной, с 17-18 июня вся информация была доступна на сайте муниципального образования мопарнас.рф. «А сайт ИКМО был создан 2 июля, до этого невозможно было найти свободный домен», – говорит член избиркома. Этот момент весьма интересует представителя заявителей, юриста Ксению Михайлову, и она задает много вопросов. Тут один из слушателей в зале подает голос. Он появился часа через три после начала заседания и до сей поры тихонько сидел в уголке, гоняя шарики в виртуальном бильярде на планшете. Оказалось, что это не просто слушатель, а еще один представитель ИКМО, Алексей Тимофеев. Тимофеев указывает, что заявитель задает вопросы без разрешения суда, после чего возвращается к своим шарикам. Ольга Мишина, в свою очередь, договаривается до того, что кандидаты, стремившиеся получить информацию о нарезке избирательных округов, могли обратиться за этими сведениями в суд. «Но они не обращались в суд, к нашему счастью, – рассуждает член ИКМО. – Потому что если бы такие стали депутатами, я сомневаюсь в плодотворной работе». 

На это откровение судья никак не реагирует, однако драматическая линия заседания начинает уходить в какую-то чуждую Мишиной сторону. Судья Гребенькова заявляет, что, согласно сведениям, предоставленным суду, обязательный экземпляр муниципальной газеты поступил в библиотечную сеть только 3 июля, а не 26 июня. Ольга Мишина высказывает предположение, что заявители пытались получить информацию от библиотеки «за какие-то подарки». Но Ксения Михайлова доводит тему сайта и несчастного обязательного экземпляра до логической развязки. «Газета с объявлением о выборах, номер 69, поступила в библиотеку вместе с номером 70, датированным 18 июня, – говорит Михайлова. – На первой же странице указан сайт ИКМО – ikmo-parnas.ru, который был создан только 2 июля. И только 3 июля это издание поступило в библиотеку. Что указывает на то, что номер был сфальсифицирован». В подтверждение своих слов Михайлова предъявляет протокол о том, что доменный номер сайта был зарегистрирован 2 июля. Документ тут же идет по рукам – представители ИКМО рассматривают его внимательно и неприязненно, как дохлую зверюшку. Затем Тимофеев начинает задавать Ксении Михайловой вопросы о том, насколько хорошо та разбирается в IT-технологиях. И говорит о некоем «бронировании доменных имен», которое чем-то отличается от регистрации домена. «Адвокат не обязан это знать», – вступается за сторону заявителя судья Гребенькова. На какое-то время присутствующим начинает казаться, что решение будет вынесено сегодня, и что это решение будет неожиданным.

Однако судья дает понять Ксении Михайловой, что заявитель, выдвинув в общей сложности 9 различных требований (признать незаконным бездействие ИКМО и т.п.), не указал самого главного – способа восстановления его нарушенных прав. Это дает суду основания отказать по всем пунктам. У Михайловой и Острякова два варианта: идти ва-банк и оставлять иск в том виде, в каком он был подан, или уточнять требования, но тогда заседание будет перенесено и дело затянется. Кроме того, есть риск, что все завоевания этого дня пойдут прахом. Например, если сторона ИКМО «докрутит» тему с «бронированием доменных имен».

– Почему вы сразу в требованиях не попросили суд обязать принять у вас документы или зарегистрировать? – спросил корреспондент «Фонтанки» Дмитрия Острякова в перерыве.

– Потому что баллотироваться при существующей избирательной комиссии муниципального образования бессмысленно, – ответил несостоявшийся кандидат. – Моей целью было добиться роспуска ИКМО и отмены выборов.

В итоге заявители решили не рисковать и уточнить свои требования. Что дало судье Гребеньковой право перенести заседание на 20 августа.

Тем временем заявители от КПРФ более трех часов томились в коридоре в ожидании своей очереди посудиться с избиркомом «Парнаса». Это было уже пятое их заседание. Итог тот же – перенос на 20 августа.

«Это затягивание процесса, – посетовал выдвиженец от КПРФ Дмитрий Колызаев. – Дело по отмене выборов в МО №15 рассматривали почти два года. Боюсь, решения по нашим заявлениям вынесут, когда выборы уже закончатся».

Венера Галеева, «Фонтанка.ру»

Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге

      Наши партнёры

      СМИ2

      Lentainform

      Загрузка...

      24СМИ. Агрегатор