18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
07:53 19.09.2018

Неонацист Воеводин продолжает сигнализировать

Печально известный неонацист Алексей Воеводин становится серийным кляузником. Накануне, отрабатывая его очередные заявления, сотрудники уголовного розыска не дали спокойно поболеть замдиректора АЖУРа Евгению Вышенкову. В его квартире они пытались найти притон, о котором им сообщил осужденный лидер нацистской группировки. В удивительной скрупулезности отношения правоохранительных органов к заявлениям Воеводина, от которой уже досталось писателям Борису Акунину, Андрею Константинову и Марии Семеновой, разбиралась «Фонтанка».

Неонацист Воеводин продолжает сигнализировать

vdesyatku.biz

Печально известный неонацист Алексей Воеводин становится серийным кляузником. Накануне, отрабатывая его очередные заявления, сотрудники уголовного розыска не дали спокойно поболеть замдиректора АЖУРа Евгению Вышенкову. В его квартире они пытались найти притон, о котором им сообщил осужденный лидер нацисткой группировки. В удивительной скрупулезности отношения правоохранительных органов к заявлениям Воеводина, от которой уже досталось писателям Борису Акунину, Андрею Константинову и Марии Семеновой, разбиралась «Фонтанка».

«Дома днем вчера я оказался случайно. Заболел. Поднялась температура. Лег на диван, а в дверь - звонок», - ухмыляясь, рассказывал сегодня утром коллегам замдиректора АЖУРа Евгений Вышенков. На пороге оказался прилично одетый, выбритый и трезвый парень, представившийся сотрудником уголовного розыска Василеостровского района Николаем. Явно испытывая неудобство, приглашенный в квартиру журналистом оперативник поинтересовался, не знакома ли Вышенкову фамилия Воеводин. «Что-то слышал», - признался журналист, приложивший в 2006 году много сил к тому, чтобы Воеводин был осужден навечно. «Он написал жалобу, что в вашей квартире притон для занятий проституцией», - выговорил еще более смутившийся опер.

«Во время нашего диалога и экскурсии, которую я ему устроил по своей квартире, он все время извинялся. Потом я написал объяснение о том, что живу здесь уже 20 лет. С кем живу. И так далее. А потом он мне показал эту жалобу. На клочке бумаги (четвертинка от А4) было написано, привожу дословно: «Прошу принять меры к притону для занятий проституцией, функционирующему по такому-то адресу. О принятых мерах прошу сообщить мне письменно». Как выяснилось, только на Васильевском таких адресов «бдительный» Воеводин назвал порядка 4 - 5. До меня Николай был в адресе на 5-й линии, где напугал своим визитом пожилую пару. По его словам, таких цидуль Воеводин накатал и в другие районы. Короче, мы попили чаю, после чего распрощались», - закончил Вышенков.

Алексей Воеводин по прозвищу СВР («Сделано в России»), который в июне 2011 года был осужден городским судом за бандитизм и убийства на пожизненное лишение свободы, за последний год уже успел попортить кровь своими жалобами нескольким известным людям.

Сначала он жаловался в городскую прокуратуру, углядев экстремизм в фэнтезийной книге Константинова и Марии Семеновой «Меч мертвых». Писателей по данному факту опрашивали. Затем «по заявлению Воеводина А. М. о наличии в книге Б. Акунина «Весь мир театр» высказываний экстремистского характера» автор вызывался в СО СУ по ЦАО ГСУ РФ по городу Москве. По результатам проверки в возбуждении уголовного дела было отказано. А спустя пару месяцев в издательство, где вышла указанная книга, опять приходили — на этот раз из полиции (что впоследствии МВД отрицало) - и опять же искали экстремизм в книге «Весь мир театр». Как рассказывал сам писатель, "явился - не запылился очередной оперуполномоченный, взял в издательстве какую-то объяснительную и отправился изучать роман... Чего-то совсем у них, бедных, чума с креативом. Или совершенно случайное совпадение?"

Андрей Константинов: «В столь скрупулезном отношении прокуратуры к заявлениям серийного убийцы должна быть какая-то тайна. Может быть, есть секретное предписание бережно относиться к «Железной маске»? Мы что-то не знаем. Если офицеры сыска, следователи, тратят время на чепуху и сами же над этим посмеиваются, значит, в Санкт-Петербурге к декабрьским преступность побеждена. Тогда с праздником их».

«В свое время подобную линию поведения мне объяснил полицейский следователь, который пришел меня опрашивать по жалобе одного педофила. Он жаловался на то, что я его так и назвала. Причем жаловался уже после того, как его приговорили, - рассказывает корреспондент «Фонтанки» Татьяна Востроилова. - Ему не было обидно, или что он там писал. Просто на время проверок, отказов, затем обжалования этих отказов он находится в изоляторе, а не на зоне. А это для них - как курорт».

Евгений Вышенков: «Смертной скукой разит от таких бумажек, очень неловко перед уголовным розыском, которому есть чем заняться в пятимиллионном городе. А Воеводину я сегодня отправлю в «Кресты» телеграмму. Дословно: «Алексей Михайлович, при Вашем арийском самомнении и бесконечном избытке времени Вы можете написать продолжение «Войны и мира» или хотя бы эпический донос в десятки листов, которым зачитаются в прокуратуре. А скатились до банальнейших заявочек. Стыдно, Леша. Работайте над собой».     

Алена Жданова, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

MarketGid

Загрузка...