10:24 13.12.2017
В США госструктурам отвели 90 дней на удаление ПО «Лаборатории Касперского»
Символику FIFA в Выборге признали контрафактом
На Наставников женщина выпала с девятого этажа
Уровень воды в Петербурге по-прежнему высокий, дамбу пока не открыли
Русскоязычное население Финляндии растёт на три тысячи человек в год
25 тонн рыбы пропали между Петербургом и Москвой
Медведев поручил проработать квоту для российских вин в розничной продаже
На Славы знак «Парковка запрещена» упал на припаркованный под ним автомобиль
Неадекватный петербуржец обстрелял машину скорой помощи
Две женщины и мужчина погибли в огне в Любани
В Петербурге пассажирам метро угрожали пистолетом
Россия вернула из Сирии дальние бомбардировщики
Вор-рецидивист обокрал петербургских спортсменов перед тем, как снова отправиться в колонию
«Сантехники» унесли из квартиры 95-летней петербурженки полмиллиона
На КАД выросла мощная пробка из-за ДТП и дорожных работ
Банк «Канский» лишили лицензии
Билеты на ЧМ-2018 на сайте ФИФА не продают жителям Крыма
Украина думает о прекращении железнодорожного сообщения с Россией
Петербуржцам представят «Мозг Всемогущий»
В «Эрарте» станцуют «Грозу» и «Дом, в котором...»
Из-за угрозы наводнения в Петербурге закрыли дамбу
Голландскую «дочку» Альфа-банка подозревают в отмывании денег
Главный единоросс Москвы: «Ни одного голоса не ляжет в копилку «либералам-белоленточникам»
На ВДНХ полыхает главный павильон
Трамп объявил о победе над «Исламским государством» в Сирии
После ДТП с комом металла на Софийской никто не погиб
Вашингтон мобилизует войска и спонсирует борьбу с «российской угрозой»
Хирурги спасли пациентке отрубленные мужем руки
ФСБ предложила Telegram прислать секретные ключи к переписке пользователей на e-mail пресс-службы
США готовят новые санкции для России
Баскетбольный «Зенит» на последней минуте упустил победу над АСВЕЛом в Еврокубке
На Софийской пробка: легковушка разбита до неузнаваемости
Третьяковская галерея станет крупнейшей выставочной площадкой в стране за счет здания ЦДХ
Минтранс РФ запретил автобусный трафик вдоль Сайменского канала в обе стороны
Батальон военной полиции и отряд саперов вернулись из Сирии в Россию
Суд арестовал активы АФК «Система» на 99 млрд рублей
«Балтийская» закрыта для пассажиров
Две девушки попали под автобус в Петербурге
Премию «Большая книга» дали за Ленина и Брежнева
«Фонтанка» за 60 секунд — 12 декабря
Заминировавший «Семью» петербуржец наказан работами во благо государства
ХАМАС объявил третью интифаду
На петербургских дорогах снова 9 баллов
Минкульт: Российское кино ставит рекорды по кассовым сборам
В Финляндии из-за снегопада остались без света 27 тысяч домов
Директор ФСБ назвал нападение на прохожих в Сургуте терактом
СМИ: ОСК намерен продать половину Хельсинкской верфи
Бомбу на «Садовой» не нашли
СМИ: Евросоюз продлит экономические санкции в отношении России
Греф: Сбои в работе Сбербанка вызваны переходом на новое программное обеспечение
В ходе благотворительного аукциона «Рейтинга влияния» собрано 192 тысячи рублей для «АдВиты»
Фестиваль «Фонтанка-SUP» получил премию «Наводнение»
«Садовая» закрыта для пассажиров
Генпрокуратура РФ хочет самостоятельно расследовать дело Керимова
Петербуржцев осудят за подпольный бизнес по отмыванию наркотических миллионов
Telegram обязали выплатить 800 тысяч за отказ предоставить ФСБ информацию о теракте в Петербурге
В Финляндии - день жестянщика из-за непогоды
МОК дисквалифицировал шесть российских хоккеисток
Прокуратура на севере Петербурга оказалась не готова к визиту инвалида
Западный ветер повысит уровень воды в Неве к ночи
Смольный откроет метро в праздничные ночи
Массовое ДТП заблокировало выезд из Петербурга по Выборгскому шоссе
«Особые экономические зоны» Петербурга получат дополнительные площади
МВД: Большинство звонков «телефонных террористов» совершены из Сирии
Нападающий Заболотный о переходе в «Зенит»: Моя семья счастлива
В Пушкине построят музей сказок «Лукоморье», а парка по мотивам «Винни-Пуха» пока не будет
Индустриальный парк «Каскад» на северо-западе Петербурга получил статус стратегического проекта
Нападающий Антон Заболотный перешел в «Зенит»
Суд отказал Сбербанку в иске на миллиард к владельцам «Юлмарта»
На Стачек обрушились строительные леса
Спроси сам

Марк Фейгин: "Чтобы изменить российскую судебную систему, надо пригласить в судьи швейцарцев"

Один из защитников в деле Pussy Riot - Марк Фейгин - стал этим летом чуть ли не самым знаменитым адвокатом страны. Но задолго до его блистательных выпадов в процессе по его биографии можно было писать авантюрный роман: в 20 лет – снайпер в добровольческих войсках в Сербии, в 22 – самый молодой депутат Госдумы, в 24 освобождает пленных в Чечне, в 25 – вице-мэр… С адвокатом, выступление которого в суде вызвало фурор, беседовала "Фонтанка".
Марк Фейгин: "Чтобы изменить российскую судебную систему, надо пригласить в судьи швейцарцев"

Один из защитников в деле Pussy Riot - Марк Фейгин - стал этим летом чуть ли не самым знаменитым адвокатом страны. Между тем ещё задолго до его блистательных выпадов в процессе по его биографии можно было писать авантюрный роман: в 20 лет – снайпер в добровольческих войсках в Сербии, в 22 – самый молодой депутат Госдумы, в 24 освобождает пленных в Чечне, в 25 – вице-мэр… С адвокатом, выступление которого в суде вызвало фурор, "Фонтанка" беседовала о Чечне и Сербии, о суде и политике, о войне и мире. И только немного – о деле Pussy Riot.

- Ваша блестящая речь в прениях, которую уже растаскивают на цитаты, была экспромтом? Признайтесь, вы долго готовились.

- Чистейшей воды экспромт! Запомните, я вообще ни к чему подобному не готовлюсь. Никаких репетиций! Я вообще не репетирую ни-ког-да.

- Ваш путь в адвокаты не был коротким…

- Вполне заурядный был путь. Я окончил юридический факультет университета, и в адвокатуре я рано или поздно всё равно должен был оказаться. Просто на это наложились некие особенности биографии.

- Вроде войны в Сербии, да? Я знаю, что вы не любите говорить об этом.

- Понятно, что не люблю!

- А почему? Ошибка молодости?

- Скорее, авантюра. Во-первых, всё-таки дело было сомнительное, это я потом понял. Во-вторых, увлечение радикальными демократическими объединениями я пережил в юности и придерживаюсь традиционных либеральных ценностей. В общем, знаете, политическая биография в России – такая причудливая штука.

Времена были такие… Бурные. Между 1991 и 93 годами среди радикальной политической молодёжи наступило некое разочарование… В общем, получилось несколько авантюрно. Но в дальнейшем Балканы многое определили в моей биографии.

- Вы, я знаю, были снайпером. Для этого нужна была особая подготовка?

- Там всему быстро учились.

- В каком-то издании вас называли "ландскнехтом". Вы были наёмником?

- Нет, я не получал денег, я служил в рядах вооружённых сил Республики Сербской и подписывал обязательные документы – присягу, всё такое.

- Вы воевали под началом генерала Ратко Младича, которого Гаагский трибунал судит по обвинениям в преступлениях против человечности и в геноциде. Вы согласны с такими обвинениями?

- Я не считаю Младича виновным в преступлении, совершённом в Сребренице: непосредственно он не отдавал приказ об истреблении мусульман. Те преступления, о которых в основном говорят, наказывались даже внутри самой Армии Сербской. Несёт ли Младич ответственность за своих солдат? Конечно, несёт. Это была совершенно чудовищная катастрофа. Там не было какого-то ярко выраженного политического рисунка, это была гражданская война всех против всех. Там в каждом человеке столько крови перемешано – поди разбери! Люди годами жили бок о бок, друг друга ненавидели, кто-то там кого-то убил 100 лет назад – это помнили, там такие чувства очень сильны, это же горские народы. Началась война – воспользовались, чтобы отомстить. То, что сейчас называют "чистками", там и до войны происходило – только спорадически. Так что говорить, что там были только этнические чистки, и ничего больше, неправильно.

- Вернувшись с Балкан, вы меньше чем через год уже были на другой войне – в Чечне. К этому времени вы успели стать депутатом Госдумы, причём самым молодым в её истории. Зачем в январе 95-го вы опять поехали на войну?

- Сейчас все помнят только про ночь с 31 декабря 1994-го на 1 января 95-го. Вы забыли, что ещё до этого была атака танков Гантамирова на Грозный? И что уже тогда были русские пленные – офицеры и солдаты, которые сидели в танках? И что за ними летал Юшенков? Это была целая история! В течение всей осени 94-го в Чечне уже шли боевые действия. Военнослужащие по контракту участвовали в атаке на Грозный с Гантамировым и Лабазановым, это была оппозиция Дудаеву, который к тому моменту уже контролировал только Грозный с отдельными пригородами, и всё. Шли бои, и российские спецслужбы в этом активно участвовали. И в Думе, как вы понимаете, всё это было известно, обсуждалось, и все ожидали крупной кампании. И как только она началась в ночь с тридцать первого на первое, группа депутатов сразу выехала. Были три первые поездки, я присоединился со второй – 7 января. Ехал вместе с Сергеем Ковалёвым – депутатом. Кстати, тогда – в Назрани, в доме у мэра Султыгова, – я и встретил вашего главреда Сашу Горшкова. Там были и другие журналисты.

- И снова вы на передовую отправились?

- На передовую, но уже в другом качестве: чтобы договариваться о выдаче наших военнослужащих. Были очень тяжёлые переговоры с командованием чеченских сепаратистов. В штурме Грозного основной ударной силой был 81-й полк из Самарской области. А я был депутатом от Самарской области. И ко мне сразу пошли люди – матери, отцы. Я знал: есть пропавшие без вести, убитые, раненые, попавшие в плен, и со всем этим что-то надо делать. Переговоры с чеченцами завершились во вторую мою поездку – через 15 дней. Мне Масхадов отдал одного военнопленного. Второго мы искали, не нашли – он погиб. А первого вместе с матерью, она была очень больна, я забрал и отвёз в Самару. И огромное число пропавших без вести мы нашли, были целые списки.

- Сейчас многие говорят о вводе войск в Чечню как об ошибке. А я помню, что в 95-м году против этого высказывались лишь немногие либералы. Вы с кем были тогда и что думаете сейчас?

- На самом деле, тогда многие высказывались против. Из депутатов – тот же Ковалёв. И с высоты прошедших лет могу сказать, что жизнь подтвердила справедливость нашей позиции. После двухсот лет бесконечных войн бессмысленно пытаться склеить то, что уже давно разрушено. Толку не будет. Чечня – это территория, на которой у России перспектив нет.

- Хотите сказать, что Чечню надо было отпустить, когда она хотела отделиться?

- Да, надо было с ней мирно разойтись. На каких-то условиях, которые были бы необременительны для обеих сторон. Я не вижу смысла в союзе с Северным Кавказом, если не будет изменена вся парадигма отношений между ним и остальной Россией. Просто нужно всё делать цивилизованно. Нужно окончательно понять, кто чего хочет. Чего хочет чеченский народ, чего хотят другие республики Северного Кавказа.

- В 95-м году немецкие коллеги убеждали меня, что Россия не отпускает Чечню из-за нефти, была на Западе такая точка зрения.

- Какая нефть, опомнитесь? Был я на нефтеперерабатывающем заводе в Грозном. Ничего более страшного я в жизни не видел. Нефти в России столько… Цена той, что добывалась и могла бы добываться в Чечне, вы не представляете, насколько высока. В силу рисков и всего остального. А те деньги, которые идут на Чечню, несопоставимы с доходами ни от нефти, ни от границ, ни от чего на свете.

- Вы сказали – понять, чего хочет чеченский народ. Но мы регулярно видим это по его голосованию за действующую власть – 99,9 процента.

- Абсолютно так всё и будет, пока Чечня финансируется, пока ситуация гарантируется авторитарной системой в самой Чечне. А я видел другие времена: что представляла собой Чечня тогда, когда ещё не было этих денег. Это была одна сплошная война. Причём ещё до прихода российских войск. Они воевали друг с другом, это была бесконечная история. Таков их уклад: нация сплавлена из очень разных народов, которые готовы воевать друг с другом, род с родом. Один большой вопрос: зачем все эти проблемы России?

- Вы считаете, что Чечня до сих пор стремится к "разводу"?

- Во Франции по поводу Алжира были референдумы. И я вас уверяю, что раздела не хотели очень многие, не только в Алжире. Причём Алжир, чтобы вы понимали, это был не просто доминион, это была часть французской территории, и степень присутствия французов там была несравнимо выше, чем в любой другой колонии. Тем не менее Франция сочла за лучшее уйти оттуда и покончить с этим колониализмом, он был просто убыточен.

- Между двумя войнами у вас был маленький, чуть больше года, кусочек мира – депутатство в Госдуме. Вы ведь уехали с Балкан осенью 93-го?

- Я вернулся в Москву перед самым разгоном Верховного Совета. Так что "кусочком мира" это можно назвать только по сравнению с настоящей войной. Вернулся потому, что начал читать сербские газеты и увидел, что в России уже всё ходуном пошло. Понял, что в Москве что-то начнётся.

- Какое участие вы приняли в тех событиях?

- Никакого абсолютно, потому что всего этого мне по шею хватило. Но я понимал, к чему всё это идёт. И для меня было совершенно очевидно, чем всё это кончится. Было ясно, что элиты не договорятся, а народ в этом мало принимал участия.

- Но ведь народ вскоре выбирал себе новый парламент, и вас тоже выбрали.

- Те выборы очень отличались от того, что мы имеем сейчас. Сейчас человек с яркой политической биографией не может оказаться не то что в парламенте – даже в списках, его на пушечный выстрел не подпустят. Сейчас там чиновники, их любовницы и любовники, их приближённые. А тот парламент был абсолютно свободный. Это я могу засвидетельствовать. И туда попадали люди совершенно разные – с разным политическим опытом, с разным образованием, из разных сред. Были личности совершенно инфернальные. Вот кто сейчас вспомнит, что во фракции ЛДПР состоял ныне покойный завклубом из Ленобласти Вячеслав Марычев?

- Как же, помню, очень яркий был человек. Творческий такой.

- Да, всё время переодевался. В женском платье приходил на заседания, в папахе. Был очень творческой личностью. Мы были соседями по кабинету. Я его, конечно, воспринимал как совершенно сумасшедшего, хотя он был добрый и милый человек.

- Но после 95-го года вы не остались депутатом. Расскажите, как в 25 лет становятся вице-мэрами?

- Мы проиграли выборы. Что делают люди, когда проигрывают выборы? Какая-то часть бросилась устраиваться низовыми чиновниками, специалистами. А меня это совершенно не устраивало. Я не склонен быть рядовым чиновником, носить на подпись какие-то бумажки – это мне казалось как-то…

- Скучно?

- Просто я не видел результата такого труда, чиновник на этом уровне ничего не решает. Поэтому я пошёл в адвокатуру. Потом мой приятель, который баллотировался в мэры Самары, предложил мне место. И я на 10 лет стал вице-мэром, хотя по существу выполнял функции юридические.

- В Думе вы были как член партии Егора Гайдара. После Сербии это какая-то совсем другая "сторона баррикад".

- Просто для меня это была единственная возможная форма политического участия в жизни страны. Никакие другие адекватные моим взглядам организации в парламент не шли. Люди на нашем фланге так сильно не хотели иметь ничего общего с левыми идеями, с коммунистической идеологией, а ничего другого и не было.

- Тогда это была "партия власти".

- Не совсем. Я избирался от "Выбора России" в декабре 93-го, и на самом деле премьером был тогда Черномырдин. И поддерживали они тогда такую Партию единства и согласия – ПРЕС, которой формально руководил Шахрай. Так что назвать "Выбор России" партией власти было нельзя. Их таких было фактически три.

- Во всяком случае, это не было оппозицией.

- Это не было оппозицией, это была такая либеральная часть "партии власти". То, что сейчас назвали бы "системными либералами". Но никакой поддержки не было. Сравнить с "Единой Россией" – это какое-то безумие. Это не была партия начальников. Это была партия либералов, но таких разношёрстных. Такая среда, в которой уместилось много людей с разными идеологическими предпочтениями…

- У вас не было желания вернуться в политику – уже в рядах оппозиции, судя по вашим взглядам?

- Политика – она как заваренные металлические ворота: можно биться, как баран, сколько угодно. Баллотироваться в депутаты? А кто нас пустит?

- Зато политика сама пришла к вам. Я имею в виду дела, в которых вы участвуете как адвокат. Не только Pussy Riot, но и дело Гейдара Джемаля, которого хотели привлечь за разжигание национальной розни, дело оппозиционерки Комаровой. Вы целенаправленно берёте дела с политическим подтекстом?

- Вернувшись к адвокатуре, я занимался разными делами, но долго избегал дел публично политических. У этого была масса причин. Да и дел таких было не так много. В декабре прошлого года я занялся политической адвокатурой, но только потому, что об этом попросили друзья. Сказали, что у них нет адвокатов.

- Вас и ваших коллег по делу Pussy Riot упрекают: зачем вы превратили процесс в политический спектакль?

- Но ведь в других делах, которые я вёл и веду как адвокат, такого не было! В деле Джемаля, где всё шло законно, такая публичность и не была нужна, потому что все исполняли закон. Дело ведёт ФСБ. Но закон соблюдался! Человека не закрыли, идёт следствие, что ж я буду говорить об этом? Или суд по Комаровой: там процессуальных нарушений практически не было. Да, я не согласен с решением, но говорить о чудовищных нарушениях не могу – не было.

- Не хотела много времени уделять Pussy Riot, о них много сказано, но мы заговорили о судах… Меня очень интересует судья Сырова.

- И вас тоже она интересует!

- Она взялась за такое дело, где уже в обвинительном заключении содержался… Риск выставить себя на посмешище – так я выражусь. Как вы думаете, почему она не отказалась?

- Вы её переоцениваете. На днях я выступал в Театре.doc, и там Евдокия Германова собирается играть судью Сырову. И вот люди насыщают контекстом: как её сыграть, как понять её внутренний мир… Всё гораздо проще. У нас судьи часто превращаются в машинки для штамповки решений. Причём не просто машинки – эдакий сплав советского садизма с современным меркантилизмом.

- И что со всем этим делать? Можете дать рецепт – как адвокат?

- Заменить судей.

- Это на кого же?

- В том-то и дело, что не на кого. Лучше всего, конечно, привезти бы каких-нибудь швейцарцев, которым всё до фени. Они зарплату будут получать и судить по закону.

- А что-то менее утопичное?

- Признать Европейский суд по правам человека как последнюю инстанцию, признать его решения обязательными в России. Словом, отменить на время национальную систему правосудия.

- А ещё менее утопичное?

- На Руси варягов приглашали на царствование! А здесь ведь не надо царствовать. Только систему правосудия на время изменить так, чтобы добиться справедливых решений. А иначе как его добиться в России?

- Так это я как раз у вас и спрашиваю об этом!

- Я просто предлагаю один из путей, как решить проблему, - признать иностранную юрисдикцию на территории России.

- Что-нибудь менее радикальное не сработает? Вот зарплаты судьям уже повысили…

- Ерунда всё это

- Но должны же они бояться потерять место?

- Ничего этого не происходит. Это тотальная пирамида взаимоотношений, которая не предполагает самостоятельного принятия решений.

- Вы подали кассацию на приговор девушкам из Pussy Riot. Как вы оцениваете шансы на смягчение их участи?

- Шансы есть. И как ни странно, они повышаются – опять-таки благодаря пресловутому резонансу. При всём моём пессимизме сегодня ситуация начала меняться. Она меняется в том отношении, что власть сама боится того, что этот приговор останется в силе. Потому что масштаб реакции, особенно международной, будет ещё больше.

Беседовала Ирина Тумакова, "Фонтанка.ру"


Подписывайтесь на канал "Фонтанка.ру" в Telegram, Viber или группу ВКонтакте, если хотите быть в курсе главных событий в Петербурге - и не только.

СМИ2
MarketGid News
24СМИ. Агрегатор
https://pixabay.com
Виртуальная комната — помощник в создании безбарьерной квартиры для инвалидов
Правильное обустройство дома для комфортного и безопасного проживания людей с ограниченными возможностями здоровья, пожилых людей - сложная задача. Часто совершенно непонятно, с чего именно начать переоборудование жилища. Какие именно средства нужно приобрести в первую очередь, а без каких можно обойтись
ЖК «Чистое небо»/Setl City
В ЖК «Чистое небо» к концу года откроется крупный продуктовый супермаркет
В ЖК «Чистое небо», который Setl City возводит в Приморском районе Петербурга, к концу года планируют открыть большой продуктовый супермаркет сети «Пятерочка». В настоящее время производится финальная отделка помещений на первом этаже дома по адресу Комендантский пр., 69
АО «Строительный трест»
Евгений Резвов вошел в ТОП-10 самых влиятельных застройщиков города
Генеральный директор АО «Строительный трест» Евгений Георгиевич Резвов стал лауреатом премии «Рейтинг влиятельности Санкт-Петербурга», учрежденной газетой «Фонтанка.ру» и журналом «Город 812», в номинации «Самые влиятельные люди на строительном рынке Петербурга». Десятая, юбилейная церемония награждения состоялась 11 декабря 2017 года в Главном штабе Эрмитажа
ПАО «Банк «Санкт-Петербург»
Мобильный сайт Банка «Санкт-Петербург» стал продуктом года
8 декабря 2017 года в Сочи состоялось награждение лауреатов премии «Время инноваций 2017» - независимой награды за достижения в области инновационной деятельности, получившие общественное и деловое признание. Мобильный сайт Банка «Санкт-Петербург» m.bspb.ru стал лауреатом премии в номинации «Продукт года» в категории «Финансовые услуги»
ПАО «Банк «Санкт-Петербург
Банк «Санкт-Петербург» получил престижную премию за лучший социальный проект
7 декабря 2017 года состоялась ХI Ежегодная Церемония вручения наград RETAIL FINANCE AWARDS за достижения в области развития розничного финансового бизнеса в России, организованная журналом The Retail Finance. Банк «Санкт-Петербург» получил премию в номинации «Лучший социальный проект». Этим проектом стала акция «БлагоДарю», проведенная банком накануне Нового 2017 года
https://www.aeroflot.ru/ru-ru/about/aeroflot_today/photobank
Аэрофлот получил премию "Время инноваций-2017" за событийный проект года
Аэрофлот стал лауреатом ежегодной премии «Время инноваций-2017» в категории «Транспорт и машиностроение». Он победил в номинации «Событийный проект года». Торжественная церемония награждения за достижения в области инновационной деятельности состоялась в Сочи, в отеле Marriott Krasnaya Polyana.