22:50 29.07.2016
Во Франции задержали подозреваемого в связях с террористами в Руане
Apple просит суд США вынести решение по патентам против Samsung
Эстонские пограничники отказали во въезде российским тележурналистам
Французские депутаты остались довольны соблюдением прав крымских татар
Правительство Украины утвердило план подготовки к отопительному сезону
Число мечетей в российском Крыму выросло в полтора раза
Кристиан Вьери вернулся в футбол. Китайский
Полиция разгоняет демонстрантов у захваченного здания ППС в Ереване
Amazon обошел Facebook по рыночной капитализации
Суд приговорил четырех вербовщиков в ИГ из Средней Азии к срокам до 30 лет
Reuters рассказало о возможном снятии европейских санкций с России
Пентагон: США намерены бомбить "Джебхат ан-Нусру" независимо от ее названия
Генпрокуратура Украины считает незаконным решение суда о допросе Януковича в России
Вооруженная группа в Ереване предупредила, что ответит на огонь полиции
В Дагестане ликвидирован участвовавший в боях ИГ в Сирии главарь банды
Сборная России по тяжелой атлетике в полном составе отстранена от Олимпиады
Мужчина, задержанный в аэропорту Стокгольма по подозрению в терроризме, отпущен
В Москве прокомментировали переименование «Джабхат ан-Нусры»
Полиция задержала двух человек в ходе антитеррористической операции в Тулоне
Киев возмутился визитом французских депутатов в Крым
Вице-губернатор Москвин: "О2 Девелопмент" не достроит ЖК "Силы Природы"
Глава «Интарсии» Виктор Смирнов объявлен в розыск по подозрению в хищении 600 млн рублей
Госсекретарь США обеспокоен гуманитарной операцией России в Алеппо
"Мега Дыбенко" тоже эвакуирован
Пожар в Чернобыльской зоне отчуждения локализован
Мутко снова собрался в президенты РФС
РФС запретил "Ростову", "Томи", "Амкару" и "Динамо" регистрировать новичков
Застройщик не смог получить кредит на достройку ЖК «Силы природы»
Защитник Кирилл Костин вернулся в «Зенит»
ТИК-14 обратится в полицию в связи с незаконной агитацией за "единороссов" Марченко и Погорелова
Группа "ДТП и ЧП | Санкт-Петербург" во "ВКонтакте" заблокирована
На станции метро “Площадь Восстания” умер пассажир
В Петербурге у раненого бизнесмена отобрали 1,6 млн
У Биржевого моста из Невы достали утопленника
Новый сезон «Чёрного зеркала» появится в октябре 2016 года
На Луначарского неизвестный стрелял по окнам квартиры
Истребитель морской пехоты США разбился в Калифорнии
Звёзды шоу-бизнеса записали соцролик «Красная шапка против лейкоза»
На севере Петербурга эвакуируют “Мега Парнас”
На добычу лечебного мускуса для российских спортсменов выделят 1,5 млрд рублей
Отдыхающие «выпили» всю воду в кубанской станице Тамань
В Сирии под обстрел попал роддом
СКР проверит мотивы убийства подростками предполагаемого педофила под Тулой
Эрдоган обвинил главу Центрального командования США в поддержке мятежников
Ансальди продолжит карьеру в Италии
Путин принял участие в запуске производства редкоземельных металлов
Авиакомпания "Россия" выиграла суд с профсоюзом лётчиков
Итоги недели с Андреем Константиновым
Подробности погони в Коммунаре, где со стрельбой останавливали внедорожник
Дождь в Петербурге: машины стали катерами
Концерн «Алмаз – Антей» успешно испытал зенитные комплексы морского базирования
IAAF объяснила отказ пересматривать решение о недопуске Исинбаевой на Олимпиаду
Врачи не смогли доставить ребенка с острым аппендицитом в больницу
Microsoft перестает распространять Windows 10 бесплатно
Рособрнадзор за неделю запретил прием студентов в 12 вузов и филиалов
Халк попрощается с болельщиками во время игры с "Локомотивом"
В ФТС опровергли сообщения об обысках в центральном аппарате
Украинские сборщики ягод хлынули в Финляндию на заработки
Фракцию "Радикальной партии" в полном составе вызвали на допрос в Генпрокуратуру Украины
Один из захватчиков здания полиции в Ереване ранен в результате перестрелки
Под Новосибирском пенсионерка вернулась домой через 4 месяца после своих похорон
Дворцовый мост разведут в воскресенье днём в связи с Днем ВМФ
СМИ сообщили о новых обысках в ФТС
Медведев: В России за 10 лет будут построены новые школы на 6,5 млн современных учебных мест
В Петербурге будут судить отчима, обвиняемого в доведении до самоубийства школьницы
Австрия выслала во Францию двух предполагаемых соучастников теракта в Париже
Власти Выборгского района предложили оборудовать парки шашлычными зонами
ГСУ: Налетчики не отнимали 1,2 млн у подростка в Петергофе
Спроси сам
Игорь Егоров: Мо Янь — как журавль в стае уток
Этим летом журналисты АЖУРа стали первыми, кто взял интервью у Игоря Егорова – единственного русского переводчика, специализирующегося на прозе Мо Яня. Тогда мало кто мог подумать, что неизвестный в России китайский писатель станет главной литературной сенсацией года, получив Нобелевскую премию. Игорь Егоров любезно согласился продолжить разговор и выступить проводником в мир Мо Яня.
Игорь Егоров: Мо Янь — как журавль в стае уток
Фото Елены Кузнецовой

Этим летом журналисты АЖУРа стали первыми, кто взял интервью у Игоря Егорова – единственного русского переводчика, специализирующегося на прозе Мо Яня. Тогда мало кто мог подумать, что не известный в России китайский писатель станет главной литературной сенсацией года, получив Нобелевскую премию. Игорь Егоров любезно согласился продолжить разговор и выступить проводником в мир Мо Яня, где, следуя формулировке Нобелевского комитета, «галлюцинаторный реализм объединяет народные сказки с историей и современностью».

Фото: Елена Кузнецова

«Не диссидент, не коммунист»

– Игорь Александрович, чем, с вашей точки зрения, руководствовался Нобелевский комитет, присуждая премию Мо Яню?

– Смею надеяться, что не политическими мотивами, как считают некоторые, что премия – признание того, чего нельзя не признать. Мо Янь довольно известен в мире, его перевели более чем на 10 языков, в том числе и на шведский. О том, что он достоин Нобеля, говорили давно такие литературные величины, как Кэндзабуро Оэ и Джон Апдайк. Мо Янь – жизнелюб, гуманист, и в своем творчестве выходит за границы Китая. Это уже писатель мирового уровня. Как мне представляется, он исповедует универсальные человеческие ценности, которые кто-то из святых отцов назвал именами Господа Бога, – свет, добро, истину и любовь.

– Многие, однако, с решением Нобелевского комитета не согласны. Говорят, что Мо Янь недостаточно критичен по отношению к власти, хотя недавно и поддержал заключенного диссидента Лю Сяобо.

– Мо Яня нельзя назвать правоверным коммунистом. Он – заместитель председателя Союза китайских писателей, но он не функционер, это лишь почетная должность, дань его таланту и заслугам. Да, Мо Янь сторонится политики и не делает громких деклараций, он высказывает свои мысли и предпочтения в книгах.
Романы Мо Яня нередко запрещали. Начиная с «Чесночных напевов», где автор пишет об обманутых надеждах крестьян. Эта книга вышла после событий на Тяньаньмэнь, и ее быстро убрали с полок: как показалось властям, она могла спровоцировать дополнительный протест. В 1993-м был запрещен роман «Страна вина», где описываются пристрастия чиновников и партийных функционеров к напиткам, еде, кулинарным деликатесам. Наконец, центральный в творчестве Мо Яня роман - «Большая грудь, широкий зад» - также вышел в Китае с купюрами.

– Создается впечатление, что Мо Янь – очень компромиссная фигура. И коммунист, и критикует чиновников, и в партии состоит, но духовно ее не поддерживает. В чем загадка такой образцовой нейтральности?

– Думаю, загадки в этом нет. У него так сложилась жизнь, она была очень непростой. Мо Янь из семьи зажиточных крестьян, используя нашу терминологию – кулаков. Коммунисты, пришедшие к власти в 1949 году, начали с передела земли, отобранной у богатых собственников. Общественный статус имел тогда определяющее значение. Для «кулаков» были закрыты любые карьерные возможности. Мо Яню пришлось уйти из школы, хотя он талантливый человек, самородок. Юноше удалось правдами и неправдами попасть в армию, куда его тоже могли не взять. И там как политработник Мо Янь проповедовал идеи коммунизма. У него другого выхода не было, понимаете? Ему пришлось так поступать, чтобы что-то сделать в жизни, чтобы стать Мо Янем.

– Честно говоря, я бы не назвала такую жизнь очень трудной. Типичная, в общем, жизнь – даже для советского человека.

– Китайский коммунизм гипертрофировал все, что заимствовал из СССР. В 1950 - 1960-е годы в КНР одна за другой проводились политические кампании: земельная реформа, борьба с «правыми элементами», «большой скачок», «культурная революция»…  Мо Янь не очень-то любит распространяться о себе и своей семье. Однако, рассказывая о своих героях, он во многом опирается на собственный опыт. А иногда появляется в книгах и сам, причем изображает он себя достаточно иронично. В одном из произведений есть эпизод из голодного детства будущего писателя: его поймали, когда он воровал помидоры, и заставили каяться в своем проступке перед портретом Председателя Мао. В «Стране вина» также есть его далеко не привлекательный автопортрет. Если человек не боится посмеяться над собой – это сильный человек. Мо Янь уверен в своей правде, в своей истине.

– Что это за истина?

– Универсальная: любовь к своей стране, народу, делу, которым он занимается.

«Не богач, не бедняк»

– Настоящее имя нобелевского лауреата – Гуань Мое. Мо Янь – псевдоним, который переводится как «молчи». Что это значит? Писатель таким образом выступает против ситуации со свободой слова в Китае?

– Я, честно говоря, лично у него не спрашивал. Но не думаю, что это так. Самая распространенная версия заключается в том, что в детстве Мо Янь был очень одаренным и любопытным ребенком, много читал, лез, куда не следует, и, бывало, из-за своего острого языка попадал в неприятные ситуации. Своим псевдонимом Мо Янь как бы сказал себе: «Не слишком распускай язык». Другим источником может быть древнее китайское речение о том, что можно много говорить, но ничего не сказать. В этом выражении как раз присутствуют иероглифы, составляющие псевдоним писателя.

– В современном Китае есть другие литераторы, достойные Нобеля?

–  Если в 1950 - 1970-е годы, особенно на волне «культурной революции», китайская литература служила пропагандистским целям, то спустя 30 лет после начала реформ это уже многогранное и любопытное явление. Могу перечислить нескольких авторов, которые могут в будущем претендовать на место в мировой литературе – это Су Тун, Би Фэйюй, Юй Хуа. У всех есть замечательные вещи, которые, надеюсь, будут опубликованы по-русски. Вскоре, насколько мне известно, выйдет перевод небольшой книжки Юй Хуа «Китай в десяти словах», эссе, в котором автор очень экспрессивно характеризует ситуацию в стране.

Интересных писателей немало, многие достойны упоминания, перевода и знакомства, Мо Янь же стоит особняком, по китайской поговорке - как журавль в стае уток. Он выделяется размахом и всесторонним интересом к китайской жизни, пишет о том, о чем еще никто не писал. Например, один из последних романов, «Лягушка», посвящен весьма чувствительной для китайцев теме – политике ограничения рождаемости. Мо Янь первый рискнул создать литературное произведение на эту тему.

– Правда ли, что Мо Янь входит в список самых богатых писателей КНР, получив 3,45 миллиона юаней за издание книг?

– Думаю, он не бедствует. Но, во-первых, в Китае, как и у нас, махровым цветом цветет пиратство. Поэтому неизвестно, чего больше – пиратских изданий Мо Яня или официальных. Во-вторых, самые богатые авторы Китая – это все-таки не прозаики старшего поколения, а молодые ребята, которые пишут фэнтези, легкую литературу. Вот кто зарабатывает миллионы. Хотя некоторым из них нет и тридцати.

«Не Маркес, не Фолкнер, не Кафка»

– С тех пор, как стало известно о вручении премии Мо Яню, литературная общественность только и делает, что сравнивает его – с Маркесом, Фолкнером, Кафкой. Как вам кажется, на кого из этих писателей он похож больше всего?

– В какой-то степени Мо Янь близок ко всем трем перечисленным авторам. С Маркесом его роднит, пожалуй, свободный полет фантазии, «магический реализм» – прием, позволяющий включать элементы необычного в реалистическую картину мира. У Фолкнера действие в основном происходит в округе Йокнапатофа. У Мо Яня тоже свой мир: герои, как правило, живут в родных местах автора, в уезде Гаоми в северо-восточной провинции Шаньдун. С Кафкой Мо Яня связывают из-за глубокого психологизма его вещей. В целом я не стал бы сравнивать его с кем бы то ни было. Он не Кафка, и не Фолкнер, и не Маркес. Он – Мо Янь.

– Какой творческий метод он, в таком случае, исповедует?

– Реализм.

– Магический?

– Мояневский.

–  Есть что-нибудь общее у Мо Яня и еще одного нобелевского лауреата, Гао Синцзяня, получившего премию в 2000 году?

– Общее – то, что оба из Китая. А так они очень разные. Мо Янь – народный писатель: ему не нужно идти в народ, чтобы познать его, а Гао Синцзянь из интеллигентов. Он учился во Франции, прекрасно знает французский, испытал сильное влияние европейской литературы, его пьесы близки к «литературе абсурда». Это не китайское. Мо Янь же – очень китайский писатель. Со всеми особенностями, присущими любому китайцу и не всегда понятными человеку, не знакомому с Китаем.

–  Какие особенности вы имеете в виду?

– В Китае немало традиционных особенностей и условностей. О них можно рассказывать долго, но вот пример из бытовых – в лифтах нет четвертого этажа. Потому что «четверка» по-китайски – «сы» – звучит практически так же, как слово «смерть». Зато жители Поднебесной предпочитают номера машин с цифрой «8». «Восьмерка» – «ба» – похожа на слово «фа», означающее процветание, получение богатства.

–  То есть Мо Янь – человек, который любит «восьмерку» и не любит «четверку»?

– На одну чашу весов с простолюдином его, конечно, ставить нельзя, но главный герой его романов – народ. Он этим живет. И это живет в нем.

«Не известен в России, популярен на Западе»

–  Что россияне могут прочитать у Мо Яня? Много ли его произведений переведено на русский язык?

– В Москве на прошлой неделе поступила в продажу первая крупная публикация на русском – роман «Страна вина», на днях он появится и в петербургских магазинах. Я специально предложил эту книгу издателям первой, потому что она эпатажная, привлекает внимание. Действие начинается с того, что выясняется: в одном из уездов партийные функционеры специально выращивают детей для приготовления деликатесного блюда. Книга представляет собой мета-роман, где освещен и процесс расследования, и переписка Мо Яня с одним начинающим автором. В текст включены несколько новелл этого начинающего писателя.

Больше почитать у Мо Яня по-русски почти нечего. Есть отрывки, выложенные в интернете, рассказ, опубликованный в 2007 году в переводе Дмитрия Маяцкого в сборнике китайской прозы «Багровое облако». Есть еще предпубликация «Страны вина» в  апрельском номере журнала Playboy, в котором по отрывку из романа он охарактеризован, как «алкотрешсатирикон». Может, не совсем верно, но звучит выигрышно.

– Получается, что Мо Янь гораздо меньше известен в России, чем на Западе?

– Как и вся современная китайская проза. Стереотип о том, что «есть плохая литература, есть неинтересная, есть китайская», сохранился до сих пор. В том числе у издателей. Не получают переводы с восточных языков и должной поддержки от государства. Тем временем во Франции целых три издательства специализируются на Китае.

–  Мо Янь контролирует процесс перевода? Нобелевский лауреат 1999 года Гюнтер Грасс, например, постоянно связывается с переводчиками, дает пояснения.

– Есть писатели, которые склоняются к тому, что переводчики не всегда точно передают то, что они хотели сказать. Мо Янь – не из таких. Он считает, что вышедшие книжки начинают жить своей жизнью, и предоставляет переводчикам карт-бланш, доверяет.

– После того, как Яню присудили Нобелевскую премию, вам поступило много предложений от издателей?

– Могу сказать, что окончен и готовится к печати еще один роман писателя – «Большая грудь, широкий зад». Если не нарушатся планы издательства, он появится на российских прилавках до конца года. В дальнейшем ситуация с публикацией Мо Яня будет зависеть от того, как читатели воспримут первые две книги на русском. У Мо Яня написано много, и чтобы оценить этого автора как явление, понять, почему именно ему дали Нобелевскую премию, нужно прочитать не одно произведение. Путь к признанию в России предстоит долгий. Я об этом говорил писателю, и он сам это понимает. И очень ждет публикаций в России.

–  Россия так важна для него?

–  Думаю, он ждет публикации в любой стране. Но для китайцев старшего поколения Россия и  русская литература, как вы понимаете, нечто особенное: когда они росли, огромная помощь и «великая дружба» между КНР и СССР были не просто словами. Мо Янь признавался, что любит Шолохова, Тургенева и других русских писателей, а первое произведение, которое он прочитал в детстве в хрестоматии у брата, – «Сказка о золотой рыбке» Пушкина.

–  На вас весь груз его неожиданной славы обрушился в полной мере?

– С четверга только и делаю, что отвечаю на звонки журналистов.

–  Помимо Мо Яня вы переводите других писателей, в том числе англоязычных. Но Мо Янь – ваш любимчик?

– Именно так. Несмотря на то, что у него романы велики по объему и непросты для перевода, и поначалу я переводил Мо Яня без договора с издательством.

– Думаете, тогда судьба подтолкнула вас к правильному выбору?

– Думаю, да, это именно судьба. А выбор верный, в этом сомнений нет. Во многом мы схожи с Мо Янем. Ты делаешь свою работу не сомневаясь, как творишь молитву.

Софья Вертипорох, «Фонтанка.ру»



добавить комментарий
Помните, что все дискуссии на сайте модерируются. Ваше сообщение может быть удалено, если оно будет содержать мат, оскорбление, других пользователей или сайта, проявления расизма или нацизма, а также спам. Если вы видите комментарий, нарушающий правила сайта, сообщайте о нем модераторам.
комментарии пользователей (3)

Очень интересная статья! Мы плохо знакомы с китайской литературой, а ведь это целая философия! Прекрвсный девиз: "делать свою работу не сомневаясь, как творить молитву"! спасибо

Написала lenana | 18 октября 2012 г. 15:14

Интересно было познакомиться, большое спасибо.

Написала merya | 18 октября 2012 г. 07:24

Все комментарии (3)

СМИ2
MarketGid News
24СМИ. Агрегатор
Lentainform