Эля Полякова

Создательница сцены современного танца Escabo
Contemporary dance я начала заниматься лет пять назад. До этого было, да и сейчас продолжается, аргентинское танго. И в какой-то момент я устала от этого подчеркнуто женственного образа, юбок, каблуков. Хотелось все это снять и танцевать босиком, свободно, как Айседора Дункан. Потом, будучи в Израиле, увидела телепередачу об одном из местных контемпорари-хореографов — и поняла, что это мое.
Фотограф Евгений Хмелёв
У спектаклей современного танца не всегда есть либретто. Порой автор отталкивается от музыки. Или от ощущений, которые у него возникли после того, как он посмотрел какое-то кино или прочитал книгу. Иногда он пытается ответить на вопрос, который волнует лично его. Например, у нашего хореографа недавно родились дочки, и мы с ним стали рассуждать о детях: нужно ли их заставлять, требовать достижений. В результате появился спектакль «Связи». Когда мы что-то ставим, хореограф часто предлагает танцорам импровизировать, а потом берет какое-то из наших движений и придает ему законченность. В начале процесса неизвестно, что получится в итоге. Заранее ничего не прорисовывается. И даже название спектакля порой возникает лишь в самом конце.

В труппе танцевальной компании Escabo — десять человек. Ее художественный руководитель — Александр Челидзе. На сцене Escabo создает свои спектакли наш друг и хореограф-резидент Владимир Варнава, который известен и в России, и за рубежом. Он ставит для Большого и Мариинского театров, Пермского театра оперы и балета, а у нас — работает над собственными проектами.
Фотограф Евгений Хмелёв
Контемпорари не приносит таких денег, как балет или социальные танцы. Здесь многое делается по-дружески, артистам за выступления почти никогда не платят. Escabo работает всего год. Прибыли пока нет, только самоокупаемость — и то не всегда. Каждый месяц 50-60 тыс. рублей уходит на содержание этого пространства. Доход получаем от классов, концертов и сдачи площадки в аренду. Я поставила себе цель — со следующего года начать зарабатывать. Будет больше платных занятий, начнем давать рекламу.
Фотограф Евгений Пронин
Найти правильное пространство было непросто. Площади должно было хватить для строительства сцены — то есть по сути нам нужен был спортивный зал. К сожалению, во всех больших помещениях есть колонны. Я отсмотрела множество вариантов по всему городу. Зашла и сюда, в ЖК «Премьер Палас»*: я живу неподалеку, поэтому постоянно проезжала мимо и видела объявления об аренде и продаже. Тут тоже обнаружились колонны, и я подумала, что нам это не подойдет. Но потом стала вымерять шагами и поняла, что сцена помещается. Ее площадь — 122 кв.м, для репетиционного зала это нормально. Хотя, конечно, места все равно мало, хотелось бы побольше.

Мы построили балетный пол — невысокий, чуть пружинящий подиум, покрытый особым танцевальным линолеумом с мягкой подложкой. Он необходим для безопасности, ведь танцоры все время прыгают, падают. Кроме того, пришлось сделать вентиляцию, установить достаточно дорогой театральный свет, занавес.
ЖК «Премьер Палас»*
Строительная компания Л1
5118,99 кв.м

Общая площадь «коммерции»
4358,99 кв.м

Площадь проданной «коммерции»
85 – 184 кв.м

Площади шести доступных для инвестиций помещений на первом этаже
112 кв.м

Площадь последнего непроданного видового помещения с выходом на променад на берегу Малой Невки
Фотограф Алексей Рожнов
2018 г.

Сдан последний корпус
Доступные для инвестиций помещения можно посмотреть здесь
*ЖК «Премьер Палас» — застройщик ООО «Л1-4», проектная декларация на сайте ООО «Л1 Строительная Компания №1»


Автор текста: Алла Пашова
Редактор / корректор: Елена Виноградова
Координаторы проекта: Елена Рожнова, Ольга Голубева
Верстка / дизайн: Екатерина Елизарова
Фотографы: Евгений Хмелёв, Евгений Пронин, Алексей Рожнов