134

«Что-то липкое и паскудное всё ближе». Знаменитости — о «Дожде»-иноагенте

Одни назвали случившееся злоупотреблением правом, другие — несправедливостью, третьи — давно ожидаемым исходом. «Фонтанка» собрала первые реакции на новый статус телеканала «Дождь».

Фото: Кристина Кормилицына/Коммерсантъ
ПоделитьсяПоделиться

Телеканал «Дождь» и издание «Важные истории» внесли в реестр СМИ-иноагентов вечером пятницы, 20 августа. Одной из первых реакцию на решение Минюста выразила ведущая телеканала Анна Монгайт: «Ну все. Приехали». Глава Союза журналистов России Владимир Соловьев выразил озабоченность.

«В годовщину отравления Навального «Дождь» признали иноагентом. «Дождь», на котором я проработала восемь лет своей жизни. «Дождь», который вырастил меня как журналиста. «Дождь», который я уважаю за стойкость и люблю, — написала 20 августа журналист Ксения Собчак в Instagram. — Ну что, получается, сейчас «иноагент» — это знак качества. И наводить на подозрение должно отсутствие этой маркировки».

По её мнению, «почти все независимые СМИ прикрыли, осталось немного», до осени уложатся, а потом «возьмутся за YouTube».

«Уже ясно, что все, кто не Маргарита Симоньян и не Соловьев, — иноагенты. Кому это было подарком, интересно? У кого сегодня день рождения? Или под приезд Меркель подгадали? Нет слов. Наше последнее холодное лето. Выражаю глубокую солидарность моим коллегам и моей подруге, настоящему герою Наташе Синдеевой», — отметила Собчак.

Главред Эха Алексей Венедиктов заявил, что объявлять телеканал «Дождь» иностранным агентом, на его взгляд, «абсолютное злоупотребление правом».

«Мы знаем наших коллег как честных профессионалов и желаем им оспорить это несправедливое и политическое решение в суде», — отметил Венедиктов в Telegram.

«Как говорилось в одном хорошем фильме, «и хитам просто нет конца!». Когда нас объявили этим самым, я написала одному хорошему главреду: «Это не про нас, пришли за всеми». Не то чтоб это было неочевидно. Ну, правда, зима уже здесь. Но перед каждым королем ночи когда-то встанет Арья Старк. Дорогой Телеканал «Дождь», дорогие коллеги из «Важных историй», переживем, правда. Вместе», — добавила главред Meduza (признана иностранным агентом) Галина Тимченко.

Бывший издатель внесенной в список иноагентов «Медузы» Илья Красильщик напомнил, что самое темное время перед рассветом. «Много лет переживали, что у нас нет своей Пулитцеровской премии, но Минюст ее сделал, называется «Реестр иностранных средств массовой информации, выполняющих функции иностранного агента», — написал он в своем Facebook. — В ней есть коллективная награда, присуждается СМИ, есть индивидуальные номинации. Сегодня очередное награждение состоялось, дали двум СМИ («Дождь» и «Важные истории») и семи журналистами, два из которых — мои друзья.

Тут гулял хештег #запрещеннаяпрофессия, было много рассказов, как что поменялось за последние 10–20 лет. Поменялось, мягко скажем, сильно, но никогда еще мы не видели такого феерического уничтожения профессии, как за последние четыре (четыре!!!) месяца.

Посмотрите список. 20 человек за 4 месяца. 6 изданий. Это не всё. Не хватает «Проекта», его вообще в отдельную премию засунули, называется «Перечень иностранных и международных неправительственных организаций, деятельность которых признана нежелательной на территории Российской Федерации», там за то же время, помимо них, еще 10 организаций. Можно считать, Нобель».

«Трудно привыкнуть к тому, как что-то липкое и паскудное всё ближе приближается сначала к заочным знакомым, затем — к твоим приятелям и наконец берет за горло близких друзей. Ну этот так, рефлексия вслух. По сути — лучше поздно, чем никогда взял годовую подписку на телеканал «Дождь». И вам советую», — написал журналист Константин Гольденцвайг в Facebook.

Главный редактор Republic Дмитрий Колезев назвал решение Минюста ужасным.

«Замечу, что «Дождь» публикует финансовую отчетность. Можно увидеть, откуда берутся деньги и на что они тратятся. «Дождь» никакой не иноагент. Это, к сожалению, просто разгром независимых медиа. Власти не нужна никакая критика, никакое независимое мнение. Очень плохо», — считает Колезев.

Классическим русским вопросом задался общественный деятель, выходец из оппозиционной тусовки, а ныне функционер государственного телеканала RT Антон Красовский: «Дождь» — недружественный мне канал, на котором работает целая банда моих друзей. Я нахожусь между двух огней. Я понимаю всех. И все же не до конца понимаю: ну [зачем]».

Политик Дмитрий Гудков назвал случившееся с «Дождем» войной на уничтожение.

«"Дождь" — иноагент. Еще полгода назад казалось, что какие-то последние тормоза остались — «Новая», «Дождь», «Эхо»…Нет, не осталось. И здесь же «Важные истории» со всеми журналистами», — написал он в Telegram.

А ведущий Стас Натанзон в своем Telegram-канале задался вопросом, на каком основании Минюст принял это решение:

«Очень бы не хотелось, чтобы российское министерство превратилось в подобие украинского СНБО, которое без разбору вносит своих же граждан в черный список, — написал Натанзон в Telegram. — То, что я знаю о «Дожде» и его сотрудниках — это то, что там работают российские граждане, никакие не агенты. Их точка зрения может кардинально отличаться от точки зрения представителей власти, но это не делает их иностранными агентами. Уважаемый Минюст, опубликуйте, пожалуйста, основания для ваших действий».

Собрал Илья Казаков, «Фонтанка.ру»

Фото: Кристина Кормилицына/Коммерсантъ

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (134)

Обычная черная метка оборзевшим лохам от реальных пацанов. Чему тут удивляться, не понимаю.

Поддерживаю. Дождь НЕправомерно и НЕсправедливо признан иноагентом.
Даже с Собчак можно согласиться — знак качества

Фонтанке тоже пора подражать, а то подозрительно будет, если не внесут в тот же список.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...