«Нас охраняли военные с автоматами». Разговор с Михаилом Артамоновым — первым петербургским медалистом Олимпиады в Токио

Петербуржец Михаил Артамонов выиграл бронзовую медаль на Олимпиаде в Токио. Спустя два дня он вернулся в родной город и рассказал отделу спорта «Фонтанки» о своих ощущениях и о жизни в олимпийской деревне в условиях тотальной изоляции.

3
Михаил Артамонов
Михаил АртамоновФото: Андрей Бессонов/«Фонтанка.ру»
ПоделитьсяПоделиться

Артамонов прибыл в Пулково вечером 26 июля. Обычный на вид парень с короткой стрижкой лишь скромно улыбнулся, увидев гигантский плакат, который развернули его болельщики. Его встречали как рок-звезду. Полчаса без остановки он расписывался и фотографировался. Не отказал никому, хотя видно было, что олимпийскому призеру неловко. Наконец, когда поток фанатов схлынул, мы сели с ним прямо в кафе в аэропорту, чтобы спокойно поговорить. Получилось не сразу. Подошел мужчина, поздравил Михаила с медалью и настойчиво стал предлагать спортсмену выпить за его счет. 24-летний спортсмен проявил характер и отказался.

— С вами впервые такое?

— Это уж точно. Никогда еще так мощно не встречали. Неожиданно и необычно. Много вопросов, много фотографий, много внимания. Я к такому, конечно, не привык. В этом смысле я более скромный человек. Не люблю такой размах.

— Ну хоть немного звездой себя почувствовали?

— Не хочется признаваться, но сама ситуация заставляет это сделать.

— Как в целом себя сейчас ощущаете?

— Есть усталость. Тело болит после соревнований. А так все хорошо.

Решающий бой за бронзу

Автор: МатчТВ/YouTube

— Вы вернулись с Олимпиады спустя всего два дня после своего боя. Возможности остаться дольше не было?

— Там из-за коронавируса сейчас такие правила: выступил и через два дня должен уехать. Да и делать там особо нечего, только есть и спать.

— Вы очень вовремя уехали. Там шторм обещают.

— Да, слышал. Но когда уезжал, еще все было спокойно.

— Вы за какой медалью ехали на Олимпиаду?

— Мы все в команде ехали только за золотом. Но в момент, когда проиграл первую схватку, понял, что золото мне уже не видать. Да и шансов на бронзу было не очень много. Почти потерял надежду. К счастью, все сложилось удачно. Я понял, что надо реабилитироваться. Первый бой против эфиопца — я знал, что не станет для меня проблемой. Закончил его 27:5. Во втором бою бился с аргентинцем, которому проиграл на чемпионате мира. Сейчас я был готов намного лучше и сумел пройти его. Ну а в матче за бронзу я был уже полностью уверен в себе.

— В олимпийской деревне получилось отметить?

— После соревнований сразу лег спать, но заснуть не получилось. Мне все стали писать, звонить. В итоге всю ночь провел, отвечая на сообщения. А на следующий день поехал помогать разминаться товарищам по команде. Поэтому времени отметить не было еще.

— Ну хорошо. Каким был ваш праздничный ужин после бронзовой схватки?

— Взял две пиццы в столовой и все.

— Привыкли уже выступать без российского флага?

— Это плохо, конечно, но на меня это не сильно давит. Моя задача — выступать и приносить результат. Все и так понимают, какую страну я представляю.

— На допинг-контроль часто вызывали на Олимпиаде?

— После боев постоянно.

— Рассказывают, что там особенные тесты на коронавирус: нужно наплевать в пробирку.

— Да, там необычный мазок. Тебе дают колбу, и туда надо наплевать сантиметра полтора. А я еще гонял вес, и слюны у меня было очень мало. Было довольно тяжело наплевать до нужной отметки. А делать это приходилось каждый день в семь утра.

— Вас как-то предупреждали об особенностях этой Олимпиады?

— Говорили, что не будет зрителей, что все будет закрыто, что будет ограниченное количество заявок и разминаться придется с тренерами. Для меня это первая Олимпиада, поэтому сравнивать не с чем, но я ожидал чего-то намного большего. Какого-то масштаба, нереального ажиотажа, постоянной суеты. А там все было очень спокойно и как-то обычно. Это было похоже на соревнования, которые я видел тысячу раз. Отличие было в том, что все было перекрыто. Просто так нельзя было ни войти, ни выйти за пределы деревни. По периметру нас охраняли военные с автоматами.

— Хорошо спалось на антисекс-кроватях?

— Немного неудобно. Узкая и выглядит неустойчиво, но спать возможно. Даже можно перевернуться с бока на живот. Но прыгать на ней, как тот ирландский гимнаст, не решился.

— Правда, что вам выдали специальные инструкции, как отвечать на вопросы журналистов про Крым, харассмент и так далее?

— Да, нам подробно все объяснили. Главное — если чувствуешь подвох, просто отвечаешь: «Без комментариев». Но меня ни о чем таком не спрашивали, поэтому обошлось.

— Как вы стали заниматься тхэквондо?

— Я пришел заниматься в 12 лет в 580-ю школу в Приморском районе. Родители заставляли ходить. Я сам, конечно, в то время еще ни о чем таком не думал. Хотел просто гулять с друзьями и играть в компьютере. Мне нравился еще футбол, но с ним я быстро закончил: приходилось далеко ездить, в Коломяги. Еще был настольный теннис. Даже занял третье место на соревнованиях, но тоже бросил. Осталось только тхэквондо. Сначала мне это вообще не нравилось. Но родители настойчиво каждый день водили меня на тренировки. Нравиться стало только где-то в 17 — 18 годам, когда все это уже больше напоминало взрослый спорт. В 18 лет я выиграл чемпионат России, начал ездить на сборы. Но пробиться в сборную сразу не удалось. Там такая система отбора: два турнира, на которых нужно показать лучше результат, чем у действующих призеров России. Получилось лишь со второй попытки. Поехал на чемпионат Европы, где проиграл испанцу в полуфинале. Этого испанца на следующий год я обыграл уже на чемпионате мира в полуфинале, но уступил в финале корейцу. В 2018 году уже стал чемпионом Европы. 2019 и 2020 годы получились неудачными: я всем проигрывал. В меня уже мало кто верил. Думаю, это меня неплохо закалило.

— Можно сказать, что перенос Олимпиады пошел вам на пользу?

— Да. Это позволило мне поднять физическую и моральную форму, пересмотреть свою подготовку.

ПоделитьсяПоделиться

— Вот вы говорите, что вам сначала не хотелось заниматься. Как мотивировали родители?

— Просто заставляли и всё, потом выработалась привычка, а потом уже понравилось самому.

— Тхэквондо — не самый популярный вид спорта. Как объяснить простым языком, что это такое?

— Если совсем по-простому, нужно бить ногами в корпус и в голову. Стараться меньше падать: за это минус один балл.

— Больно, когда попадают ногой в голову?

— В принципе, защита хорошо смягчает удар. Больно только, когда попадают в лицо. А все остальное — неприятно, но не больно, особенно если плотный жилет, но я считаю, что это скорее неудобство. Люблю более легкую форму.

— Насколько в Петербурге хорошие условия для занятия тхэквондо?

— Мне кажется, что у нас все отлично. В спортшколе на улице Главной, где мы тренируемся, хороший зал, всего хватает. Можно в бассейн сходить при желании.

— Как у вас с учебой дела?

— Закончил Институт имени Лесгафта. Может, в будущем стану тренером.

— Родители не говорят, что нужен запасной план и нужно получить какую-то неспортивную специальность?

— Бывают такие разговоры, но они сами отдали меня в спорт, помогли мне добиться успехов в тхэквондо, поэтому сильно не давят на меня в этом вопросе.

— Компьютерными играми до сих пор увлекаетесь?

— Конечно. Это всегда было со мной. Больше всего люблю порубиться в Counter-Strike и Dota2.

— На следующей Олимпиаде планируете пойти за золотом?

— Да, буду стараться.

Беседовал Артем Кузьмин, «Фонтанка.ру»

Михаил Артамонов
Михаил АртамоновФото: Андрей Бессонов/«Фонтанка.ру»

По теме (14)

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (3)

Молодец - интересно бился, поздравления родителям!)

Полковник Захарченко, начальник ГИБДД Ставропольского края... Вам не кажется, что все эти списки "Форбс" чистейшей воды залипуха? В этом журнале вообще не ведают, кто реально вертит миром.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...
-1