«Это был адский год». Как коронавирус и депрессия уничтожили семью петербургских художников-сказочников

Петербургские кентавриды, смерть любимого человека и год борьбы с жесточайшей депрессией. Подлинная история петербургской художницы Марии Касьяненко — жены «папы ангелов».

9
Фото: Ксения Клочкова/«Фонтанка.ру»/Архив
ПоделитьсяПоделиться

Петербургская художница Мария Касьяненко добровольно ушла из жизни 26 апреля. В ее квартире нашли браунинг. Она была известна прежде всего как жена «папы петербургских ангелов» Романа Шустрова, но при этом была ярким и самобытным художником-кукольником. Сегодня в СМИ выдвигают самые разные версии причин трагедии. «Фонтанка» рассказывает о том, что случилось с Марией Касьяненко, — и показывает ее работы.

ПоделитьсяПоделиться

До пандемии Мария Касьяненко была известна в основном коллекционерам и галеристам — она создавала милых и забавных персонажей из папье-маше, дерева, текстиля и камня. Она владела множеством художественных техник, постоянно училась новым приемам. В феврале 2018 года в галерее «Левша» прошла их с Романом совместная выставка. В мае 2020 года Марию стали называть не иначе как «вдовой папы Петербургского Ангела», но она очень не любила слово «вдова» и просила называть ее женой Романа Шустрова. 26 апреля 2021 года она добровольно ушла из жизни в квартире на Римского-Корсакова, в которой они жили и работали вместе с мужем — скульптором Романом Шустровым.

ПоделитьсяПоделиться

В субботу, 24 апреля, Мария Касьяненко с друзьями выехала за город. «Мы лепили пельмени, смеялись. Она купила себе замечательный комбинезон, который ей очень нравился, — говорит близкая подруга художницы Елена Прудовская. — Мы все этот комбинезон мерили по очереди. Танцевали, фотографировались. Переругались из-за музыки Шнитке, а потом очень смеялись по этому поводу. Было здорово, по-настоящему хорошо...»

На следующий день, 25 апреля, была годовщина смерти Александра Шустрова, старшего брата ее мужа. Мария снова была не одна, друзья привезли ее на набережную Фонтанки, где был развеян прах Александра. Кидали в воду цветы. Потом друзья решили подойти к «Петербургскому ангелу» в Измайловском саду. Там, за скамейкой, на которой сидит ангел, прошлой весной Мария развеяла прах Романа Шустрова. Идти туда вместе со всеми Мария отказалась, сославшись на то, что спешит на занятие по каллиграфии. На курсы каллиграфии она записалась недавно и говорила, что это искусство ей очень нравится. «Я ее проводила до перехода через Московский проспект, — говорит Прудовская. — Она побежала через переход, чтобы успеть, пока горит зеленый, и с той стороны помахала мне рукой на прощание».

Набережная Фонтанки, 25 апреля 2021 года

Елена Прудовская

«У нее выбило почву из-под ног»

Скульптор Роман Шустров и художница Мария Касьяненко поженились 15 лет назад. Близкие друзья говорят, что, несмотря на разницу в возрасте (Роман был старше жены на 26 лет), это был на редкость гармоничный союз. Она ненавидела мыть посуду — и посуду мыл Роман. Не любила готовить — готовил тоже он. Вместе они проводили мастер-классы по созданию кукол, которые пользовались неизменной популярностью как у начинающих, так и у профессиональных художников.

Портрет Марии Касьяненко, выполненный Романом Шустровым
Портрет Марии Касьяненко, выполненный Романом ШустровымФото: из семейного архива
ПоделитьсяПоделиться

Роман Шустров стал известен широкой публике в 2012 году, когда его скульптура «Петербургский ангел» была установлена в Измайловском саду рядом с Молодежным театром на Фонтанке. Фигурка пожилого человечка в потертом пальто с книжкой и зонтиком быстро завоевала любовь туристов и жителей города. С ангелом фотографировались, на шею ему повязывали шарфики, и он стал одной из неформальных достопримечательностей Петербурга. Второй ангел Романа Шустрова, похожий разом на двух поэтов, Пушкина и Блока, появился в ротонде Любашинского сада в 2019 году. Третьего своего ангела — на набережной Карповки — Роман Шустров уже не увидел: в мае 2020 года он скончался от коронавируса. Он заразился, когда ухаживал за заболевшим ковидом старшим братом Александром. Его не стало 25 апреля. Коронавирусом переболела вся семья Романа: Мария, ее мать Ольга и 90-летняя бабушка Галина Сергеевна.

После гибели мужа смыслом жизни для Марии Касьяненко стало сохранение памяти о нем. «Печальный ангел» на Карповке в память о медиках, погибших от коронавируса, стал фактически их последним совместным проектом. За основу был взят «Ангел с граммофоном», которого Роман Шустров сделал из папье-маше. Это был самый грустный из всех его добродушных и радостных персонажей. «Мария придала фактуру рубашке ангела, чтобы она напоминала власяницу, немного изменила лицо: глаза и губы, нанесла фактуру на крылья, — рассказывает Елена Прудовская. — Она так и говорила: «Это наша совместная с Ромой работа».

«Печального ангела» открывали трижды. Первое открытие с участием губернатора вызвало непонимание у части горожан: народный памятник, заменивший собой демонтированную в ноябре 2020 года Стену памяти погибших медиков, открыли спонтанно, почти тайно. На следующий день церемонию провели еще раз — в «человеческом» формате. При этом в Интернете нашлось немало комментаторов, которые жестоко критиковали скульптуру и возмущались, что внешний облик ангела «не согласовали с общественностью». В СМИ эту бурю негативных комментариев уже после сообщения о самоубийстве Марии Касьяненко стали называть травлей. Но близкие друзья художницы уверены, что причиной трагедии стало не это.

«Все гораздо глубже. Мария была творением Романа. Его смерть просто вышибла почву у нее из-под ног, — говорит Прудовская. — Она говорила, что после его ухода ни в чем не видит смысла. И мы с ней садились и буквально по пальчикам пересчитывали причины, по которым она должна жить: у нее есть мама, бабушка, любимая подруга с неоперабельной формой рака, кошка больная, которой надо каждый день ставить капельницы... Этот год был адский. Привязывать случившееся к каким-то комментариям в соцсетях — это, конечно, красивый информационный ход, но совершенно неоправданный».

Депрессия. Браунинг

«Нас очень мучило, могли ли мы что-то сделать, если бы пришли к ней раньше... — вспоминает Елена Прудовская, восстанавливая события того самого дня буквально по минутам. — После того, как мы расстались у перехода через Московский проспект, в 23 часа я послала ей в мессенджере фотографию — как она идет по тропинке в своем новом комбинезоне. Потом мы вместе искали стихотворение Тарковского из «Зеркала»: «И это снилось мне, и это снится мне, И это мне еще когда-нибудь приснится...» В 23:49 на этом мы расстались. В полночь наш общий друг Сергей тоже прислал ей наши совместные фотографии, с тех самых «посиделок с пельменями». Она ответила, что фотографии хорошие и смешные. Было десять минут первого. А потом — конец».

...Когда полицейские в присутствии друзей Марии вскрыли дверь, в квартире обнаружили браунинг. Поначалу было не понятно, откуда в доме взялось боевое оружие. Но позже выяснилось, что браунинг находился там всегда — это наградной трофейный пистолет, который Роман Шустров хранил в память об отце: с 1941-го по 1943 год он был пулемётчиком на Северном фронте, воевал в Кандалакше и Мурманске, а с 1943 года и до конца войны пел во фронтовой концертной бригаде.

На протяжении всего минувшего года Мария Касьяненко боролась с серьезной клинической депрессией, почти не спала, не могла работать и фактически жить. Но на публике держалась с неизменным достоинством, тщательно скрывая свое истинное состояние. Мария, по словам ее близких друзей, опасалась обращаться за помощью в государственную систему психиатрической помощи, так как была наслышана о тяжелых условиях, в которых оказываются пациенты. Поэтому врачей искала в частных клиниках и по рекомендациям людей, которых знала лично. Но близкие друзья художницы уверены, что усилия всех этих специалистов оказались тщетны, а выписанные ими препараты не возымели предполагаемого ими эффекта.

Почти все куклы Марии Касьяненко в настоящее время хранятся в частных коллекциях. Но и в квартире на Римского-Корсакова осталось много ее работ, в том числе последняя «кентаврида» и девушка с книжкой и грустным синим котом на коленях.

ПоделитьсяПоделиться

Скульптуры Романа Шустрова сейчас находятся в Кронштадте, где недавно завершилась персональная выставка петербургского сказочника. В ближайшее время они вернутся домой. Родственники надеются, что квартира Марии и Романа может превратиться в музей, но прежде предстоит решить юридические вопросы с наследованием.

У четы петербургских кукольников осталось еще два незавершенных проекта. В ближайшее время на Петроградской стороне может появиться скульптура Романа Шустрова «Петербургская старушка». Шустров жил рядом с Таврическим садом и, гуляя там, заприметил «истинную петербурженку», пожилую, старомодно одетую и с собачкой. Именно по образу этой старушки он создал свою скульптуру, а когда узнал о Любови Дельмас, у которой был роман с поэтом Александром Блоком, придал фигурке и ее черты тоже.

Последней мечтой Романа Шустрова стало создание художественно-общественного пространства на Матисовом острове. Но пока проект «Острова мастеров» остается лишь идеей, так как требует огромных инвестиций и договоренностей с арендаторами зданий, в том числе с военными.

Венера Галеева, «Фонтанка.ру»

Фото: Ксения Клочкова/«Фонтанка.ру»/Архив
Портрет Марии Касьяненко, выполненный Романом Шустровым
Портрет Марии Касьяненко, выполненный Романом ШустровымФото: из семейного архива

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (9)

Очень жалко ее(

Как это грустно, и красиво, и больно... эти художники и сами тоже стали петербургскими ангелами.
Прониклась до слез.

Красивое завершение love story

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...
-1