На правах рекламы

Богатырское решение. Пока миллиардер судится с бывшей женой, другая женщина получила де-юре контроль над его ТРК «Богатырь»

Сейчас Санкт-Петербургский городской суд рассматривает иск Марии Блохиной к бывшему мужу, владельцу мебельной империи «Аквилон» Павлу Блохину. Предметом внимания суда стало оспаривание брачного контракта. Тем временем, в структуре активов миллиардера-ответчика произошли изменения. По данным ЕГРЮЛ, под бой курантов в декабре 2020 года сменило хозяина ООО «Богатырь», у которого на балансе находится одноименный мебельный центр на Богатырском проспекте. Компания оказалась под корпоративным контролем петербурженки Марины Шадриной, которая работает в ресторане «Витраж» в ТРК «Аквилон».

Фото: https://pixabay.com
ПоделитьсяПоделиться

По данным ЕГРЮЛ, АО «Бизнес-центр Аквилон» петербургского миллиардера Павла Блохина 30 декабря 2020 года избавилось от принадлежавших ему 95% долей ООО «Богатырь» номиналом 950 тыс. рублей путем передачи их самому обществу. В результате единственным участником ООО стала Марина Геннадьевна Шадрина, в собственности которой с ноября 2020 года находятся 5% компании номиналом 50 тыс. рублей.

По данным СПАРК, активы ООО «Богатырь» на 2019 года составляют 1,7 млрд рублей, выручка компании в том же году составила 347 млн, чистая прибыль — 46 млн. По данным кадастра, компания владеет одноименным мебельным торговым комплексом на Богатырском проспекте общей площадью 66,4 тыс. м2 на участке 2 га.

Эта сделка (точнее, цепочка сделок и корпоративных решений) уже вызвала вопросы у бывшей жены владельца группы «Аквилон»: она подала в Арбитражный суд иск об оспаривании всей совокупности юридических событий, приведших к отчуждению одного из крупнейших объектов недвижимости, нажитых ее бывшим супругом в период брака.

Дело в том, что Мария Блохина сейчас оспаривает в суде общей юрисдикции свой брачный контракт с бывшим мужем, заключенный в 1999 году. Согласно этому документу супруги владеют имуществом и получают доходы в браке порознь. Мы писали о том, как дело дошло до Верховного суда и вернулась в Калининский районный суд, который при новом рассмотрении удовлетворил иск и признал брачный контракт ничтожным. Причина в том, что из-за него Мария Блохина осталась вообще без имущества и средств к существованию, зато с двумя несовершеннолетними детьми. А Павел Блохин сохранил за собой многомиллиардную бизнес-империю и личные активы. Верховный суд специально отметил, что статья 42 Семейного Кодекса РФ запрещает прописывать в брачных контрактах условия, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение. Сейчас Санкт-Петербургский городской суд рассматривает апелляционную жалобу Павла Блохина на решение Калининского районного суда. Очередное (уже второе) заседание по делу назначено на 1 апреля 2021 года.

Правда, арбитражный суд вернул исковое заявление Марии Блохиной, связанное с ООО «Богатырь», в связи с неуплатой госпошлины в 18600 рублей. Как отмечают в стане истицы, неуплата была осознанной: иск будет подан заново, но позже. «Мы решили не распылять силы на несколько параллельных процессов, — объяснил адвокат Марии Блохиной. — Сделки по выводу имущества наша доверительница обязательно будет оспаривать, но уже после того, как вступит в законную силу решение о признании ничтожным брачного контракта».

По версии адвоката Марии Блохиной, Марина Шадрина, которой «Богатырь» принадлежит теперь, является сотрудницей ресторана «Витраж» в ТРК «Аквилон». По его мнению, это показывает, что характер ее владения долями спорной компании — номинальный.

«Мои доходы, приобретения, вложения и инвестиции — это моя частная жизнь, которую прошу уважать и не вмешиваться в нее», — ответила Марина Шадрина на вопрос корреспондента «Фонтанки» о получении контроля над ТРК «Богатырь» через покупку 5% ООО и дальнейших инвестиционных планах по развитию этого актива. К слову, мы позвонили ей (и она ответила нам) по мобильному телефону приема заказов, указанному на страничке ресторана «Витраж» на сайте ТРК «Аквилон».

Впрочем, мнение юристов Марии Блохиной даже без ресторанных подробностей вызывает понимание и у сторонних экспертов. Как считает Дарья Борисова, партнер юридического бюро «Григорьев и партнеры», достаточно того, что отчуждение произошло на фоне бракоразводного процесса и было облечено в несколько нестандартную для обычаев делового оборота форму. «Когда мы видим, как ООО отчуждается путем продажи 5% и последующего через месяц выхода прежнего собственника из уставного капитала с передачей оставшихся 95% самому обществу, у нас возникают сомнения в рыночности такой сделки, — рассуждает эксперт. — Практика восстановления корпоративного контроля в настоящий момент активно развивается, суды оценивают общую совокупность обстоятельств, при которых совершалась сделка, и какую на самом деле цель она преследовала».

Павел Блохин через своего адвоката Юлию Закирову передал «Фонтанке», что оставляет вопросы о сделке без комментариев.

Фото: https://pixabay.com

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...