На правах рекламы

Развод в «Аквилоне». Павел Блохин обороняет активы от бывшей жены

Мария Блохина, бывшая супруга петербургского миллиардера, владеющего мебельными центрами «Аквилон», «Мебельный континент» и «Богатырь», уже два года пытается получить свою часть совместно нажитого имущества. Она оспорила брачный контракт, который супруги заключили еще в 1999 году, заявив, что эта бумага поставила ее в крайне неблагоприятное положение, — и на этом основании потребовала делить имущество по закону, а не по контракту. За ходом процесса, который с 2017 года дошел уже до Верховного суда РФ, а теперь рассматривается по второму кругу, решила понаблюдать «Фонтанка».

Фото: https://pixabay.com
ПоделитьсяПоделиться

4 марта тройка судей Санкт-Петербургского городского суда под председательством Натальи Шиловской начала рассмотрение апелляционной жалобы петербургского бизнесмена Павла Блохина на решение Калининского районного суда по иску его бывшей жены Марии Блохиной о признании недействительным брачного договора, заключенного 22 года назад, в 1999 году. Тогда молодые люди договорились на бумаге, что каждый в браке владеет своим имуществом — недвижимостью, долями в обществах, автомобилями и ценными бумагами — и не претендует на собственность супруга. Аналогично оговорили и получение доходов: что каждый заработал, то ему и принадлежит.

За годы семейной жизни Павел Блохин из начинающего мебельщика превратился в крепкого середнячка среди петербургских миллиардеров. В начале нулевых ему досталась площадка обанкроченного завода «Красные зори» на Новолитовской улице, где впоследствии вырос один из первых в городе крупноформатных мебельных центров «Аквилон» общей площадью 64 тыс. кв. м, а также одноименный бизнес-центр. В середине нулевых Блохин также приобрел «Мебельный континент» (63 тыс. м2), а в 2013 году — еще одну обанкроченную ткацкую фабрику «Автозапимпорт»: на ее месте к 2018 году открылся еще один мебельный центр «Богатырь».

Мария Блохина работала бухгалтером в компании мужа до выхода в декрет, потом вела домашнее хозяйство, воспитывала детей. Но в 2017 году Павел подал на развод. И тут оказалось, что все квартиры, машины и бизнес записаны на него, а супруга претендовать ни на что не может. В итоге с тех пор Мария и двое детей живут у ее родителей.

В конце 2018 года Мария подала иск о признании брачного контракта ничтожным, но Калининский райсуд ей отказал: сроки давности истекли давно — оспаривать, по мнению инстанции, надо было в начале нулевых. Горсуд это решение поддержал в апелляции, а потом и в кассации. Однако женщина не отчаялась и обратилась в Верховный суд. 26 мая 2020 года он отменил отказное решение и вернул дело на новое рассмотрение в Калининский район Петербурга.

Как указано в решении, статья 42 Семейного Кодекса РФ запрещает прописывать в брачных контрактах условия, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение или противоречат основным началам семейного права. При этом закон специально сформулирован так, чтобы каждый судья в каждом случае мог самостоятельно определить, нарушает тот или иной контракт баланс законных интересов супругов или нет.

«Срок исковой давности является ключевым моментом в делах об оспаривании брачного контракта, — прокомментировала дело Дарья Борисова, партнер ЮБ «Григорьев и партнеры». — Несмотря на то, что брачный договор — это сделка, и срок исковой давности равняется одному году, дискуссионный характер носит вопрос, откуда этот срок считать. ВС РФ уже неоднократно излагал позицию, что семейные отношения — длящиеся, многое может измениться за годы совместной жизни. Поэтому срок давности следует считать с того момента, когда возникло неблагоприятное положение супруга. Есть также в практике позиция, что срок следует считать с момента расторжения брака».

При повторном рассмотрении судья Калининского суда Ольга Смирнова отнеслась к доводам истицы более внимательно. Она выяснила, что Мария Блохина за годы супружества не скопила ничего: у нее нет ни сбережений, ни квартир, ни машин, ни предметов роскоши. Павел Блохин, который присутствовал на заседании, заявил, что давал бывшей жене столько денег, что она могла купить и квартиры, и машины, а не тратить на драгоценности. Кроме того, по его мнению, у нее была возможность работать и зарабатывать — контракт ей этого не запрещал.

Судья выслушала бизнесмена и отклонила его доводы. Она пришла к выводу, что по спорному контракту у Павла Блохина «отсутствует фактическая и юридическая обязанность предоставлять достойное содержание бывшей супруге», а потому та оказалась в том самом «крайне неблагоприятном положении». И 12 октября 2020 года удовлетворила иск, признав брачный контракт недействительным. Если это решение устоит в вышестоящих инстанциях, то Мария сможет получить долю не только во всей недвижимости Павла Блохина, но и в его бизнесе, — либо ее справедливую стоимость деньгами.

Бизнесмен подал апелляционную жалобу. К ней его адвокат Юлия Закирова присовокупила ходатайства о приобщении новых материалов: ее доверитель подарил младшему сыну одну из своих квартир.На прошедшем заседании суд отказал в приобщении этих сведений, как не имеющих отношения к делу, но зато удовлетворил ходатайство истицы о запросе справок о движении денежных средств по ее счетам в банках — чтобы было видно, на что все эти годы Мария тратила свои доходы и деньги, которые ей перечислял муж. Об этом сообщил адвокат Марии Блохиной. В ожидании ответа на этот запрос рассмотрение дела отложено на 1 апреля 2021 года.

От комментариев правовой позиции своих клиентов оба адвоката отказались. «Мы с уважением относимся к профессии журналиста и просим такого же отношения к вопросам частной жизни, в которую входят брачные отношения и все вытекающие из этого вопросы», — сказала адвокат ответчика Юлия Закирова.

«Практика оспаривания брачных контрактов сейчас очень интенсивно развивается, — прокомментировал спор эксперт по семейному праву адвокат Ксения Иванова, партнер коллегии адвокатов «Ивановы и партнеры». — Расплывчатость формулировки насчет крайне неблагоприятного положения одного из супругов иногда дает почву для злоупотреблений. Потому что непонятно, когда именно должно настать это неблагоприятное положение. Но в этом случае как раз все достаточно ясно: уже давно суды и сообщество сошлись на том, что, если за одним из супругов нет ни одного объекта недвижимости, а за вторым есть, такой контракт имеет все шансы быть оспоренным».

Фото: https://pixabay.com

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...