На правах рекламы

Приставы штурмовали дом, чтобы убедиться, что должник там не живет

Судебные приставы Ломоносова пытались силой проникнуть в дом в деревне Яльгелево, который бывший директор компании «СенатИндустрия» Алексей Фролов подарил своим внукам.

Фото: pixabay.com
ПоделитьсяПоделиться

Сейчас там живут две дочери Фролова — Светлана Воронцова и Анна Анохина — с мужьями и детьми, а сам бывший бизнесмен еще в 2014 году поселился в Петербурге, где работает и посильно платит по долгам. Но приставы этот факт, похоже, признавать не хотят: иначе им придется передать исполнительное производство своим городским коллегам. Они и предприняли отчаянную попытку штурма дома, дарение которого пытаются оспорить в Ломоносовском суде.

Алексей Фролов по решению суда от 2015 года задолжал около 15 миллионов рублей карельской предпринимательнице Маргарите Анисковец по договору, который сам называет подложным («Фонтанка» подробно писала об этой истории в сентябре, сам Фролов по этому поводу обратился в полицию). Еще до этого в 2014 году он подарил дом в деревне Яльгелево своей жене, но Анисковец, выиграв спор о долге, в 2017 году оспорила сделку дарения. Суд тогда признал подарок недействительным и решил вернуть в собственность Фролова половину дома, а затем продать ее с молотка в уплату долга. Росреестр зарегистрировал возвращение только в 2019 году, а затем в 2020 году Фролов вместе с супругой убедились, что дом не под арестом и подарили его своим внукам.

Без производства

Узнав об этом, ломоносовские судебные приставы (которые уже без малого четыре года ведут свое исполнительное производство по этим 15 миллионам) подали собственный иск к Фролову о признании новой сделки дарения дома недействительной. Дело рассматривает зампредседателя Ломоносовского районного суда судья Смирнов. Истцом выступает пристав-исполнитель Тамара Шпакова, ответчиком — Фролов и его внуки.

Как выяснила «Фонтанка» в прошлом материале, во-первых, ИП Анисковец уже потеряла интерес к преследованию Фролова и намерена взыскать свои убытки с самих приставов, которые так долго (более трех лет) не взыскивали долг. Узнав об этом, на одном из последних заседаний Светлана Воронцова, представляющая интересы своего отца и своих детей, заявила ходатайство о прекращении производства в связи с ненадлежащим истцом: по закону «об исполнительном производстве» судебные приставы не имеют права оспаривать сделки, совершенные в отсутствие наложенного ареста.

Со своей стороны судья Смирнов в судебном заседании выяснил, что и исполнительного производства по решению об оспаривании первой сделки дарения не возбуждалось, и даже исполнительный лист не предъявлялся, а приставы работают на основании самого первого производства — о взыскании. «Учитывая, что второе решение предусматривало не только отмену сделки, но и обращение взыскания на возвращенную половину дома, исполнительное производство по нему возбуждать было обязательно, — комментирует партнер юридического бюро «Григорьев и партнеры» Михаил Иванов. — Но процессуальный срок предъявления исполнительных документов по любому решению суда — три года. И сегодня он уже истек, так что уже поздно говорить «ой, забыли!» и возбуждать производство».

«Конечно, такое нарушение процесса — не самое критичное, приставы могут поспорить, попытаться доказать, что имели право действовать на основании первого производства, — говорит адвокат Ирина Болисова. — Но вот само решение суда об оспаривании сделки и обращении взыскания на половину дома — его не выносят в одно и даже в два заседания. Вот так — с кондачка. Это длительный процесс, где выясняется, можно ли поделить дом на две половины, есть ли у него два раздельных входа, два санузла, можно ли разделить поровну жилые помещения — и так далее. Это решение, на мой взгляд, подлежало отмене в вышестоящих инстанциях, и странно, что его не отменили».

В довершение картины Светлана Воронцова заявила, что изначально исполнительное производство незаконно возбуждено в Ломоносове, так как ее отец уже пять лет живет в Петербурге, о чем неоднократно сообщал и полиции, и приставам. И что пристав Тамара Шпакова упорно шлет корреспонденцию в Яльгелево, пытаясь искусственно создать основания для удержания исполнительного производства у себя, а заодно и доказать, что сделка дарения была мнимой, и де факто должник продолжает пользоваться подаренным домом.

На штурм

После этого заседания судебные приставы приехали к дому Воронцовых в Яльгелево и потребовали пустить их внутрь. «Я увидела их, висящих на моем заборе и спросила, чего им надо. Они заявили, что у них есть информация, будто должник живет здесь. Я позвонила своему адвокату, она мне сказала не пускать: мужа дома не было, а приставы могли в протоколе его вещи представить как вещи моего отца. Я отказалась их пускать, но они продолжали ломиться, и позвонила начальнику Ломоносовского РОСП Коровниченко. Он сказал, чтобы я пустила приставов в дом. Я спросила на каком основании — он заявил, что мы друг друга не понимаем, и бросил трубку».

Затем, говорит Светлана, по ее вызову приехала полиция, и приставы, у которых из документов при себе было только постановление о возбуждении исполнительного производства от 2016 года (а с такими бумагами в 2020 году в дома не врываются), стали говорить, что хотят только взять объяснение о не проживании: «Мы им его дали, и им пришлось этим удовольствоваться».

По словам Светланы, теперь приставы пытаются представить, будто приезжали составить акт о не проживании Фролова в этом доме. Однако дальнейшие их действия все-таки заставили Светлану думать обратное: они поехали опрашивать соседей, живет ли в спорном доме «Фролов А.В.». По версии приставов, отраженной в акте опроса, все соседи как один подтвердили, что живет, и они его регулярно видят. Однако Светлана показала корреспонденту «Фонтанки» рукописные объяснения самих соседей: те утверждают, что и сами говорили приставам совсем другое (кто видел Фролова последний раз полгода назад, а кто и вовсе его не знает), и акт, который составили приставы при них, выглядел иначе. На последнем заседании суда Тамара Шпакова приобщила к материалам дела акт опроса, а Светлана Воронцова — объяснения соседей. В вызове соседей, о котором ходатайствовала Светлана, и в вызове понятых, которых просила допросить Тамара, суд отказал. Следующее заседание назначено на 1 декабря 2020 года.

Тамара Шпакова отказалась от комментариев.

Фото: pixabay.com

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...