Авто Признание & Влияние Фонтанка-500 Книги «Фонтанки» Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

03:19 19.02.2020

От наводнения века до медали от Путина: 100 лет Вали Андроновой

Петербургская блокадница Валентина Андронова собственным примером доказывает, что жизнь в 100 лет может быть яркой и насыщенной.

От наводнения века до медали от Путина: 100 лет Вали Андроновой

автор фото Сергей Николаев/«Фонтанка.ру»

Ветеранов Великой Отечественной войны, которые пережили всю блокаду в Ленинграде, и еще и прекрасно себя чувствуют, можно пересчитать по пальцам. Одна из них – петербурженка Валентина Андронова, которая 22 января празднует вековой юбилей. В минувшие выходные она встречалась с президентом Владимиром Путиным, который вручил ей медаль «75 лет Победы». Но перед этим рассказала «Фонтанке» свою историю. 

Валентина Васильевна родилась 22 января 1920 года в Ярославской губернии, в семье сапожника и портнихи. В 1924 году в Ленинград перебрался её отец, а затем перевез с собой жену и дочь. Здесь появились на свет еще четыре девочки — младшие сестры Валентины. 

Первое осознанное воспоминание в её жизни— «наводнение века» 1924 года. «Фонтанка» рассказывала и показывала его на черно-белой хронике— ветер 42 метра в секунду, мосты снесены, объявлено военное положение, по улицам несет трупы животных, а с колоннады Исаакия кричат о конце света. Маленькой Вале тогда было четыре года.

«Мы жили в двух комнатах коммуналки на Петроградской стороне — на Пушкарской улице. В день наводнения я помню как сидела и смотрела в окно на прибывающую воду. Когда волны полностью поглотили тротуар, мужчины начали перетаскивать женщин и детей с одной стороны улицы на другую», – вспоминает Валентина Васильевна.


С детства она хотела стать врачом. А точнее – хирургом. И в 1941 году поступила в Педиатрический институт. Сообщение о начале войны застало её прямо на парах.

От наводнения века до медали от Путина: 100 лет Вали Андроновой

«Профессор читал химию. Но все репродукторы были включены, и мы услышали сообщение: «Сегодня, в 4 часа утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну...», – вспоминает пенсионерка. – Первое ощущение — страх. Сразу стало не до лекций, и все ушли по домам, к семьям».

По мере приближения немцев к Ленинграду началась эвакуация. Мама с четырьмя сестрами уехала в эвакуацию под родной Ярославль. В Казахстан отправился первый курс меда. А отец и Валентина, которую уже перевели на второй, остались в городе. Занятия в вузе не прекращались, и родители не хотели, чтобы она бросала институт.  Семья к этому моменту переехала на Карповку, и девушка каждый день ходила на Выборгскую сторону по прямой – через Неву.

«Зимы были не такие, как сейчас, и река хорошо замерзала. Была тропинка протоптанная. А на откосах набережной лежали детские трупики, – рассказывает Валентина. – Ели мало, был голод. Но я ходила всю блокаду. Не знаю, как у меня хватало сил, видать, я крепкая была по своей сути».

Про 872 дня в блокадном городе рассказывать она не любит. Были и бомбежки, и обстрелы. Поначалу в страхе бежали в убежища, ближе к концу — перестали. После лекций будущие врачи добровольно шли на обход квартир, ведь их обитатели уже были просто не в состоянии позвать на помощь.

«Мертвые лежали на улицах и в парадных, застывшие тела возили на грузовиках. Квартиры все были открыты – люди понимали, что умирают, — рассказала Валентина. – У меня до сих пор перед глазами стоит какая-то татарская семья. Я пришла к ним домой, нагнулась над женщиной, а у нее серое всё тело и шевелится. Я посмотрела — а это вши».


Однажды девушка и сама чуть не погибла. В комнате на Карповке была печка-времянка. Они с отцом уснули, а угарный газ пошел в комнату. Чудом проснулась, как почувствовав беду, и спасла всех от тихой смерти.

Когда кольцо блокады было прорвано в 1944 году, в институте предложили: или отправиться в армию, или остаться в Ленинграде, получив место по распределению. Валентина сразу же решила поехать добровольцем. Отцу сказала уже постфактум. Сначала её отправили в Тарту на распределение, а затем – на Второй Белорусский фронт, где она прослужила в медсанбате до победы. Вместе с красноармейцами прошла всю Европу. 

Фото: автор фото Илья Казаков/«Фонтанка.ру»

Один раз она спасла пожилого солдата, лет 50. Он поступил в медчасть раненый, и пока лечился, рассказал, что у него большая семья — семеро по лавкам и он один кормилец. «Я подумала: господи, у него столько ребятни, надо, чтобы он жив остался», – говорит Валентина. Пожалела и попросила сделать его санитаром. Так и проходил он с ней до конца войны.

Умирали тогда не только от пуль и снарядов. Помимо раненых, было много терапевтических больных — «с желудками», так как ели всё подряд. А однажды в госпиталь доставили целую роту с отравлением метиловым спиртом. 

«Жуть была настоящая. Их привезли, а у нас из лекарств только физиологический раствор. Иголку в вену введешь, а кровь не идет — очень густая. Ребята слепли на глазах, кричали один за другим «я ничего не вижу» и замолкали. Вся рота тогда умерла. Остался один командир. Он не пил спирт, но знал, что ему несдобровать— придется отвечать. Что с ним сделали, я не знаю», – рассказывает ветеран.

Войну Валентина закончила под Берлином — в Прицвальке. Помнит невероятную радость от победы и того, что скоро можно будет вернуться домой. «Сразу стрельба поднялась. Палили все, из всего и куда попало, как с ума сошли. Одного даже подстрелили случайно», – вспоминает ветеран.

Фото: автор фото Сергей Николаев/«Фонтанка.ру»

Осенью Валентина с сослуживцами добралась и в столицу Германии, была у Рейхстага. А расформировали их часть уже в 1946 году, в Днепропетровске.  Сразу после возвращения в Ленинград она пошла работать. Сначала в поликлинике во Фрунзенском районе участковым педиатром. Ходила по квартирам к маленьким пациентам.

Через год познакомилась с мужем Федором Ильичом — моряком, тоже фронтовиком. У него были ордена Отечественной войны 1 и 2 степени.  После войны он стал военно-морским инженером, строил объекты в Алжире и Египте. Закончил службу капитаном 1 ранга. У них родился сын. Умер супруг Валентины 20 лет назад , не дожив 2 месяца до рождения правнука. 

Когда стало тяжело ходить, Валентина переквалифицировалась в детского рентгенолога. Вышла на пенсию в 50 лет – за вредность работы это было возможно раньше. И никогда не думала, что впереди еще минимум полвека.

От наводнения века до медали от Путина: 100 лет Вали Андроновой

Но к столетию она не доживает свой век, а радуется жизни, несмотря на то, что ей совместно с невесткой приходится ухаживать за сыном, внезапно ставшим 19 лет назад лежачим инвалидом. Читает, разгадывает кроссворды, решает судоку, ездит в гости к подружкам. Плетет картины, которыми украшена её комната.

Валентина Васильевна говорит, что на ней держится вся дача — и дом, и участок. Уже в начале весны она сама начинает высаживать рассаду, чтобы вырастить из неё цветы. Летом работает на грядках так, что дает фору молодым. Любит покупать себе новые вещи и когда ей дарят украшения. Лет 10 назад она сказала «пора начать пользоваться кремами». А накануне 100-летнего юбилея удивила родню, заявив, что хотела бы отметить праздник в модном арт-пространстве, с софитами и диско-шарами, в окружении трех десятков родственников.

Фото: автор фото Илья Казаков/«Фонтанка.ру»

Секрет долголетия, по её словам, в труде. И больше ни в чем. «Я ела, что хотела, физкультурой особо не занималась – мне хватало участка в 10 соток», – смеется Валентина. 

Сейчас овощи и фрукты она практически не употребляет, воду тоже не пьёт — только 2 чашки чая в день. Предполагает, что, может быть, секрет кроется в генетике – мама дожила до 82 лет, а двум живым младшим сёстрам, которые приглашены на юбилей, сейчас 95 и 82.

Редакция «Фонтанки» поздравляет Валентину Васильевну, её семью и близких с юбилеем. 

От наводнения века до медали от Путина: 100 лет Вали Андроновой

Илья Казаков, «Фонтанка.ру»

Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор