Авто Признание & Влияние Фонтанка-500 Книги «Фонтанки» Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

07:29 18.01.2020

Город

07.12.2019 19:23

Операция «Дерево». Где в Петербурге пилят и почему это не всегда оправданно

В Петербурге горожане противостоят осенне-зимней рубке деревьев. Письма, что поступают «Фонтанке», похожи на сводки с фронта.

Операция «Дерево». Где в Петербурге пилят и почему это не всегда оправданно

Работы по сносу деревьев на набережной канала Грибоедова / автор фото - Павел Каравашкин/«Фонтанка.ру»

Вал сообщений стал поступать в редакцию «Фонтанки» в первой декаде декабря. Спилены «большие и здоровые» деревья на Замшиной улице, «лысым остался заметный кусок» Румянцевского сада, лесорубов заметили на «коротенькой Рижской улице». Самый ожесточенный бой горожане дали под окнами домов 119 – 121 на набережной канала Грибоедова. Пали двое, на очереди ещё пять. 

«Завтра в 8 всё спилят на Грибоедова! 6 часов назад (не раньше 20 ч. вечера!) они приехали и поставили далеко в стороне инфощит. На щите написано "работы с 4 дек.", а завтра 5-е, это как раз последний день согласно прошлому щиту. Видимо, у них что-то к датам 4-е – 6-е было привязано, вышка или другие подрядчики. Значит, завтра в 8 спилят! Мастер этого участка всегда пилит в 8. Что делать? Ляховненко в 8 трубку брать не будет скорее всего! На это у них и расчёт!» – тревожное письмо пришло от Виктории ночью 5 декабря. 

С рассветом вышедшим на защиту деревьев горожанам показали порубочный билет и майский акт осмотра территории. В предъявленной сотрудниками садово-паркового хозяйства «Центральное» бумаге говорится, что семь тополей имеют «прикорневую гниль, наклон более 45%, старовозрастные тополя, более 80 см диаметром, подлежат сносу. Развитая корневая система поднимает гранитные плиты набережной». Документ активистов не убедил: на нем не было печати, гнили они внешним осмотром не обнаружили, а собственные замеры показали, что их диаметры и углы наклона не совпадают с указанными в акте.  

Операция «Дерево». Где в Петербурге пилят и почему это не всегда оправданно


Как рассказала «Фонтанке» основатель движения «Деревья Петербурга» Мария Тиника, решение о срубе надо принимать, когда угол наклона дерева меняется за какой-то небольшой промежуток времени — 1 – 2 года. Просмотрев панорамы «Яндекс.Карт», любой желающий может убедиться, что с 2009 года наклон тополей не изменился.

Шестого декабря спил возобновился. Выехавшему на место корреспонденту «Фонтанки» замгендиректора СПП «Центральное» Наталья Машкова повторила написанное в акте и говорила, что тополь по статистике имеет возраст 60 лет, а те, которые на набережной, потеряли декоративную ценность. «Сильные ветра — падают большие ветки. Было принято решение их убрать и посадить на это место липы. Той весной, если сделают ремонт (набережной), посадим. Может, осенью», – уточнила она. Представитель СПП лично продемонстрировала последствия гнили, потыкав острием зонтика в оголенную прикорневую часть.

Деревья, по ее словам, «являются в первую очередь угрозой для граждан, для машин, имущества». Машкова пояснила, что в 2018 году СПП, которое обслуживает Центральный, Адмиралтейский и Петроградский районы, заплатило 3 млн рублей за повреждения разного рода в результате падения веток и деревьев. Тиника, в свою очередь, приводит пример Германии, где все деревья являются недвижимым имуществом и подлежат страхованию. Боитесь ответственности — застрахуйте.

«Профилактика (образования гнили), конечно, идет, но главным образом ценных пород – дуб, например. Тополь бесполезно лечить. Он если заболел — все, пошел процесс. На молодых тополях редко гниль бывает. А тут старовозрастное дерево. Ну что, это как человек, вот – заболел», – пояснила Наталья Машкова.

«Болезненно было бы, если бы мы пилили летом, был бы моральный ущерб (горожанам и туристам. – Прим. ред.). Летом должно быть все красиво», – сказала Машкова и продемонстрировала следы от гвоздей, которые неизвестные забили в дерево, чтобы, по ее мнению, помешать спилу дерева.

К порубочному билету прилагается другой документ — протокол обследования зеленых насаждений — 11 деревьев на канале Грибоедова, Курляндской улице, набережной Мойки и в Александровском саду, подлежащих санитарной рубке. Порубочный билет был выдан в тот же день, когда составили протокол, — 11 октября.

Деревья на канале сильно ослабили два года назад, когда вместо санитарной обрезки с помощью глубокого кронирования тополя превратили  в семь столбиков, комментирует Тиника. «Деревья немолоды, и для них это был шок. Там не очень много места для корней, и, когда делают такую обрезку, тополь будет прикладывать максимум усилий для выживания, а значит, ослабит свой ствол. И облегчит вредителям доступ к себе», – говорит активист. При этом, по ее данным, в 2019 году комитет по благоустройству наложил мораторий на такой вид  «омоложения» деревьев.


Следующие кандидаты на сруб — соседние тополя по другую сторону Харламова моста, напротив домов 115 и 117. Их с большой долей вероятности спилят уже в 2020 году.

Румянцевский сад и Пискаревка

С начала декабря деревья рубили и корчевали в Румянцевском саду на Васильевском острове и в районе Пискаревки - на участке Замшиной улицы от проспекта Металлистов до улицы Васенко. В обоих случаях пилили вязы, и причина тоже одна — голландская болезнь, или графиоз, который разносит насекомое вязовый заболонник, оставляющий характерные следы. 

Как рассказывает Тиника, это общегородская проблема, которая убила большинство вязов за 10 лет. Эта порода была одной из четырех ведущих в Петербурге. Первый удар на себя еще в 2008 году принял как раз Васильевский остров. Рубить необходимо не только непосредственно больное дерево, но и весь зараженный участок. Болезнь протекает в двух формах: вяз погибает либо в течение 2 месяцев, либо — 2 лет.  «Графиоз — это как чума. Если не вырубишь весь участок, через некоторое время заразится весь город, что, собственно, и произошло. Найти здоровый вяз — большая проблема», – поясняет эксперт.

Операция «Дерево». Где в Петербурге пилят и почему это не всегда оправданно

По словам Тиники, конфликтные ситуации между пильщиками вязов и горожанами зачастую возникают просто потому, что обыватели забыли, как выглядит вяз, и плохо информированы, что он подвержен смертельной болезни. Вяз можно узнать даже без листьев — у него ажурная крона, и если он болен, то можно увидеть скрученные сухие коричневые листья даже зимой. Эксперт в просветительских целях предложила «голые» фотографии других основных видов – ясеня, клена и липы.

Операция «Дерево». Где в Петербурге пилят и почему это не всегда оправданно

Шлиссельбургское шоссе

Масштабная вырубка из-за берегоукрепительных работ идет на Шлиссельбургском шоссе в рамках работ по берегоукреплению Невы. К топору приговорены 274 дерева. АО ПО «Возрождение», которое проводит работы, заявило, что все законно — порубочный билет 8 ноября был получен заказчиком СПБ ГКУ «Дирекция транспортного строительства».

Между тем это не сняло вопрос о законности рубки. Участок работ входит в зону охраняемого ландшафта. Любые земляные работы в этом случае, в том числе изменение характеристик ландшафта, могут производиться только с разрешения профильного комитета по охране памятников. Представители городского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК) сходили на прием в КГИОП, где им в устной форме сообщили, что комитет не согласовывал работы.

Раньше берег «держали» корни деревьев. «Здесь странная ситуация. У нас допотопные старые способы берегоукрепления. Либо бетон, либо ровное пространство и щебеночный откос», – констатировала Тиника. В районе вырубки, но за пределами охранной зоны выросло большое количество коттеджей, их хозяевам не очень нравится ездить по старинной дороге, проложили асфальт. Как поясняет собеседница «Фонтанки», камень старой дороги пропускал воду, и поэтому необходимости укреплять берег не было. Сейчас нагрузка сильно возросла, и появились места, где необходим был точечный ремонт. Вместо этого весь участок закатали в асфальт – естественно, берег «поехал», поясняет она.

В комитете по охране памятников «Фонтанке» рассказали, что проект предусматривал сохранение исторического рельефа, сохранение ценных зеленых насаждений и восстановление озеленения.

КГИОП 29 ноября выдал комитету по благоустройству и «Возрождению» предостережение, что работы должны быть проведены на основании заключения профильного ведомства, и организовал внеплановую проверку. Если нарушения подтвердятся, виновные получат предписание о приостановке работ.

Операция «Дерево». Где в Петербурге пилят и почему это не всегда оправданно

Удельная

В конце ноября около дома № 16 на Енотаевской улице и № 28 по Ярославскому проспекту в районе станции метро «Удельная» начали пилить дубы и клены. В садово-парковом предприятии «Удельное» заявили, что деревья в первой локации были старые и сухостойные. То, что растения были в плачевном состоянии, подтвердила и Мария Тиника.

«Там действительно деревья были усохшими, но это не одно и то же, что сухостойные. Намного важнее, почему это произошло — буквально за год, – говорит она. – Мне кажется, из-за того, что там стояла палатка, которая использовала генератор. В общем, это явно внешнее краткосрочное воздействие. Ну не может дуб за один год усохнуть. Здесь важно, что кто-то, что называется, постарался».

Скорее всего, свою роль сыграло то, что этой территорией «десятилетиями никто не занимался», как заявили в СПП.

Операция «Дерево». Где в Петербурге пилят и почему это не всегда оправданно

В воскресенье, 8 декабря, на встрече с депутатами МО «Светлановское» защищать свои деревья приготовились жители двора дома № 20 по Костромской улице. Осенью прошлого года этому зеленому двору грозила участь стать перехватывающей парковкой, но после публикации «Фонтанки» ГКУ «Центр управления парковками Санкт-Петербурга» отозвал свою заявку. По информации жителей, местная администрация в 2020 году планирует вырубить в сквере 94 дерева, взамен посадить только 54.

Мария Тиника констатирует, что сегодня в Петербурге деревья как таковые потеряли ценность и числятся как элемент благоустройства через запятую после скамеек и урн.

«Раньше в 130-й статье Гражданского кодекса РФ деревья были указаны в разделе недвижимого имущества, чтобы задать определенную ценность. В 2006 году они исчезли из этой статьи, – говорит она. – У нас в комитете по благоустройству операционный бюджет, они деньги получают за определенные операции: срубить дерево, посадить, скосить газон. Но в операции «посадить дерево» существует некая промежуточная штука под названием саженец, который имеет определенную стоимость. И поэтому в операции «посадить» условная «маржа» составляет процентов 20, а в операция «снести», скосить траву, посадить однолетники — процентов 90».

Мотивация ухода и сохранения максимального количества зеленых насаждений сильно возросла бы, если бы балансодержатели деревьев, в частности комитет по благоустройству, получали бюджет, исходя из количества подведомственных деревьев. Тогда, считает собеседник, чиновники прилагали бы больше усилий, чтобы сохранять зелень.

Ирина Корбат, «Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру
Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге

      Наши партнёры

      СМИ2

      Lentainform

      Загрузка...

      24СМИ. Агрегатор