Авто Недвижимость Работа Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

03:45 15.11.2019

«В ближайшие 5 лет весь Петербург будет занижен». Как госслужащие в колясках делают город более доступным для маломобильных

В Петербурге совместно с городским правительством работают несколько человек, чьи физические возможности ограничены. Они сами пришли к петербургским чиновникам и предложили свою помощь более пяти лет назад. «Фонтанка» посмотрела, как проходят трудовые будни госслужащего в инвалидном кресле.

«В ближайшие 5 лет весь Петербург будет занижен». Как госслужащие в колясках делают город более доступным для маломобильных

Константин Селин/«Фонтанка.ру»

Павел Запорожец, который работает советником председателя комитета по развитию транспортной инфраструктуры (КРТИ), приехал на встречу с журналистом на машине. В авто — ручное управление. Одной рукой он рулит, другой нажимает на педали. В ходе поездки обращает внимание, что процедура установки ручного управления в РФ от совершенства пока далека. В ГИБДД нужно запросить разрешение, а это значит как-то добраться туда. Для человека в коляске без личного транспорта это не то чтобы нерешаемая проблема, но все же чревато определенным набором сложностей. «Ну и в конце концов, само название формы – «разрешение». А что, могут не разрешить?» – замечает Запорожец. 

Как рассказал Павел, официально в комитет по развитию транспортной инфраструктуры он устроился в 2018 году. До этого работал в МЧС, диспетчером оперативной службы, параллельно консультируя органы власти на общественных началах. То есть бесплатно. 

«В ближайшие 5 лет весь Петербург будет занижен». Как госслужащие в колясках делают город более доступным для маломобильных

Несколько штрихов к портрету нашего героя: в инвалидное кресло его отправила травма, полученная еще в 1991 году. «Неудачное падение», – говорит Запорожец. Несмотря на это, он до сих пор активно занимается спортом. Сейчас больше играет в бадминтон, а раньше занимался баскетболом. В составе команды колясочников «Невский альянс» даже трижды выигрывал чемпионат России.


Как рассказывает Павел Запорожец, особый импульс сотрудничеству инвалидов и городских властей придал Анатолий Кириллов – координатор общественной инспекции. На пару с комитетом по соцполитике он сумел удачно включить маломобильных в работу правительства, в том числе и самого Запорожца с несколькими товарищами по несчастью. Это произошло около пяти лет назад.

Несмотря на текущую должность при комитете, чиновником Павел себя не чувствует. «Я скорее общественник. Поначалу было тяжеловато. Нас не очень понимали, да и в принципе не очень-то стремились что-то делать. Со всеми колясочниками в непрерывном взаимодействии находится комитет по соцполитике. И вот как-то в ходе этого взаимодействия решили, что было бы неплохо создать какую-то группу из маломобильных, которая могла бы вносить свой вклад в доступность городской среды. После этого нас стали приглашать на различные правительственные мероприятия и прислушиваться к нашему мнению», – вспоминает Павел Запорожец. 

Теплее всех его с сотоварищами, помимо комитета по соцполитике, встретили в КРТИ и комитете по транспорту. Итог – особенное внимание обоих комитетов к доступности для маломобильных граждан как объектов инфраструктуры, так и общественного транспорта. Последние несколько лет комитет и подконтрольные ему ГУПы стараются следить за тем, чтобы парк общественного транспорта пополнялся преимущественно низкопольными аппаратами. КРТИ же работает с пешеходными переходами, автобусными остановками, парковками, метро и другой инфраструктурой: так, в планах на 2019 год предполагается более 1500 занижений бордюрного камня в различных местах. 

Мы подъезжаем к надземному пешеходному переходу на Пулковском шоссе, который был построен к началу этого года. Его Павел Запорожец проверял еще во время сдачи-приемки. Он говорит, что уклон в месте занижения поребрика на несколько градусов отступает от норматива, но это не критично. «Он не является непреодолимым препятствием. Да, не идеал, но в целом сделано неплохо. Есть категории инвалидов, для которых эти несколько градусов без помощи извне могут являться непреодолимым препятствием, но все же это лучше, чем если бы не было ничего», – говорит Запорожец. 

Мы двигаемся к лифту, которым оборудован переход. Павел обращает внимание, что при открытии объекта здесь был знак, подсказывающий маломобильным гражданам, куда идти. «Удивительно, что он куда-то исчез. Видимо, молодежь хулиганит, это всегда было, – добродушно говорит Запорожец. – Ничего, будет следующий знак, все исправят».

Советник из КРТИ показал, как пользоваться подъемником: для начала нужно связаться с дежурным через небольшой терминал. Человек на том конце провода через камеру убеждается, что лифт вызывают не хулиганы, а те, кто действительно в нем нуждается, и активирует работу механизмов. Дальше в ручном режиме. Из наблюдений Запорожца, сделанных в ходе совместного визита с «Фонтанкой», следует, что нужно немного скорректировать инструкцию (сделать её более подробной), а также добавить подпись к кнопке открывания дверей, чтобы ни у кого не осталось сомнений, что она же закрывает створки лифта.

Наверху он показывает тактильную разметку для слабовидящих. «В июле изменился ГОСТ по тактильной разметке. То, что стоит здесь, уже не совсем корректно. При этом со своими функциями — направлять слабовидящих – справляется. Нормативы и ГОСТы у нас почему-то довольно часто меняются, и далеко не всегда их можно назвать логичными. Вот вроде уже нанесли эту разметку на многих улицах города, и вдруг после одного росчерка пера все становится недействительным. В новом ГОСТе, кстати, тактильную разметку рекомендуют делать ярко-желтой. Цель понятна — контраст. Но ведь этого можно добиться и другими путями. Представьте себе, что весь город стал вот таким желтым. Наверное, внешний вид Петербурга будет не очень презентабельным», – говорит Павел Запорожец. 


Здесь же, наверху в переходе, старушка с тростями подтверждает верность вывода Запорожца насчет расширения инструкций. Женщина не сумела разобраться с тем, как ей воспользоваться лифтом. Чтобы как-то повлиять на ситуацию и добиться изменений, Павлу придется писать письма и акты. В теории он может позвонить и попросить, но официальное уведомление работает лучше. На момент публикации материала все недостатки, выявленные советником из КРТИ, уже были устранены. 

Еще одно место, куда мы заглядываем, – только-только обновленная улица Типанова. «В Петербурге нашли возможность занижать бордюрный камень в рамках текущего ремонта, однако это не всегда возможно. Гарантированно сделать съезды с тротуаров можно только в рамках капремонта или реконструкции, но это намного дороже, а оттого намного реже. Если мы и дальше продолжим в том же духе, то в ближайшие 5 лет весь Санкт-Петербург будет занижен», – рассказывает Запорожец. 


Видео: Константин Селин/«Фонтанка.ру»

В этот момент к нам подходит случайная прохожая. Пенсионерка сначала попыталась поблагодарить «Фонтанку» за сюжет о занижениях, а узнав, что перед ней в коляске человек, который прямо с этим связан, женщина рассыпается в благодарностях. И тут же говорит, что «вот где-то там» сделали не так хорошо, как здесь. «На Типанова и впрямь все отлично, но должен признать, что так бывает не всегда», – соглашается Павел. 

По словам советника из КРТИ, отнюдь не со всеми органами власти отношения у инвалидов строятся хорошо. В числе проблемных Запорожец называет комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры (КГИОП) и комитет по благоустройству. 

«Раньше взаимодействие было малоплодотворным. Сейчас стало лучше, но не сказать, что все гладко. С комитетом по благоустройству проблема такая: все, что после бордюрного камня, – это в некоторых случаях либо их территория, либо муниципальная. Даже если есть занижение, то разбитый асфальт после него – это проблема. Придомовые территории, дворы, парки – тоже их вотчина», – рассказывает Павел.

С КГИОПом у колясочников другие сложности, связанные скорее с законодательством. Нормы достаточно сильно ограничивают возможности по любым изменениям в местах, которые охраняются этим ведомством. А это практически весь центр города. Конкретный пример – территория у Александринского театра. Здесь маломобильному гражданину и впрямь будет тяжеловато пройти. И все же, по словам Запорожца, решение найти можно. Оно может оказаться нестандартным, сложным и дорогостоящим. Но разве это означает, что проблему не нужно решать?

Впрочем, и с новыми районами не все просто. «Бывает, человек пишет жалобы о необходимости обеспечить доступную среду для маломобильных граждан, а объект, о котором он пишет, по нашей программе можно будет реконструировать или обновить только через несколько лет. И это тоже норма закона, через которую мы не можем перешагнуть. Человеку кажется, что его игнорируют, но на самом деле нет. Большинство не понимает, какая это большая работа – оформление всех документов, выделение средств, проектирование и далее по списку. Но я не осуждаю – чтобы все это понимать, в этом нужно вариться», – объясняет Павел Запорожец. Кстати, у его дома пандуса тоже пока нет. 

Еще одна точка в нашем маршруте – вход на станцию метро «Московская». Здесь для маломобильных групп предусмотрены подъемники. Воспользоваться ими можно при поддержке специально созданной в «Петербургском метрополитене» службы помощи. По словам Запорожца, в среднем на одну группу из этой службы приходится по 3 станции. Кстати, коллега Павла из комитета по транспорту Сергей Тимохин – также маломобильный госслужащий – как раз не смог приехать на встречу, потому что проводил обучение сотрудников «Петербургского метрополитена» и рассказывал им о том, как правильно оказывать помощь колясочникам. 

«Вот здесь на табличке номер, вы можете по нему позвонить, и вам помогут в течение 15 минут. На самом деле, многие колясочники заранее звонят и предупреждают, что окажутся у какой-то станции в конкретное время. Тогда ждать и вовсе не приходится. Давайте не будем вызывать их сейчас. Я не сомневаюсь в том, что ребята придут, просто не хочу отвлекать их от работы. Если они потратят время на нас, это значит, что кто-то другой может оказаться вынужден ждать дольше», – говорит советник. 

Что касается «Петербургского метрополитена», Запорожец обращает внимание на то, что не все внутренние переходы между станциями оборудованы должным образом. Многие из них проектировались еще в 60-х, когда о таком не думали. Лучший пример — станция «Технологический институт». «Вот что там сделаешь? Мы, наверное, придумаем что-то, но и это будет непростое решение», – считает Павел Запорожец. 

По крайней мере, по его словам, общественной организации «Ассоциация ветеранов, инвалидов и пенсионеров» (АВИП) удалось добиться того, что в городской подземке горожане с детскими колясками могут оставить ребенка лежать в ней. Раньше обязаны были брать на руки, но силами общественников удалось прийти к более логичному и безопасному решению. В остальных метрополитенах РФ по-прежнему ребенка нужно держать на руках. 

«Что бы хотелось еще отметить? Власти работают с нами. Может быть, можно лучше, но уже сейчас реальная работа налажена. Я благодарен как Георгию Полтавченко, который этой практике не стал мешать, так и Александру Беглову, который подхватил эту эстафету. У чиновников тоже довольно сильно связаны руки. Как законами, так и ограничениями по финансам. И, даже несмотря на это, Петербург движется в правильном направлении. Мне москвичи говорят, что у них так о маломобильных не заботятся», – говорит Павел Запорожец. 

Михаил Грачев, «Фонтанка.ру»

Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге

      Наши партнёры

      СМИ2

      Lentainform

      Загрузка...

      24СМИ. Агрегатор