Авто Недвижимость Работа Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

03:42 22.10.2019

Статус для «жертв перестройки» – как сеанс психотерапевта. Воронеж – как родина справедливости

Госдума просит правительство ввести новую категорию льготников. За что и как государство должно помогать 20 млн человек, нам рассказал сын «жертв перестройки», депутат Борис Чернышов.

Статус для «жертв перестройки» – как сеанс психотерапевта. Воронеж – как родина справедливости

Александр Потапов/Коммерсантъ

Воронеж, который так любят «бомбить» чиновники и соцсети, наносит «ответный удар». Воронежский депутат Госдумы из фракции ЛДПР Борис Чернышов просит министра труда и соцзащиты Максима Топилина ввести в России новую категорию льготников – «жертвы перестройки».

В интервью «Фонтанке» Чернышов отрицал классический пиар «а-ля Жириновский» в инициативе записывать россиян в новые жертвы. Активист уверен, что это не «безропотные», а «великие люди», которых в десять раз больше, чем солдат в китайской армии, но для Российского государства «жертвы перестройки» не опасны, несмотря на травмы тридцатилетней давности.

– Борис Александрович, вас с 1985 по 1991 год (годы горбачёвской «перестройки») на свете не было. Но очевидно, что ваша боль за «жертв перестройки» – выстраданная. Вас кто, когда и как травмировал?

– Да нет у меня выстраданной боли за жертв перестройки! Я просто видел, как тогда жили мои родители. Я понимаю, к чему привела перестройка. О семье не буду рассказывать. Но я ребёнком видел людей, которые потеряли работу, потеряли жильё. Людей, которые потеряли будущее. Получили огромное количество проблем. Те, кто пережил перестройку, её последствия. Развал СССР, фабрик, заводов, потерю работы. У них огромная боль была. Люди не могли прокормить семью. Работали на трёх работах и не получали ничего! Лично я это наблюдал в Воронежской области. Но так было во всей Центральной России. Это было везде.


Борис Чернышов/фото с сайта Госдумы
Борис Чернышов/фото с сайта Госдумы

– Но травмировал вас Воронеж? Когда? Почему вдруг этой осенью вы вспомнили о тяжёлом детстве?

– Меня ничего не травмирует. У нас (депутатов Госдумы. – Прим. ред.) просто сейчас региональная неделя. Работаем с избирателями в регионах. Избиратели просят на встречах о внесении подобных инициатив.

– Сами «жертвы перестройки» к вам пришли? Кто они? Как их распознать в толпе?

– Это те люди, которые в случае принятия данного решения обратятся в МФЦ либо в Госуслуги и будут соответствовать возрастному цензу – 25 – 45 лет. Те, кому было от 25 до 45 в 1987 – 1989 годах. То есть тогда это были молодые семьи, молодые специалисты, которые тогда потеряли свою работу. Те, кто учился, получал образование, приходил на работу, а потом был вынужден уходить в торговлю и прочую ерунду.

– Что-то мне подсказывает, что в «жертвы перестройки» могут записаться и те, кто был старше 45 лет в то время. Вы ими пренебрегаете просто потому, что не верите, что они выжили спустя 30 лет?

– Отчасти и поэтому. Да, пострадали все. Всё население. Одно дело молодые ребята, которые смогли адаптироваться, получить новые навыки и образование, перейти на другую работу.


– Но почему-то именно страдающую от перестройки молодёжь вы берётесь защищать. Сколько рублей для утоления боли предпенсионного россиянина нужно, по вашим оценкам?

– Прежде всего, нужно сначала официально признать эту категорию. Закрепить её законодательно. Потом дать возможность таким людям для дополнительного санаторно-курортного лечения, медицинского обслуживания. И третье – дополнительные выплаты при формировании пенсии.

– Депутат от ЛДПР Чернышов сколько готов накинуть «русским нищим»? Это же один из слоганов ЛДПР? Владимир Жириновский, например, на последней раздаче денег в Сокольниках в мае вручал по 1000 рублей.

– Фраза «накинуть» – неправильная! Обсудите это всё с правительством, с регионами. Где-то, быть может, уже есть определённые дублирующие программы. Тогда и подойдём к этому поконкретнее и поподробнее.

– Тысячи может и не хватить на этот раз?

– Не буду рассуждать про если бы да кабы. Нужно провести экспертное обсуждение. Экспертное обсуждение должно состояться.

– А количество «жертв перестройки» вы посчитали?

– Двадцать миллионов и ещё двести с чем-то тысяч. Примерно. Нет более точной статистики. Напишите – несколько десятков миллионов. Важно, что у этих людей должна быть возможность заявить о себе в заявительном формате. В порядке, когда люди сами обращаются за получением этой категории. Добровольно.

– «Жертва» – это человек, пострадавший или погибший «из-за чего-то» или «ради чего-то». Советских людей с детства учили безропотно умирать за абстрактные вещи: «И как один умрём в борьбе за это». Знаете такую смысловую установку справедливого доперестроечного СССР?

– Да-да-да.

– Так почему вы решили, что воспитанная поколениями безропотность нуждается в защите спустя 30 лет?

– Не было поколения безропотных. Поколение безропотных не могло победить… В определённых столкновениях и конфликтах. Поколение безропотных не могло выстроить великую страну. Поколение безропотных – это те, кто сидел в ЦК и не мог возражать своим руководителям, которые предложили варварскую политику развития государства в 80-е.

– Так с них и надо спрашивать! С безропотных исполнителей «преступных», с вашей точки зрения, решений.

– С членов ЦК? Так они уже поумирали. А люди в те годы боролись за свою жизнь и судьбу! Великие люди! Нельзя говорить, что наши граждане – безропотные люди.

– Ваша попытка пестования в человеке чувства обездоленности, поиска вины в ком-то, кроме себя, не выйдет для государства боком? Или вы осознанно хотите пошатнуть конструкцию действующего государства?

– А при чём здесь конструкция действующего государства? 

– Вы дразните 20 миллионов человек, разжигаете их аппетиты. И вы не видите рисков для государства, которое может не справиться с ответами всем «обиженным перестройкой».

– Не может.

– Люди придут и потребуют своё. На лечение перестроечных травм. Что вы будете делать?

– Подождите. Мы пока говорим лишь о том, что нужно законодательно создать категорию «жертва перестройки». Вот когда это будет, когда будут определены соответствующие льготы, выплаты или возможности, тогда и поговорим дальше.

– Страдания жертвам компенсирует обидчик. Перестройка  – продукт советской властной верхушки, пусть они и платят! При чём тут Силуанов?

– Какой Силуанов?

– Министр финансов. Первый зампред правительства. Он вам уже и бюджет принёс. И там скорее про увеличение сборов с населения, чем про раздачу денег в традициях ЛДПР.

– Я не ему писал свою идею. У вас какое-то неправильное осознание. Подготовьте новые вопросы.

– А министр труда Максим Топилин, которому вы написали, вам ответил?

– Да я ему только вчера же написал! Я же ему не начальник, чтобы он ответил на следующий день мне!

– Если с наших чиновников вы пока не готовы требовать конкретных сумм, то, быть может, с бывших братских народов готовы? В те годы многие требовали независимости и получили её, как мы видим, травмировав даже тех, кто ещё не родился.

– Согласен. Про роль бывших союзных республик. Но думаю, что наше государство, как правопреемник СССР, должно и им додать то, что недодали тогда. То, что мы у них забрали. Будущее.

– Не они нам, а мы им? Окей. Следующим этапом будем демонтировать памятники функционерам перестройки?

– Фракция ЛДПР вносила документ об осуждении деятельности Горбачёва и Ельцина. Посмотрите его.

– В Петербурге нет памятников покойному Борису Николаевичу и здравствующему Михаилу Сергеевичу. А символу перестройки в Ленинграде Анатолию Собчаку есть.

– Про Собчака в нашей концепции осуждения деятелей тех лет у нас нет… Пусть стоит его памятник. Это жителям решать и петербургской думе. Это их полномочия.

– В Петербурге был и другой символ перестройки – Галина Васильевна Старовойтова. Сколько на ней «жертв перестройки»?

– Не могу этого сказать (ранее Владимир Жириновский не стал комментировать «Фонтанке» заявления своего бывшего коллеги по Госдуме Михаила Глущенко, что он готов назвать заказчика убийства Старовойтовой, Людмила Нарусова настаивала, что следователям стоит поговорить с лидером ЛДПР. – Прим. ред.). 

– Остаются ещё органы госбезопасности СССР. Они ведь не остановили страдания «жертв перестройки», а призваны были защищать государство, обломки которого лишили будущего многих. С них спросите?

– Многие сотрудники органов госбезопасности честные люди! Люди, которые работали на защиту нашего государства, но были обмануты теми, кто не остановил развал СССР. Теми, кто не дал приказ арестовать Ельцина. Их уже нет. Многие погибли.

– Открою вам ещё один секрет. Многие выходцы из госбезопасности тех лет и сегодня есть во власти. И они в 1991 году одними из первых присягнули новой власти.

– Они присягнули стране! Люди, которые работают на нашу с вами защиту, присягают не конкретным людям, а стране. И политическим институтам. 

– Всё, что вы сказали, похоже на классический пиар от ЛДПР. Ярко, резонансно и лишено конкретики. Вас этому лично Владимир Вольфович учит?

– Глупости вы говорите. Классического пиара ЛДПР не существует. А тема, которую мы обсудили, очень важная для страны тема. 

Николай Нелюбин специально для "Фонтанки.ру"

Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге

      Наши партнёры

      СМИ2

      Lentainform

      Загрузка...

      24СМИ. Агрегатор