Авто Недвижимость Работа Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

22:55 11.11.2019

Особое мнение / Анатолий Логинов

все авторы
26.09.2019 13:02

Процессуальный футбол. Одни обворовывают, другие не менее профессионально отбиваются

Попасть под развод мошенников может каждый. Человеку неподготовленному с ними не справиться. В такой ситуации как раз задача силовиков отреагировать быстро и грамотно. И здесь система нередко дает сбой.

Эта история произошла в Санкт-Петербурге. В марте 2018 года наш доверитель столкнулась с мошенниками. Как итог – потеря 300 000 рублей со счета. Использованная схема достаточно проста и известна. Звонок с номера колл-центра Райффайзенбанка; короткий разговор с набором пугалок и просьбой поторопиться, иначе прямо сейчас украдут все деньги; получение от человека явок и паролей. А при последующем звонке в банк – открытие: никто вам не звонил, а деньги со счета ушли по личным данным и паролю, обращайтесь в полицию.

Но сейчас не о том, что нужно быть внимательнее, не доверять и «ну сколько еще будут везде предупреждать». Поверьте, мошенники бывают очень убедительными и подготовленными. Тем более девушка сначала сбросила звонок. А потом позвонила по указанному на карте номеру банка, и ей ответили – те же мошенники…

История эта об отношении. С банком все понятно. Коммерческая структура, деньги вернут, но когда будут все документы, в том числе постановление о возбуждении уголовного дела. Вопрос к правоохранительным органам. Попасть под развод мошенников может каждый, это факт. Они профессионалы. Человеку неподготовленному с ними не справиться. В такой ситуации как раз задача силовиков отреагировать быстро и грамотно.

Однако практика показывает, что уголовное дело даже по очевидному экономическому преступлению возбуждается сложно и долго. Мы даже свою книгу рекордов ведем. Сейчас там имеется «запись» на отметке 4 месяца. А уж если намечается «глухарь», то добиваться правды придется еще дольше.

Во-первых, сотрудники полиции абсолютно не усердствуют и не тратят свое драгоценное время. В нашем случае в 76-м отделе полиции лишь опросили заявителя. И этого хватило, чтобы отказать в возбуждении уголовного дела. На шершавом языке плаката звучало это так: «…не добыто объективных данных, указывающих на совершение противоправных действий в отношении заявителя, так как в рамках проверки оперуполномоченный не дозвонился до заявителя для проведения дополнительного опроса с целью установления степени причиненного материального ущерба и получения необходимых документов, подтверждающих факт списания денежных средств…»

То есть свою некомпетентность при первом опросе, забывчивость при сборе необходимых документов оперативник обозначил как законное основание для отказа в защите нарушенных прав потерпевшего. Мы называем это «процессуальный футбол». В общем-то, на это у сотрудников и расчет. Потерпевший оказывается в ситуации, когда он, не знающий, как реагировать на процессуальные выверты, не может защитить себя перед лицом профессионалов. Да, вот так.

Одни профессионально человека обворовывают, другие не менее профессионально от него отбиваются. В итоге жертва преступления опускает руки, а материал доследственной проверки, к удовольствию статистического учета, оседает в архивах.

Чтобы не допустить этого, мы со своей стороны обжаловали незаконный отказ и решили сами сделать работу за оперативника. Опросили доверителя, собрали необходимые документы и приобщили их к материалу проверки. Чтобы сдвинуть ход проверки с места, пришлось также посетить руководителя отдела полиции. В итоге через месяц оперативник все-таки опросил доверителя об обстоятельствах «настолько важных», что сначала без них никак нельзя было возбудить дело.

Казалось бы, все было готово к возбуждению дела, но... Сначала «потерялся» оперуполномоченный. Да так, что даже его руководитель месяц не мог сообщить, почему ни на рабочем месте, ни на том конце провода его нет. Пришлось снова жаловаться в надзорные инстанции и заставлять полицейских работать. В итоге оказалось, что оперативник уволился… Плохо, что его начальство об этом не знало. Иначе наверняка передало бы наше заявление другому сотруднику, и не лежало бы оно месяц без движения. И может быть, не потерялось. Не перечитывайте, именно так – следующим этапом стала потеря материала! Нет, в итоге, конечно, его нашли, но часть собранного нашими усилиями материала куда-то чудесным образом испарилась.

И после этого дело… не возбудили. А зачем-то перенаправили материалы в соседний отдел полиции того же района. И там остро необходимой стала расширенная выписка из банка доверителя. Получить которую можно только через суд. Высокий профессионализм полицейских позволил получить выписку через пять месяцев, после того, как все, вплоть до руководства МВД и прокуратуры города, были вовлечены в контроль за материалом.

Наконец через год после подачи заявление о преступлении поступило к следователю. Он, конечно, тоже не хотел возбуждать дело, потому что это вешало на подразделение тяжкое нераскрываемое преступление и портило статистику. Но после упорных переговоров адвокатов, с учетом проделанной нами работы и собранных материалов, дело возбудили. Пусть и по менее тяжкой части, чтобы не портить статистику. А доверитель смогла разрешить свою проблему с банком.

И вот теперь пора сказать о причинах процессуального футбола. Я работал в следствии и знаю, что такое статистика и выражение «аналогичный период прошлого года». Помню, как новый начальник следственного органа намеренно «ронял» показатели отдела, чтобы потом было проще работать «все лучше» (негласное требование – как минимум столько же дел в суд, как «вчера», плюс еще одно).

Ни оперативники, ни следователи не хотят возбуждения «глухих» дел. Потому что «в управлении не поймут и с шеи не слезут, пока не раскроем». Начальство отдела полиции будут постоянно заслушивать, почему опера не работают. Отсюда и пересылка материалов соседям. Требуется много времени (в нашем случае год) и труда, чтобы дело возбудили, а потерпевший смог наконец вернуть свои деньги.

Такой подход, к сожалению, повсеместен. За ним размывается понимание того, что, выправляя цифры статистики, правоохранительные органы забывают важную вещь: их работа – это, ни больше ни меньше, жизни людей. Пока они ломают копья в войне за показатели, потерпевшие остаются один на один со своими проблемами. Естественно, отсюда и недоверие к правоохранительным органам. Как к конкретным сотрудникам, так и к системе в целом.

Анатолий Логинов,

Партнер, коллегия адвокатов Pen&Paper

 
P.S. Не так давно в Санкт-Петербурге сменился руководитель ГУ МВД. Сразу после по всему ведомству прошла тотальная проверка. Много чего проверяла команда из Москвы – форму, шевроны, вещмешки, прибытие по тревоге, наличие спиртного в шкафах и сейфах. Однако ни один сотрудник управления даже в неформальной обстановке не рассказал, чтобы кто-то проверял разумность процессуальных сроков или законность при исполнении основных обязанностей полиции. Вещей для статистики не важных, но облик полиции улучшающих не хуже, чем новая форма или правильно пришитый шеврон.

А.Л.