Авто Недвижимость Работа Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

18:29 25.06.2019

Операция "Мобилизация". Петербуржцы спасли Шойгу от натовских лагерей, но через пару лет оказались на грани разорения

Сотрудники Следственного комитета рано утром 3 июня разбудили гендиректора колпинского ООО «ЦПС инжиниринг» Юрия Валова. Его подозревают в невыплате зарплаты сотрудникам, которые в 2014 - 2015 гг. поднимали обороноспособность страны.

Операция "Мобилизация". Петербуржцы спасли Шойгу от натовских лагерей, но через пару лет оказались на грани разорения

Лагерь АПЛ-500/Министерство обороны РФ

Петербургская компания, принявшая деятельное участие в обустройстве российских войск в тяжелый период 2014 – 2015 гг., терпит финансовую катастрофу. Заработанные тогда 2,7 млрд рублей давно потрачены, часть активов пришлось отдать военным, а выгодные контракты достались совсем другим людям. Гендиректор «ЦПС Инжиниринг» – Юрий Валов, к которому утром 3 июня пришли из Следственного комитета, ранее был сотрудником АО «НПО ЦПС», компании-поставщика АПЛ-500, автономно-полевых лагерей для российской армии.

История петербургского стартапа «Центр профессионального снаряжения» (ЦПС), оказавшегося в нужном месте в нужное время с уникальным продуктом, в наши дни заканчивается на самой печальной ноте. Как выяснила «Фонтанка», участие по призыву министра обороны в срочном решении вопросов национальной безопасности не гарантирует успеха и процветания частной фирме. Долгосрочного сотрудничества с военными у ЦПС не получилось, собственные уникальные технологии пришлось отдать. Сотни сотрудников, которые делали лагеря, распущены на все четыре стороны, оставшиеся полтора десятка требуют от основателя проекта выплаты зарплаты, а у него самого заблокированы счета и ему грозит уголовное дело.

Все начиналось в 2014 году, когда Министерству обороны потребовалось срочно развернуть несколько военных лагерей. Делать это решили красиво, по западным стандартам. Петербуржец Александр Игнатенко к тому времени только освоил на промплощадке в Колпино перенятую за границей технологию строительства быстровозводимых палаточных лагерей. 

Там все было как раз красиво: биотуалеты, душевые, прачечная с сушкой и глажкой белья, автономное электроснабжение и столовая с кинотеатром. Это что касается бытовых условий. С военной точки зрения в техническом задании, все еще размещенном на сайте госзаказа, тоже все на очень высоком уровне, но вряд ли стоит писать подробности в этой статье.

Реклама


Если судить по кадрам презентации, все было как в армии НАТО. Развернутые специалистами ЦПС лагеря, в том числе на приграничных полигонах, должны были казаться пятизвездочным люксом. Стоили они, кстати, примерно так же. В обнародованной документации к конкурсу речь идет о 2,6 млрд рублей за шесть лагерей АПЛ-500. 

Военная тайна

Есть нюанс. По документам АО «НПО ЦПС» выигрывало конкурс на установку автономных полевых лагерей в шести разных местах по всей стране от Мурманской области до Крыма. Но такие лагеря, судя по официальным сообщениям Минобороны, были в большом количестве построены в одном регионе на юге страны. Просто, видимо, тогда это было лучше не афишировать.

Презентация лагеря производства ЦПС с подробностями обустройства и инженерного обеспечения личного состава и командиров была размещена на официальном сайте АО «Оборонстрой», дочернего предприятия АО «Главное управление обустройства войск» (ГУОВ). Сам «Оборонстрой» уже присоединен к ГУОВу и как отдельное юрлицо ликвидирован.

Именно ГУОВ  выступал в 2014 году заказчиком АПЛ. Как следует из видеопрезентации https://youtu.be/Yu6fCC-FeMU, задачу освоить в России такое производство ставил министр обороны Сергей Шойгу. В противном случае пришлось бы закупать лагеря в Германии, что весной и летом 2014 года уже было довольно сомнительной затеей. 

Операция "Мобилизация". Петербуржцы спасли Шойгу от натовских лагерей, но через пару лет оказались на грани разорения

Сергей Шойгу мелькает на кадрах приемки первого презентационного лагеря, а Александр Игнатенко рассказывает, как удалось в сжатые сроки, буквально за полгода, организовать кооперацию десятка российских предприятий, чтобы выполнить наказ министра.

Базовой для этого проекта стала площадка АО «НПО ЦПС» в Колпино. Именно там делались ключевые элементы АПЛ, а смежники поставляли оборудование и контейнеры. На производствах было задействованы сотни человек. 

Одновременно с контрактом на поставку автономных лагерей ЦПС выиграл конкурс и на их обслуживание — 143 млн рублей за год. 

Мобилизация

Однако, как только лагеря были установлены, а их исправная эксплуатация налажена, произошло, возможно, неожиданное для коммерсанта, но вполне понятное военному человеку событие: Минобороны забрало себе все технологии, разработки и вопросы инженерного обслуживания лагерей. Годичный контракт на их обеспечение продлевать никто не стал, а решение было найдено своеобразное, но изящное: в начале 2016 года АО «НПО ЦПС» было юридически присоединено к ГУОВ и прекратило существование. На каких условиях, выяснить «Фонтанке» не удалось. Известно лишь, что это было сделано на добровольной основе. 

На 2016 – 2017 гг. пришлась очередная реформа системы снабжения войск, и роль ГУОВ постепенно сходила на нет. Если в пиковом 2015 году объем размещенных им заказов достигал 221 млрд рублей, то к 2017 году было всего 15 млрд, а за первую половину 2019 года — чуть больше 700 млн рублей. 

В чем был смысл присоединения 100-процентно частной фирмы к 100-процентно государственному предприятию, наверняка сказать трудно. Скорее всего, речь шла о том, чтобы Минобороны было эксклюзивным обладателем технологии быстровозводимых лагерей. На запрос «Фонтанки» в ГУОВ подтвердили, что переход контроля над АО «НПО ЦПС» к их организации позволил сосредоточить в своих руках всю документацию. 

Документация — это несколько десятков объемных томов технической информации обо всех деталях комплектации и монтажа десятков крупноформатных палаток и контейнерных модулей с разнообразным оборудованием от канализации, автономного энергоснабжения и водоочистки до столовой и медпункта. 

Как военные распорядились этими технологиями, доподлинно неизвестно, по крайней мере специалисты больше не слышали, чтобы где-то в России устанавливались полноформатные АПЛ-500, разработанные в Петербурге. Частично эти технологии могли использоваться при производстве быстровозводимых сооружений для медицинских рот. Их в 2016 – 2017 гг. было поставлено шесть комплектов на общую сумму 358 млн рублей. Говорилось также о заказе крупных походных столовых, где также использовались наработки колпинской компании, но данных об этом подряде в открытых источниках нет.

Все существующие автономные полевые лагеря ГУОВ передаются в ведение Минобороны. И с конца 2017 года их обслуживанием занялись даже отдаленно не связанные с ЦПС специалисты. Поговаривают, что деньги за это получают (как уже отмечалось, речь идет примерно о 140 – 150 млн рублей в год) структуры, связанные с Евгением Пригожиным. Это похоже на правду, ведь его фирмы часто выступают подрядчиками на обслуживании военных нужд. Но поскольку все хоть как-то связанные с боевыми задачами контракты Минобороны строго засекречены и не поступают в открытый доступ, проверить это, не нарушая закон, вряд ли получится.

Наши дни 

С тех пор, как производство и обслуживание лагерей для военных пришлось отдать в Минобороны, фирма Александра Игнатенко пыталась развить успех. Ее продукция востребована геологами, нефтяниками и гвардейцами. Планируется даже поставка палаток для детского лагеря. 

Однако вновь созданные предпринимателем ООО «ЦПС» и ООО «ЦПС Инжиниринг» – совсем не те компании, которые собирали сотни специалистов для решения срочных вопросов национальной безопасности. В 2016 году они показали выручку в 35 и 51 млн рублей соответственно, годом позже едва перевалили за пару десятков миллионов на двоих. Сейчас дела совсем плохи. Убытки либо совсем мизерная прибыль ставит проект на грань краха. Какие-то контракты, в том числе государственные, есть и сейчас, но там заказы всего по паре миллионов, и ситуации они явно не изменят.

Почти все оставшиеся сотрудники уже много месяцев ждут выплаты зарплаты и, похоже, вряд ли скоро дождутся. Районная прокуратура еще в прошлом году возбуждала административное дело о невыплатах, а Следственный комитет — уголовное. Личные банковские счета Александра Игнатенко в апреле, по данным системы СПАРК, были заблокированы по требованию налоговой.

Спросить самого Александра Игнатенко о сути конфликта с сотрудниками не удается. Он договаривался о встрече с корреспондентом «Фонтанки» пару месяцев назад, обещая рассказать о нынешнем положении дел, но подробно поговорить с ним так и не вышло. А сейчас его телефон не отвечает.

Денис Лебедев, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор