Авто Недвижимость Работа Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

06:35 18.06.2019

Журналисты и медиаменеджеры о политической журналистике: ранена, но не убита

«Фонтанка» поговорила с теми, кто делает медиа, о настоящем и прошлом политической журналистики.

Журналисты и медиаменеджеры о политической журналистике: ранена, но не убита

Сергей Бобылев/ТАСС

В понедельник, 20 мая, стало известно об увольнении специального корреспондента «Коммерсанта» Ивана Сафронова и заместителя редактора отдела политики Максима Иванова. Они заявили, что руководство издательского дома попросило их написать заявление из-за публикации текста об ожидаемом уходе Валентины Матвиенко из Совета Федерации. Вслед за ними заявления в знак солидарности написал весь отдел политики, а журналисты «Коммерсанта» сообщили о том, что их читатели неопределенное время не будут получать политических новостей.

Официальную причину увольнения авторов текста о возможной смене Валентины Матвиенко на Сергея Нарышкина на посту в Совете Федерации глава совета директоров «Коммерсанта» Иван Стрешинский объяснил так: как пишет The Bell, ему сообщили о том, что заметка об уходе Матвиенко из СФ — заказная, а журналисты после этого отказались назвать руководству газеты свои источники. До этого генеральный директор и главный редактор «Коммерсанта» Владимир Желонкин заявлял, что журналисты нарушили профессиональные стандарты, но не подтверждал, что речь идет о статье, где фигурирует Валентина Матвиенко. Представители владельца ИД Алишера Усманова заявили СМИ, что он узнал из прессы об увольнении журналистов. В телеграм-каналах со ссылкой на источники в Совфеде распространили информацию о том, что и сама Матвиенко о ситуации в «Коммерсанте» не знала.

«Фонтанка» поговорила с главными редакторами, журналистами и издателями СМИ о том, что происходит с политической журналистикой в России.

Главный редактор портала «Медиазона» Сергей Смирнов:



– Мне кажется, что политической журналистики в России не осталось. Источникам во власти строго запрещено работать с медиа, тем более – независимыми. Да и вообще: если в стране нет политики, то откуда взяться политической журналистике?

Генеральный директор и учредитель проекта Meduza Галина Тимченко:

– Мне как читателю, мне как владельцу и мне как медиаменеджеру кажется, что мы очень склонны драматизировать то, чего драматизировать не следует, и нагружать смыслами то, что в этом не нуждается. Потому что то, что политическая журналистика жива, – это абсолютно очевидно. Для этого достаточно зайти и почитать материалы в очень многих изданиях – от «Фонтанки» до «Новой», от Republic до «Медузы», от Проекта Баданина до The Bell Осетинской. (Смотря, конечно, что еще называть политикой.)

Проблема не в том, что у нас нет политической журналистики (у нас она есть), проблема в том, что все наши чиновники теперь руководствуются принципом «собака лает – караван идет». Ощущение, что журналисты кричат в пустоту. Это не совсем так, но за последний год создалось такое ощущение.  Но то, что власть не реагирует, – это проблема общества, но не журналистики. Задача журналистики – раскопать, сложить, проанализировать и представить в удобоваримом формате, чтобы все всё поняли. А то, что дальше ничего не происходит, это вина других институтов.

Главный редактор интернет-издания The Insider Роман Доброхотов:

– Большие издания – типа Forbes, «Газеты.ру», РБК, «Коммерсанта», «Ведомостей» – они давно потеряли свою остроту. Поэтому, когда говорят, что ушел уникальный журналистский коллектив, у меня возникает вопрос: что эти люди делали там последнее время? «Двойная сплошная» уже давно максимально ужала свободу слова. Мы помним прекрасно историю про «Коммерсант-ФМ», когда после внезапного появления там Алексея Навального поувольняли кучу народа. И все равно грустно, – это новый виток закручивания гаек, и все равно «Коммерсант» – это издание с относительно большой аудиторией и уважаемый бренд. С другой стороны, должна быть какая-то реновация СМИ. Журналисты из «Коммерсанта» перейдут в более независимое издание, где смогут раскрыть свой потенциал. Уверен, что никто без работы не останется.

Журналист «Эха Москвы» Александр Плющев:

– Конечно (политическая журналистика. – Прим. ред.), и была, и осталась, и будет, я надеюсь.

Возможно, она уже не та, что прежде, хотя взамен того, что отваливается (например, РБК), неизменно что-то появляется, скажем, The Bell. Но есть и "Дождь", и "Эхо Москвы", и, со всеми оговорками, "Ведомости". И "Фонтанка", конечно же. Сегодня очевидно был нанесен удар по политической "журналистике источников", если так можно выразиться, но я уверен, что она не убита.

Журналист, член Совета по правам человека при президенте Екатерина Винокурова:

– Вопрос про «осталась ли в России журналистика» (политическая/деловая/социальная) – такой же вечный, как «Как нам обустроить Россию?»

У российской политической журналистики очень несчастная судьба заложницы разных политических и финансовых кланов, а также вечного баланса на грани журнализма и активизма (ну, или даже назовем это пропагандой).

Была ли антикоммунистическая газета 1996 года «Не дай Бог» (выпускалась отдельными журналистами "Коммерсанта" и "Аргументов и Фактов". – Прим. ред.) журналистикой? Конечно же, нет. Был ли эпизод в книге Елены Трегубовой «Байки кремлевского диггера», где редакция просит ее взять псевдоним для критических статей, чтобы сохранять возможность неформально убеждать в ошибочности курса самого Валентина Юмашева историей именно про журналиста и добычу информации? Скорее, это была история про неформальное влияние на власть. Была ли история про войну Гусинского и Березовского через их медиахолдинги журналистикой? Нет, для политических журналистов это всегда была история личного компромисса.

Сейчас мы видим, как и в 2011 году, идет тренд на поляризацию не только общества, но и журналистского цеха, к журналистике мнений, когда журналист не просто описывает факты, делает политические прогнозы, но и публично отстаивает некую позицию, в пользу которой пишет и журналистские материалы, балансируя на грани журналистики и пропаганды. В этом плане «Коммерсант» как раз всегда был оплотом более консервативного подхода, именно журналистики факта и новостей.

В последние годы набирали вес небольшие, почти нишевые проекты и региональные медиа, что было связано как раз с оттоком ведущих авторов из крупных холдингов.  Потом многие политические журналисты завели телеграм-каналы, где обычно публиковали то, что не стало по каким-то причинам заметкой, не вошедшее в тексты и свои оценки политических событий (часто такие оценки звучат квалифицированнее и интереснее, чем комментарии политологов).

Политическая журналистика, конечно же, была, есть и будет. Вопрос, какой она будет и где.

 

Собирала Ксения Клочкова, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор