18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
11:19 22.04.2019

К вам не придут за миллион. В Петербурге торгуют налоговыми проверками. Страховка от визита стоит 1 млн рублей или 50% выявленного разрыва НДС

Услуга предлагается неформально со ссылкой на связи с первыми лицами Управления Федеральной налоговой службы по Санкт-Петербургу. В качестве подтверждения серьезности возможностей предъявляются 33 страницы списков объектов для проведения выездных налоговых проверок в 2020 году.

К вам не придут за миллион. В Петербурге торгуют налоговыми проверками. Страховка от визита стоит 1 млн рублей или 50% выявленного разрыва НДС

Эмин Джафаров/Коммерсантъ

Хорошо одетый джентльмен заглядывает в офисы петербургских компаний с интересным предложением. Он аккуратен – общается только с топ-менеджерами и только с теми, с кем находит общих знакомых. Предложение подкупает прямотой: за определенную сумму можем позаботиться об отсутствии беспокойства со стороны Федеральной налоговой службы – не так, чтобы вообще, но выездных проверок в 2020 году не будет. Визитер оставляет на столе переговоров стопочку бумаг формата А4 – 33 штуки. И предлагает подумать.

На листах таблицы, озаглавленные «Список объектов для проведения выездных налоговых проверок». 33 страницы охватывают все 25 функционирующих в Петербурге налоговых органов: 21 районная инспекция, 3 инспекции, специализирующиеся на крупнейших налогоплательщиках (МИФНС №1, №8 и №12) и одна (МИФНС №4), которая обслуживает иностранные организации, банки, страховые компании. Всего в таблицах 812 частных лиц и компаний, среди которых привлекают внимание медийные: артист Иван Ургант, бизнесмен Вячеслав Лейбман, приобретший славу благодаря Анастасии Волочковой и Ксении Собчак, серьезный бизнес типа специализирующейся на производстве бетона ГК «Монолит» или ООО «Газпром Газомоторное топливо».

Напротив фамилии и названия указаны критерии отбора. В основном это общий стоимостной показатель по разрывным баллам (ОСП), общий рейтинговый балл с учетом двух предыдущих лет (ОРБ) и разрыв НДС. Это термины налогового контроля. ОСП говорит о предполагаемой сумме доначислений в случае проведения выездной налоговой проверки, ОРБ характеризует суммарные разрывы уплаченных налогов. Разрыв НДС – самый опасный критерий, на его основании инспекторы делают вывод о возможном выведении налогоплательщиком денег из легального оборота.

Предложение цены за «небеспокойство» говорит о знании дела: 1 млн рублей во всех случаях, кроме разрыва НДС. Когда есть разрыв – 50% его размера. Мы не знаем, навестил ли хорошо одетый джентльмен ОАО «НИИ «Химволокно», но этой компании отсутствие выездной налоговой проверки в 2020 году стоило бы 2,25 млн рублей. В 8-й графе таблицы напротив её названия указан разрыв НДС в размере 4,5 млн. Иван Ургант и Вячеслав Лейбман могли бы не волноваться за 1 млн рублей каждый – у них «доход УСН max приближен к предельному» (это означает, что их годовой доход приблизился к 150 млн рублей, после которых не применяется упрощенная система налогообложения).





Мы связались с представителями нескольких компаний из списка, но разговор предсказуемо не сложился. Сторонний эксперт – адвокат, партнер и руководитель уголовно-правовой практики санкт-петербургской коллегии адвокатов Pen&Paper Алексей Добрынин пояснил: списки объектов для проведения выездных налоговых проверок имеют гриф «ДСП», а предложенная визитером плата за «небеспокойство» грозит вполне конкретными сроками лишения свободы всем участникам, включая сотрудников ФНС, если таковые в данном контексте будут пойманы:

«Если джентльмен на деле никого влияния на ФНС не имеет, а значит не может отвечать за проведение или непроведение налоговой проверки, его действия в случае невыполнения своих обязательств буду квалифицированы как банальное мошенничество (ст. 159 УК РФ).

Если в предлагаемую схему вплетены реальные сотрудники ФНС, то ответственность для них может наступить по совокупности преступлений – ч. 2 ст. 183 (разглашение сведений, составляющих налоговую тайну), ст. 290 УК РФ получение взятки. Джентльмен же в этом случае подпадает под уголовное преследование по ст. 291.1 УК РФ (посредничество во взяточничестве). Ну а действия лиц, давших взятку, – по ст. 291 УК РФ (дача взятки).

Также надо учитывать, что по действующему закону джентльмен, имеющий реальные связи с ФНС, может быть привлечен к ответственности за сам факт «обещания или предложения посредничества во взяточничестве» (ч. 5 ст. 291.1 УК), даже если не найдется желающих воспользоваться его деликатным предложением».

«Помойки» не интересны

Опрошенные «Фонтанкой» сотрудники ФНС видят в происшедшем «самокат», но рассуждают только анонимно.

По словам одного из инспекторов, такие списки объектов для проведения выездных проверок составляются сотрудниками отдела планирования и контроля выездных налоговых проверок петербургского управления ФНС. Списки составляются раз в год, и они не являются руководством к действию в смысле «пошел и проверил». Когда очередной перечень готов – обычно в конце года – его по частям рассылают в соответствующие районные налоговые инспекции. Очевидно, что списки, попавшие в редакцию «Фонтанки», составлены в конце 2018 года, заключения по ним должны быть представлены в течение 2019-го, так что они касаются выездных налоговых проверок на 2020 год.

В таблицах есть третья колонка, которая называется «код налогового органа». У каждой налоговой инспекции Петербурга свой код. Например, код 7814 (на снимке), соответствует межрайонной инспекции ФНС №26, которая обслуживает Приморский район Петербурга. По мнению нашего консультанта, джентльмен, предлагающий бизнесменам заплатить за «выпадение» из списка и оставляющий им в качестве подтверждения своих возможностей таблицы с кодами 25 налоговых органов, мог получить их только в отделе планирования и контроля выездных налоговых проверок городского управления или выше. Ведь именно из этого отдела в каждый налоговый орган присылается та часть списка, которая касается данного налогового органа.

Впрочем, «круг подозреваемых» от этого не сильно сужается – в отделе работает около 30 инспекторов и около 20 человек обеспечивают их деятельность. Ещё к спискам имеют доступ руководитель городского управления ФНС и 7 его заместителей. Плюс сотрудники отделов безопасности и информационной безопасности – первый отвечает за антикоррупционную составляющую, второй за IT. Теоретически, любой из них мог передать списки нашему джентльмену удачи.

«Люди, которые ходят по городу с сомнительными предложениями, очевидно блефуют. Налоговый орган, получивший свою часть списка, должен подготовить заключение в отношении каждой компании из него – это солидный талмуд, страниц на 50 – и отослать обратно в отдел планирования и контроля выездных налоговых проверок. В 6-й колонке указан срок, не позднее которого заключение по каждой из компаний должно быть предоставлено. И только на основании него принимается окончательное решение о проведении или непроведении выездной налоговой проверки», – сказал автору статьи сотрудник одной из районных налоговых инспекций Петербурга.

По мнению нашего собеседника, расчет у предлагающих сомнительную услугу строится на теории вероятности – шансы на  то, что в конкретную фирму из списка придет выездная налоговая проверка, невелики. В неформальной части бизнес-сообщества такой подход называется «самокатом» – все происходит само по себе, а тот, кто на самокате едет, просто получает удовольствие.

Другой сотрудник ФНС уточнил: при принятии решения о проведении выездной налоговой проверки в любой компании одним из основных критериев является целесообразность. Она определяется не столько уровнем нарушений, сколько возможностью налогового органа взыскать недоимку.

«Будем реалистами: никакой районной налоговой инспекции охватить более 5-6 компаний из списка в год нереально – там просто нет большего количества сотрудников в отделах выездных проверок. Поэтому никто не будет проводить выездную проверку в отношении компании с номинальным директором или учредителем. Интересны юрлица, ведущие реальную деятельность, имеющие на балансе имущество, а на счетах деньги. Какой смысл блокировать нулевой счет? Задача налогового органа – не выявить правонарушение, а взыскать недоимку в бюджет. Проверки фирм-помоек бюджет не наполнят», – говорит сотрудник ФНС.

По словам собеседника «Фонтанки», наибольший риск нарваться на выездную проверку у компаний, у которых выявлен разрыв по НДС. Как правило, он указывает на то, что денежные средства, ушедшие со счетов этих компаний контрагентам, в дальнейшем могли быть обналичены. Обычно это оформляется в виде оплаты несуществующих услуг. Если налоговый орган доказывает фиктивность сделок, он вправе взыскать деньги с первоначального плательщика. Доказав фиктивность сделки, налоговый орган вправе пересмотреть налогооблагаемую базу и доначислить налог на прибыль. А налогоплательщику в такой ситуации грозит не только административная, но и уголовная ответственность.

P.S.: «Фонтанка» пыталась получить комментарий у Федеральной налоговой службы, но к моменту публикации этого материала не получила ответ.

Константин Шмелев, для «Фонтанки.ру»

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор