Авто Недвижимость Работа Арт-парк Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

03:06 19.08.2019

Печкой и шредером. Как в Петербурге утилизируют медицинские отходы и что изменится с возвращением крупнейшего игрока

Главный частный игрок рынка обработки медицинских отходов Петербурга объемом 500 млн рублей, «Белый трест» вернул себе право на работу, отобранное в январе судом. Эксперты говорят, это работа частников погубит подконтрольное Смольному ОАО ПТЦ «Спецтранс».

Печкой и шредером. Как в Петербурге утилизируют медицинские отходы и что изменится с возвращением крупнейшего игрока

кадр из видео//agent vliyaniya/YouTube

Выжить на рынке смогут только фирмы, способные предложить низкую цену или малопрозрачные схемы сбора и утилизации, опасаются эксперты.  За последние годы из-за отсутствия обязательного лицензирования и прекращения практики единого контракта для госклиник рынок медотходов стал более конкурентным, но менее прозрачным, так как работать в полулегальном поле — выгодно. 

Белый трест, черный дым

Первый скандал разразился прошлым летом, когда «Фонтанка» написала про странности с вывозом опасных отходов из Боткинской больницы.

Проблема привлекла к себе много внимания, и вскоре выяснилось, что на самих полигонах дела обстоят не лучше, чем в больницах.

Реклама

Сейчас группа компаний «Белый трест» сумела устранить выявленные в конце 2018 года нарушения санитарно-экологического законодательства и приступает к работе на своей площадке в Тосненском районе. Об этом «Фонтанке» сообщил гендиректор ООО «Белый трест» Александр Сулягин.

Этой зимой его предприятие стало героем серии репортажей городских СМИ о «серых» утилизаторах медотходов. Картинка с желтыми мусорными пакетами, поглощаемыми огненным жерлом инсинератора, выглядела пугающе. О том, что это производство было временно закрыто, общественность узнала с облегчением. Но десятки тонн медицинских отходов образуются в городе ежедневно, и как с ними справляться другим способом, ответов пока немного.

Сейчас на огороженной жестяным забором площадке под Тосно стоят две металлические печи, автомобили вновь завозят медицинские отходы в ворота, рабочие выгружают крытые желтые медицинские контейнеры, а затем постепенно скармливают содержимое работающим на дизельном топливе топкам. Золу, это примерно 3% первоначального объема, отправляют на захоронение на официальные полигоны. 

В руки корреспондента «Фонтанки» попало любопытное письмо, на котором стоит подпись начальника отдела развития учреждений здравоохранения городского комитета по здравоохранению. В письме 16 государственным клиникам, заключившим договор с «Белым трестом», рекомендуется до 22 марта запросить у компании и предоставить в комитет документы: подтверждающие, что отходы обезвреживаются на участке, соответствующем требованиям соответствующего СанПиНа, что технология соответствует нормам, подтвержденным экспертизой, что утилизация золы происходит на легальном полигоне. 

В самих же медучреждениях настаивают, что внимательно следят за тем, куда в итоге попадают их отходы. 

ФГБУ «Национальный медицинский центр имени Алмазова» 28 января этого года заключило контракт объемом 149 тысяч рублей с ООО «Белый трест» – во время того самого 60-дневного срока, когда компания не имела права использовать свою площадку под Федоровским. Однако, говорят в НМИЦ, они удостоверились через накладные, что их контрагент вывозит отходы не куда-нибудь на свалку, а для обезвреживания на сертифицированную площадку «Городского кладбища животных». 

Ваши документы?!

Реклама


ООО «УК «Белый трест» и ООО «Белый трест» работают с 2015 и 2016 года соответственно. Совокупная годовая выручка за 2017 год составила 31 млн рублей, прибыль около 14 млн рублей. Это совместный бизнес Александра Сулягина и его партнеров — Дениса Титова и Виктора Аксенова. Группа все чаще становится победителем конкурсов медучреждений, объем контрактов растет. В прошлом году два «Белых треста» заключили 153 договора на 43 млн рублей только с государственными медучреждениями, в 2019, даже пока основная площадка под Тосно простаивала, удалось получить еще 86 договоров на 42 млн рублей.

Впервые нарушения в работе «Белого треста» выявили еще два года назад сотрудники природоохранной прокуратуры – заявление на чадящую черным дымом площадку написали в администрации Федоровского сельсовета. Проверка показала, говорят в прокуратуре: печи без специального разрешения выбрасывают в атмосферу вредные вещества, отсутствует санитарно-эпидемиологическое заключение. А также нет воды, канализации, ливневки, часть отходов хранится прямо на грунте, загрязняя почву. 

Гендиректору выписали штраф, предписали остановить деятельность на 90 дней для исправления нарушений.

После истечения срока печи в промзоне у поселка Федоровское снова заработали на полную мощность. Однако осенью 2018 года в Сети появилось сделанное с дрона видео:

В январе этого года на объект нагрянули сотрудники Роспотребнадзора, составили протокол в отношении ООО «Белый трест»: хранение отходов прямо на земле и без холодильников, отсутствие очистки сточных вод и информации на печах, «позволяющей идентифицировать технику в соответствии с санэпидзаключениями». Руководителя компании на этот раз наказывать не стали, материалы передали в Тосненский райсуд. 17 января суд постановил приостановить работу юрлица на 60 суток. 

В администрации сельсовета настаивали, что на площадке продолжали в это время жечь отходы, но появившиеся однажды приставы ушли ни с чем, так как на второе юрлицо, ООО «УК «Белый трест», решение суда не распространялось.

«Это настоящий кошмар»

В группе «Белый трест» рассказывают, что во время действия запрета якобы наладили вывоз медотходов на оборудованные печами площадки конкурентов – ООО «Городское кладбище животных» и ООО «Ист-сервис». 

Хотя формально ограничения для ООО «Белый трест» закончились 18 марта, фактически, говорит гендиректор Александр Сулягин, автомашины компании продолжают возить отходы к конкурентам, но объем постепенно переключается на промзону под Федоровским. В полную силу площадка должна  начать работать после 24 марта. 

Таинственные печи на площадке, уточняет гендиректор, это инсинераторы ижевского завода «Ижтел» с основной камерой сгорания и камерой дожигания отходящих газов (стоимость одного около 500 тысяч рублей). 

«Запустить такой бизнес недорого, сложно с бюрократическими процедурами, – говорит Александр Сулягин. – Это настоящий кошмар: административные регламенты работают плохо, разрешение на выброс мы получали два года, до ноября 2018-го».

Чтобы начать работу по утилизации медотходов, надо получить, по порядку: экспертное заключение на проект нормативов предельно допустимых выбросов, санэпидемиологическое заключение на проект, согласование нормативов выбросов, разрешение на вывоз отходов. Документы выдают соответственно: Роспотребнадзор, Центр гигиены и эпидемиологии и Росприроднадзор. Отдельно дважды пришлось замерять во ВНИИМ имени Дмитрия Менделеева выбросы диоксинов и фуранов, проще говоря, продукты горения пластика. 

Поскольку обязательства по выигранным контрактам поджимали, «Белый трест» работал, выплачивая штрафы. Итого примерно на 260 тысяч рублей, говорят в компании. 

Победы на конкурсах медучреждений группе компаний приносит сравнительно низкая цена. «Считаю справедливыми 30 рублей за килограмм – сюда входит сбор, вывоз и обезвреживание, – признается совладелец «Белого треста». – Доводилось выигрывать аукционы и с меньшим ценником». 

Расцентрализованный демонополизм

До 2014 года на петербургском рынке медицинских отходов были монополисты – связка отвечавшего за перевозку ГУП «Экострой» и занимающегося утилизацией государственного ОАО «ПТЦ «Спецтранс». ГУП заключало контракты со всеми крупными государственными лечебными учреждениями, затем с субподрядчиками-возчиками и «Спецтрансом».

Последний централизованный конкурс прошел в 2013 году, цена за вывоз, обработку, утилизацию килограмма отходов достигала 70 рублей. 

ГУП СПБ «Экострой» и сейчас остается самым крупным из отвечающих за перевозку опасных отходов госпредприятием с выручкой в 183 млн ежегодно. У него на подряде находится главный конкурент «Белого треста» по части утилизации – ОАО «ПТЦ «Спецтранс». Выручка ПТЦ за 2017 год составила 23 млн рублей, чистый убыток — 16 млн рублей. С 2016 года у ОАО катастрофически упал объем контрактов с госклиниками – с 11 млн до 351 тысячи рублей в 2018 году.

Еще один подрядчик ГУП – ООО «Городское кладбище животных» бизнесменов Владимира Михайлова и Вадима Новикова с выручкой миллион рублей в год. В конце 2000-х «Кладбище» и «ПТЦ «Спецтранс» преподносились как социально значимые проекты. На полную мощность в два инсинератора объединенный проект вышел как раз в 2013 году. Это установки Pennram LLC-500 из американской Пенсильвании. Контейнер с отходами загружается в установку целиком, затем проталкивается в камеру с температурой 2000 градусов, образующиеся газы дожигаются во второй камере при температуре 1200 градусов. 

Среди перевозчиков отходов конкуренцию «Белому тресту» составляют как крупные игроки рынка вроде показавшего выручку 1,6 млрд рублей за 2017 год АО «Автопарк №6 Спецтранс» бизнесменов Алексея Коновалова, Андрея Чеснокова и Сергея Глухова, так и десятки небольших, такие как ООО «АВТО Л.С.» Геннадия Святкина с выручкой 15 млн рублей. 

Однако если крупные перевозчики обращают мало внимания на конкурентов по части медотходов, то у специализированных объемы контрактов понемногу падают. 

Например, ООО «Медсервис» Ольги и Владимира Кохановых до 2017 года включительно имело контракты с госмедучреждениями на несколько десятков миллионов рублей (выручка за 2017 год – 79 млн рублей, чистая прибыль 17 млн), но в 2018 их общие объемы сократились до 8 млн. 

Со шредером или в Ярославль

Неплохо себя чувствуют компании, сумевшие предложить другие способы уничтожения медотходов, помимо сжигания. А именно – обработку паром и измельчение шредером. 

ООО «Ист-Сервис» Игоря Андреева подает себя как единственную компанию с подобной установкой. При выручке в 25 млн рублей ежегодно и прибыли в 2 млн фирма заключила в 2018 году 26 контрактов с госмедучреждениями на 13 млн рублей. «Ист-Сервис» плотно работает с самым крупным перевозчиком на юге города, ОАО «Автопарк №1 Спецтранс».

Именно «Ист-Сервис» оказался в центре скандала минувшим летом, когда внимательные читатели «Фонтанки» проследили, куда «газели» из Боткинской больницы возят опасные отходы под видом бытового мусора. Оказалось — на площадку «Ист-сервиса» в Шкиперском протоке. Игорь Андреев не скрывает, что действительно до конца прошлого года часть  опасных отходов Боткинской больницы утилизировал на Васильевском острове. Однако в декабре она выбрала по конкурсу другого поставщика. И сейчас  отходы инфекционной больницы вывозят компании группы «Центр-100» на ул. Комсомола, где утилизируют их методом деструкции — обдают паром и измельчают шредером, а затем остатки вывозят на мусорные полигоны.

Впрочем, похожую технологию обеззараживания предлагает связка компаний «Сити-инвест» (вывозит и обезвреживает) и «Медицинская логистика» (продает оборудование для обеззараживания). Показавшее нулевую выручку в 2015-2017 годах ООО «Сити-инвест» Василия Никитина сумело за 2018 год заключить семь госконтрактов на 17 млн рублей. Причем самый большой, на половину суммы — на аренду оборудования для обеззараживания медотходов с Петербургским государственным педиатрическим медуниверситетом. «Медицинская логистика» Ольги Никитиной пока формально убыточна: выручка за 2017 год 65 млн рублей и убыток в 11 млн. 

Участники рынка вспоминают, что еще одна установка была у небольшого ООО «Экосервис», в Металлострое. Но сейчас компания, как и некоторые другие перевозчики, декларирует, что возит медицинские отходы в Ярославль, где отдает для сжигания на большой установке, принадлежащей местному филиалу РЖД. 

В ООО «Американская медицинская клиника» бизнесменов Владимира Голубева и Игоря Лейтиса говорят, что из всех компаний, которые работают на рынке, отобрали «Сити-Инвест». «Для нас в месяц актуален объем примерно в 500 кг, в зависимости от предоставляемых услуг, – уточнили в ООО АМК. – Эту компанию выбрали исходя из потребности в регулярном вывозе, а также стоимости предоставления услуг». За вывоз и утилизацию одного килограмма отходов клиника платит около 85 рублей.

«Расплодились с офисом и двумя стульями»

Проблемы у государственных монополистов начались с тех пор, как Росприроднадзор в 2014 году принял решение отменить обязательное лицензирование работы с медотходами, рассказывают в «ПТЦ «Спецтранс». 

Тогда, около шести лет назад, появилось требование составлять паспорт на каждый вид отходов, прописывая состав. Однако медицинский мусор остался без обязательной паспортизации, так как он слишком разнороден. Условно, пакет с резиновыми перчатками, облатками таблеток, бинтами и грязными шприцами из одного кабинета будет химическим составом сильно отличаться от пакета из соседнего кабинета. 

«Отсутствие необходимости получать лицензию позволило кому попало заниматься медицинскими отходами, – говорят в «ПТЦ «Спецтранс». – С тех пор расплодились компании с офисом, двумя стульями и дешевыми мигрантами в качестве рабсилы». 

Именно с 2015 года начались аукционы, где цена услуги стала сильно падать – от стартовой в 100 рублей до 15 за килограмм с ежедневным вывозом, обработкой и размещением золы на полигоне. 

«Любое из этих действий стоит дороже! – уверен заместитель генерального директора «ПТЦ «Спецтранс» Алексей Волков. – Но заказчик, как правило, с удовольствием соглашался сэкономить. В итоге сложился рынок, когда не до конца понятно, куда все это вывозится и как утилизируется». 

Малые предприятия проверить сложнее, легче приехать с проверкой на площадку к известному крупному участнику рынка, сетуют в «Спецтрансе». Эту же мысль подхватывают и в «Белом тресте». По мнению обоих крупных игроков, с экологическими проверками стоит нагрянуть к их конкурентам со шредерами.

«Со шредерами проще смухлевать, чем со сжиганием, – говорит Алексей Волков. – Сложно проверить – прогонялись отходы через установку или отправились на полигон прямо так». В «Белом тресте» предрекают, что конкурентная борьба после устранения монополии будет только усиливаться. 

«Иногда доходит до абсурда – в поликлиники звонят, расспрашивают: а куда возит «Белый трест», а видели ли врачи оборудование «Белого треста», – рассказывает гендиректор Александр Сулягин. – На этой неделе за нашим мусоровозом увязалась другая машина – проследили, куда мы возим. Наверное, думали – напрямую на полигон...»

Алексей Дмитриев, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор