18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
22:28 22.03.2019

Михаил Крутихин: Политики США не могут помешать росту влияния «Газпрома» в ЕС. Помешать может цена

Европарламент призвал власти ЕС отказаться от проекта «Северный поток-2». Однако новую трубу «Газпрома», как и другой русский газ для ЕС, сегодня не может остановить ничего, даже амбиции США. Почему, «Фонтанке» рассказал эксперт по нефтегазовому рынку Михаил Крутихин.

Михаил Крутихин: Политики США не могут помешать росту влияния «Газпрома» в ЕС. Помешать может цена

Скриншот / //www.youtube.com/Радио Свобода

Решение Европарламента исключить РФ из «стратегических партнёров» вкупе с призывом законодательной власти Европы остановить «Северный поток-2» воскресили популярный в современной реальности термин «газовые войны». Впрочем, пока «Газпром» только наращивает присутствие на рынке Европы, и для дальнейшего усиления влияния российским газовикам нужно просто научиться меньше тратить на себя, чтобы километр трубы в России не стоил втрое дороже, чем в остальном мире, рассказал в интервью «Фонтанке» партнёр компании RusEnergy Михаил Крутихин.

– Михаил Иванович, какой объем российского газа страны ЕС потребляют сегодня? Какую долю занимает наш газ в общем потреблении газа в ЕС?

– В прошлом году примерно 200 млрд кубометров газа поступило в Европу по линии «Газпром-экспорта». Это примерно 36% всего потребления газа в ЕС. Годом ранее было 33%. И рост потребления российского газа в Европе наблюдается последние три года. Правда, по поводу последнего года возникли подозрения, поскольку вдруг выяснилось, что компания «Газпром-экспорт» продала часть газа не потребителям в Европе, а своей собственной «дочке» – Gazprom Marketing & Trading. А эта компания фактически держала газ в подземных хранилищах, куда его ранее закачал «Газпром». То есть, чтобы нарастить объем, показанный в окончательной статистике, «Газпром» прибег к уловке. Красивые цифры, доклад руководству страны. Это уловка, которая должна показать, что без российского газа Европа обойтись не может, потребление всё время растёт.

– Если это уловка, она ведь не только на потребителя информации в Кремле работает?



– Всё дело в том, что, когда в течение года увеличивался спрос на российский газ, это происходило примерно до IV квартала. Там были погодные условия подходящие, встали на профилактику некоторые промыслы в Северном море. Чуть ли не до нуля сократилась добыча на месторождении Groningen, которое принадлежит Нидерландам. Была подходящая атмосфера для увеличения поставок российского газа. Тем более что цены на сжиженный природный газ в Азии в тот период были значительно выше, чем в Европе. И весь поток сжиженного газа шёл туда. Но начиная с конца сентября – начала октября цены на газ в Европе и Азии сравнялись. И европейские потребители стали отказываться от уже заказанных партий трубопроводного газа, переключаясь на сжиженный. И поскольку цены в Японии и в ЕС примерно на одном уровне, учитывая стоимость фрахта туда и обратно, тенденция по приобретению сжиженного газа будет продолжаться.

– С учётом ввода в эксплуатацию «Северного потока-2», а это 55 млрд кубометров в год, мы будем способны уже в 2020 году гнать в Европу четверть триллиона кубометров газа? Доля русского газа ещё вырастет?

– Нет. Так не получится. Во-первых «Северный поток-2», если его достроят в соответствии с расписанием до конца 2019 года, немедленно нарастить объём поставок российского газа в Европу не сможет. Этот газопровод призван заменить нынешние маршруты через Украину и отчасти через Белоруссию и Польшу. Кроме того, инфраструктура на территории Германии под этот газ не готова. Пока нет газопровода European Gas Pipeline Link (EUGAL) (предназначен для доставки газа из магистрального газопровода «Северный поток-2» до германо-чешской границы. – Прим. ред.), который идёт параллельно ранее построенному газопроводу OPAL (сухопутное продолжение газопровода «Северный поток» по территории Германии, построен в 2011 году. – Прим. ред.), и он должен доставлять газ через Чехию в Австрию, на распределительный пункт. И до сих пор не понятен статус газопровода EUGAL. Ведь по европейским антимонопольным правилам газопровод не может экспортировать газ только одного поставщика, то есть «Газпрома». Должна быть конкуренция. Там много правил, которые ограничивают доступ «Газпрома» к этой ещё не существующей трубе. Поэтому говорить о том, что поставки российского газа после ввода увеличатся или даже заменят украинский транзит, пока преждевременно.

– Откуда сегодня идет самый интересный газ для европейцев с точки зрения цены?

– Самый дешёвый сейчас в доставке в ЕС – это газ с проекта «Ямал СПГ» (работает на базе Южно-Тамбейского газоконденсатного месторождения, запасы газа в котором оцениваются в 926 млрд кубометров. – Прим. ред.), который осуществляет международный консорциум во главе с компанией «Новатэк». Там есть французы (Total) и две китайские компании. Они получают этот очень выгодный в реализации газ, поскольку российское руководство создало под этот проект специальный налоговый режим. На 12 лет освободили его от налога на добычу полезных ископаемых, экспортной пошлины на газ и многих других налогов. Фактически этот газ достался этому консорциуму в подарок. Когда они его отгружают, а потом где-нибудь в Роттердаме или в Дюнкерке переваливают в океанские танкеры из своих льдоустойчивых челноков, он оказывается намного дешевле, чем газ из США или любых других мест. 

– Но это же лишь капля в море. Один конкретный проект. На что этот «подарок» Кремля влияет?

– Это отнюдь не маленькая доля. Это уже более 16 млн тонн СПГ в год. И этот газ вполне может состязаться с американским газом, где ещё не начинали строить новые заводы по сжижению. А у нас уже на носу такие аналогичные проекты, как «Арктик СПГ-1», «Арктик СПГ-2», «Арктик СПГ-3». И российский СПГ уже успешно конкурирует с «газпромовским» трубопроводным газом.

– Что мы знаем о потенциале США? Они теоретически способны поставить такой же объём газа в Европу? Не секрет, что они рвутся на этот рынок.

– «Газпром» здесь конкурирует не с США, а с мировым рынком сжиженного природного газа, куда газ приходит не только из США, но и из Катара, Австралии, Тринидада и Тобаго, Нигерии, Алжира и множества других точек, где производят СПГ. Когда газ погружают на суда-газовозы на территории США, то он немедленно становится собственностью трейдера. Национальность трейдера не имеет никакого значения. Это могут быть и поляки, и арабы, кто угодно. А трейдер уже отправляет газ туда, где цена лучше. Поэтому состязаться приходится не с конкретным «американским» газом, а просто с газом, который есть в мировой системе торговли СПГ. Вот это конкурент «Газпрома», а не Америка.

– Позвольте, нам же рассказывают, что есть мы, а есть американцы, которые хотят нам испортить торговлю газом в ЕС.

– Это просто пропаганда. Это абсолютно не так. И эта пропаганда действительно подкрепляется тем, что президент США выступил с заявлениями о своей мечте. А он мечтает выставить «Газпром» с европейского рынка и заменить всё американским газом. Но представьте себе картину, когда президент США вызывает к себе в Белый дом даже не тех, кто изготавливает этот СПГ на береговых терминалах и заводах в Америке, а торговцев, например руководителей торгового подразделения Shell, или сингапурской Trafigura (транснациональная биржевая компания, основанная в 1993 году и специализирующаяся на торговле металлами, энергией и углеводородами. – Прим. ред.), или польского PGNiG (Polskie G?rnictwo Naftowe i Gazownictwo — польская госкомпания по добыче, хранению и продаже природного газа и сырой нефти. – Прим. ред.) и других многочисленных компаний, у которых есть контракты на получение этого газа. А поставляют они туда, куда им выгодно. И президент США не может регулировать эти процессы, торговлю СПГ на мировом уровне. Он может только помочь американским производителям этого товара быстрее получать разрешения и повышать объемы экспорта. Направление он никак не может регулировать.

– О чём же тогда сказал канцлер Австрии Курц, когда после разговора с Трампом заявил, что продолжит развивать газопровод «Северный поток-2» и будет покупать газ из России, «потому что он дешевле американского» ?

– Курц будет покупать газ не только из России. И он сказал, что газ из трубы дешевле любого сжиженного природного газа. Но это он сказал про текущий момент. Такие цены сейчас. Однако переизбыток СПГ на рынке может привести к серьёзному падению цен, и тогда те же европейцы предпочтут покупать газ в сжиженном виде на свои терминалы по его переработке, которых в ЕС более чем достаточно, а не российский газ из трубы. Мы уже видим пример – Турция. У нее терминалов достаточно, чтобы покрыть 90% потребностей страны в газе. В декабре-январе поставки российского газа по традиционному маршруту через Украину, Румынию, Болгарию и дальше Турцию сократились более чем на 70%. Конкуренция очень упорная.

– То есть у наших торговцев газом нет стабильных партнёров? Есть железные союзники?

– Есть железные принципы. Сделайте свой газ дешевле, тогда его будут покупать. Точка. И у российских производителей газа есть очень много возможностей здесь побороться. Потенциал сокращения издержек по производству нашего газа очень велик. Во-первых, если рубль будет дальше слабеть, это огромное конкурентное преимущество, потому что затраты на добычу, подготовку газа к экспорту будут меньше, а доходы в валюте больше. Затем у «Газпром экспорта» есть долгосрочные контракты в ЕС, которые надо выполнять. И там прописано положение, по которому какие-то минимальные объёмы покупатель должен выбрать, иначе будут штрафы. Затем мы видим, что у Газпрома уже есть сеть газопроводов, вполне достаточная, чтобы поставлять свой газ, ничего нового строить, в общем-то, и не нужно. Мы видим и государственную поддержку «Газпрома». Кроме этого у «Газпрома» мощное лобби в ЕС, которое работает. Так называемая «шрёдеризация» (бывший канцлер Германии Герхард Шрёдер с 2006 года является председателем комитета акционеров Nord Stream AG, с 2017-го – председателем совета директоров ПАО «НК «Роснефть». – Прим. ред.). И там агитация политиков и потребителей в пользу закупок российского газа ещё впереди. Плюс ко всему есть такое конкурентное преимущество, как гигантский потенциал сокращения непроизводственных издержек. Вместо того, чтобы поддерживать футбольные команды, строить роскошные офисы и просто газопроводы, которые никому не нужны, вроде «Силы Сибири» на Сахалин, Хабаровск, Владивосток, можно было сэкономить эти деньги и продавать газ несколько подешевле. Мы видим, что те же газопроводы у «Газпрома» в 2–3 раза на удельный километр дороже, чем у коллег за рубежом. Огромный потенциал снижения издержек.

– Ещё мы видим, как газопроводы есть на бумаге и в словах высокопоставленных чиновников, а в реальности их нет. Громкая и незаконченная история с пропавшим газопроводом в Ленобласти. Эта история не указывает на готовность сокращать издержки.

– Это правда. На мой взгляд, «Газпром» – это вообще такая своеобразная схема по переправке российских государственных средств (а эта компания всё-таки на 51% принадлежит государству) в частные руки. В руки подрядчиков, которые работают по завышенным сметам. 

– США в борьбе за газ готовы бить по европейскому бизнесу санкциями? Заявлялось, что они рассматривают дополнительные санкции против проекта «Северный поток-2».

– Пока этого нет. Единственный документ, где упомянут этот проект, принят как закон в августе 2017 года, но там говорится, что Белый дом может принять санкционные меры только по согласованию с европейскими партнерами США. А что это значит? Германия точно будет против. То есть, чтобы предпринять какие-то меры, надо будет исправлять этот законопроект. До сих пор никаких предложений в конгрессе по этому поводу не было. 

– Что будет триггером для начала этого процесса? Германия – главный союзник России по газу. Что может поколебать их стойкость в данном вопросе?

– Нет триггера, потому что затронуты интересы Германии, а с Германией США ссориться не намерены. Это бизнес-проект. В Германии нет законов, чтобы вмешиваться в дела бизнес-компаний. Правила менять не будут. 

– Сколько лет нужно США, чтобы додавить коллег в ЕС и вместо деклараций, вроде вчерашней резолюции Европарламента, страны Европы перешли к реальным шагам по отказу от российского газа?

– Я не думаю, что здесь вопрос в отказе. В Европе есть стратегия, которая рассчитана на диверсификацию поставок газа в интересах обеспечения энергетической безопасности Евросоюза. А это значит, что российский газ сохранит какую-то роль, но те страны, которые на 60–100% зависят от поставок российского газа, получат какие-то альтернативные маршруты поставки другого газа. Работа эта уже ведется. И поэтому все политические соображения рано или поздно отомрут. И единственное соображение, которое останется, – это цена. Мы видим сейчас, что Европа на треть зависит от российской нефти, на треть от российского угля, на 40% – от урана из России и Казахстана. И никто не жалуется. Жалуются только на газ. Поскольку некоторые европейские государства зависят от российских поставок очень сильно, например Финляндия – на 100%, Болгария – на 92%. Такие страны должны получить альтернативные пути доставки, и тогда все перестанут жаловаться на политическую составляющую российских поставок газа.

– Почему глашатаем выступает Латвия? Их депутат текст резолюции писал.

– В Латвии и Литве есть очень серьезное лобби, которое недовольно строительством «Северного потока-2». Эти страны ужасно боятся того, что Россия, несмотря на то, что они члены НАТО, рано или поздно на них нападет. И эта тревога сказывается на действиях депутатов этих стран.

– Как цены на газ будут меняться в ближайшие годы?

– В этом смысле нужно прежде всего смотреть на азиатских потребителей. А там пока немножко неясно, чего дальше ждать. Не понятны перспективы потребления газа Китаем. В Японии слегка притормозили с этим видом топлива. Индия пытается увеличить импорт газа. Корея несколько увеличивает, но они совсем небольшие потребители. Если в Китае будет большой спрос на СПГ, то упадут цены, и все новые потоки газа хлынут в ЕС. И тогда демпингование может составить серьёзную конкуренцию «Газпрому». 

– Голос Украины в данных политико-рыночных спорах кого-то интересует? «Нафтогаз» вслух переживает, что «Северный поток-2» лишит их русского газа. На что премьер Медведев заявлял, что новые газопроводы не повлияют на транзит по старым трубам. Кому верить?

– Здесь вопрос во временных рамках. Я принимаю участие в обсуждении вот этого украинского транзита. За последние полгода было несколько мозговых штурмов в Вене, Берлине, Москве, чтобы понять, что произойдёт с транзитом газа через украинскую территорию. В конце концов, мы пришли к очень неутешительному для Киева выводу. Если они будут договариваться с «Газпромом» для продолжения транзита, то «Газпрому» этот транзит будет необходим ещё лет 5. Через 5–6 лет о транзите через Украину можно будет забыть. И тогда ни Европе, ни США, ни кому-то ещё этот транзит через Украину, и украинская газотранспортная сеть, будет уже не нужна.

– И никто помогать Украине не будет?

– Как показывает практика, не будет.

– В сухом остатке в газовом вопросе мы имеем пока лишь политическую суету вокруг экономических дел, на которые политика пока не влияет?

– Совершенно справедливый вывод. Может быть, это моё марксистское воспитание, но я считаю, что бытие определяет сознание. Давайте смотреть на потоки денег, а не на пустые заявления политиков.

Николай Нелюбин, специально для «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор