ОСОБОЕ МНЕНИЕ / Филипп Кулин

13.02.2019 14:01
9

Зачем замминистра связи Иванов ввёл в заблуждение депутатов?

12 февраля Государственная дума в первом чтении приняла законопроект о суверенном Интернете.

Как это было, «Фонтанка» зафиксировала в репортаже. Любопытно, что один из лоббистов законопроекта, замминистра связи Олег Иванов не был искренен с депутатами, когда его спросили, даёт ли документ инструменты для блокировок ресурсов, с которыми российским властям не всегда удаётся договариваться, — Facebook, Gmail, Youtube. Иванов чётко проговорил:

«По возможности отключения. Нет. Ответ — нет. Мы находимся в едином правовом поле. И тот же самый Роскомнадзор действует в чётко оговоренных законом случаях и на основании решения суда».

Но если открыть текст закона, то мы увидим, что там совершенно чётко написано обратное:

«…предусмотренная настоящим ФЗ обязанность по ограничению и возобновлению доступа к аудиовизуальному сервису, сайту, копии заблокированного сайта, объектам и информации, информационному ресурсу… …не возникает у оператора связи, установившего в соответствии с законодательством о связи технические средства противодействия угрозам… Ограничение и возобновление доступа к перечисленным объектам обеспечивается федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по контролю и надзору в сфере средств массовой информации, массовых коммуникаций, информационных технологий и связи (стоит ли уточнять, что это Роскомнадзор? — Прим. автора) путем управления техническими средствами противодействия угрозам. Для ограничения и возобновления доступа к объектам используется информация, в том числе сведения о сетевом адресе, доменном имени и иная информация, позволяющая обеспечить надлежащее управление техническими средствами противодействия угрозам».

То есть вместо ответа «нет» замминистра должен был ответить «да». Но не ответил. Тут стоит напомнить, что Олег Иванов перешёл в Минцифру летом 2018 года как раз из Роскомнадзора, где был заместителем руководителя ведомства и отвечал собственно за Интернет. Именно ему приписывают знаменитые «ковровые блокировки» Telegram, бессмысленность которых вроде как стали понимать в этом «органе исполнительной власти».

Этот диалог депутата и замминистра – самый показательный пример идеи «защиты россиян от внешних угроз». Однако законопроект предусматривает целый ряд мер. Это и учет всех автономных систем внутри страны, и центральное управление маршрутами, и контроль за ними, и дублированная система DNS, и средства «противодействия угрозам» (в кавычках, потому что законопроектом не раскрывается, что это такое), и ограничение доступа к интернет-ресурсам посредством некоего нового инструмента — тех самых средств «противодействия угрозам», управляемых Роскомнадзором. Это впрямую прописано в законопроекте в конце документа. Сейчас обязанность блокировать интернет-ресурсы закреплена за операторами, существует (хотя бы формально) нормативная методика и законодательно закрепленные процедуры. Законопроект создаёт новый инструмент (средства «противодействия угрозам») и уводит блокировки из публичной плоскости, отдавая их на откуп Роскомнадзору.

Что касается заявления Иванова про работу «строго в правовом поле». 

Недавно Роскомнадзор заблокировал статью с нелицеприятными сведениями о главе ВТБ Костине по несуществующему решению суда. На сайте Роскомнадзора основанием значится определение Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга 2-1865/2018 от 25 июля 2018 года. Однако на сайте суда можно увидеть, что дело оставлено без рассмотрения, единственное определение на указанную дату – принятие к рассмотрению и назначение судебного заседания.

Из личного архива Филиппа Кулина

Правовое поле блокировок вообще Роскомнадзором понимается очень вольно. Например, зачастую блокировки происходят не по решению суда, вступившему в законную силу, а по определению суда по обеспечительным мерам (например, так 16 апреля 2018 началась блокировка Telegram, но эта ситуация носит массовый характер). Или, например, массовый характер носит расширительное толкование Роскомнадзором подзаконного норматива Минкомсвязи о принятии решения о блокировке. Роскомнадзор считает, что может блокировать информацию по аналогии с той, что была в решении суда, т.е. считает, что подзаконный акт даёт им право интерпретировать решения судов. Непросто там с правовым полем, я бы не стал бравировать «строгостью».

Зачем же они это всё делают?

Мне трудно переплюнуть комментарий интернет-омбудсмена Дмитрия Мариничева «Фонтанке». Он мыслью иногда утекает непонятно куда (прямо как я), а вот фразы-выводы изобретает зачастую гениально (не как я).

«Была такая шутка: «Партия, дай порулить». Государство пытается порулить Интернетом в самом незамысловатом виде — забирая функции технологического контроля, минуя операторов связи и привычное взаимодействие с ними… …Приятное ощущение для власти – иметь тотальный технологический контроль без административных препон», – сказал Мариничев.

Итоги голосования читателей «Фонтанки» во «ВКонтакте»  подтверждают эту простую мысль. «Угроза извне» тут ни при чём.

Филипп Кулин, создатель сайта usher2.club, и телеграм-канала @usher2 (отслеживают блокировки Роскомнадзора).

Из личного архива Филиппа Кулина

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (9)

Parallax
Те два пункта голосования, которые набрали больше всего голосов, друг другу никак не противоречат, кстати говоря. Не будь ограничения, за каждый из них еще больше голосов отдали бы.

Жора  
Чего только не придумают, чтоб отсрочить закономерный финал!

Депутатам нужна сказка, чтобы дрожь в коленках унять.

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор