18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
03:12 23.02.2019

ЖКХ

11.02.2019 18:53

«Сначала высыпают от души, а потом убирают растопленное». На петербургские улицы может вернуться соль

После трех лет бессолевой диеты в Смольном заговорили о возвращении на улицы города реагентов. Эксперты подбирают правильный рецепт, а читатели просят поберечь их легкие.

«Сначала высыпают от души, а потом убирают растопленное». На петербургские улицы может вернуться соль

Михаил Огнев/архив "Фонтанки.ру"

«Суровые времена требуют суровых мер», – будто бы произнес Смольный и на фоне рекордных снегопадов последовательно ввел режим повышенной готовности, особый регламент уборки, а затем просто выгнал несколько десятков тысяч чиновников с лопатами и ломами на улицу. К воскресенью пала последняя печать: врио губернатора Александр Беглов призвал проработать вопрос о применении реагентов для  борьбы с наледью. Горожане вздрогнули и подумали, что сугробы с гололедом, может быть, еще не самое страшное. 

Принимать окончательное решение будут только после консультаций с экспертами, а также опроса горожан, об этом в понедельник сообщил вице-губернатор Николай Бондаренко. Однако сама постановка вопроса симптоматична. 

Ваше мнение

Нужно ли возвращать реагенты для зимней уборки Петербурга?

В 2016-м комитет по благоустройству отказался от применения чистой соли, а его глава Владимир Рублевский заявил: «Топить снег не дам». Использовать разрешили только песко-соляную смесь, в которой доля реагента постоянно снижалась. Из-под ног ушла серая перемешанная жижа, а горожане, что им несвойственно, призвали объявить руководителю комблага благодарность. Через два года Рублевский рассказал «Фонтанке», что городу удалось избавиться от соленых морей, перейти на технологию снежного наката, а водители даже переучились и теперь подстраиваются под новые дорожные условия.  

Так оно все и шло, как по накату, пока в город не пришла настоящая зима. С начала зимы выпало 155 см снега при среднем показателе в 71 см, и привычной частью пейзажа стали покрытые льдом тротуары, неубранные сугробы, заваленные дворы, сосульки и искалеченные автомобили. 

«Переход через ноль приводит к моментальному образованию наледи, – говорит Бондаренко. – И сразу в один момент нельзя посыпать все территории песком, особенно там, где предусмотрена ручная уборка. И там еще с советского периода солились эти тротуары. Сейчас надо подумать, что лучше. Либо мы туда нанимаем то количество людей, которое нужно, чтобы вручную убирать, это огромные затраты, либо возвращаемся к соли и реагентам».

Если для горожан это исключительно бытовая история, то для Смольного, безусловно, политическая, никогда еще чиновники в таком количестве не позировали с лопатами. При этом городским властям постоянно приводят в пример Москву, где улицы якобы очищены до асфальта и никто не стесняется применять реагенты. 

О том, насколько корректно это сравнение, «Фонтанка» уже писала: если учитывать площадь уборки, выходит, что Петербургу нужно вдвое больше работников и в четыре раза больше техники, чем есть в наличии, при том что бюджет обеспечивает лишь две трети от финансовой потребности. Для наглядности можно сопоставить всего два показателя: Москва закупила к зиме 2019 года только реагентов на 6 млрд рублей; суммарная стоимость всех контрактов на содержание дорог в течение всего года в Петербурге составляет 9 млрд.

«Москва берет количеством реагента и техники, сначала высыпают от души, а потом убирают растопленное, – говорит эксперт-химик Юрий Орлов. – Это другая крайность, тоже ничего хорошего, здесь много недовольных, которые, в том числе, идут в суды. Ты едешь, и у тебя на лобовом стекле постоянно работают «дворники». В Петербурге раньше было то же самое».

По мнению эксперта, все дело в правильном применении и в нормативах использования реагентов. «Если вы видите жижу, значит, участок пересолили в два раза, если при отрицательной температуре у вас лужи — значит, в четыре, – утверждает эксперт. – Для того, чтобы убрать снег, нужно несколько часов. За это время он успевает уплотниться, превратиться в снежный накат, а потом и в наледь. Чтобы этого не было, надо внести небольшое количество реагента, который расплавит не больше 15% от массы снега. Должна получаться не каша, а рассыпчатый снег, который не прилипает к дороге, и его спокойно можно убрать техникой. Проще говоря, технология должна учитывать минимально необходимое количество реагента». Орлов отмечает, что если этого не делать, то позже на борьбу с гололедом приходится использовать в несколько раз большее количество вещества.

В любом городе с интенсивностью движения свыше 5 тысяч автомобилей в сутки дороги убирают с помощью реагентов, говорит Анна Климентова, руководитель аппарата ассоциации зимнего содержания дорог. «В Санкт-Петербурге когда-то действительно грубо нарушали технологии применения технической соли, – говорит эксперт. – Нельзя соль кидать в сугроб, нельзя полкило высыпать, как это было, так что я прекрасно понимаю петербуржцев. Но говорить, что все реагенты табу, это как сказать, что вся колбаса из картона. Само плохое, что есть в Петербурге, это переходы через ноль. Если ночью у вас температура упадет до минус 7, все талые реки замерзнут. И ни Беглов с лопатой, ни Ургант с ломом с этим не справятся. Поэтому технология такова: когда рыхлый снег — просто сметать его, когда есть опасность наледи — от 5 до максимум 20 граммов реагента посыпать на квадратный метр там, где это необходимо. На пешеходных зонах можно сыпать либо просто крошку, либо смесь крошки с солью, как в Осло».

Сейчас не все помнят, но раньше примерно так же, как сегодняшними сугробами, горожане возмущались кашей под ногами, разъеденной обувью, проржавевшими машинами. Москва не закупает чистую соль (NaCl), это всегда какие-то сочетания хлористого кальция с другими хлоридами (натрия и калия), с формиатом натрия, с карбонатом кальция. «Любые противогололедные реагенты коррозионно активны, все попытки изменить это с помощью ингибиторов и других добавок до сих пор не увенчались успехом, – говорит Юрий Орлов. – Поэтому западные производители автомобилей давно уже закладывают это в конструкцию, ставят пластмассовые и оцинкованные детали, нормально красят, а ржавеют наши старые «Жигули» и «Газели». Есть реагенты на основе ацетатов, их используют на аэродромах, они не так активны, но стоят несоизмеримо больше».

Анна Климентова подтверждает, что хлорид натрия крайне вреден для почв и для бетонно-цементных конструкций, например мостов в Петербурге. Однако она утверждает, что некоторые примеси снижают негативный эффект от хлорида натрия. «Добавляют хлористый кальций, который позволяет выводить соль из почв, – подчеркивает специалист. – К тому же такой состав лучше плавит лед и работает в более низких температурах. Что касается автомобилей, то хлористый натрий действительно очень агрессивное вещество. Есть нормативы, связанные с коррозионной активностью. По NaCl это 0,8 мг на квадратный см в сутки. Но есть формиаты натрия или калия, и если их добавлять в реагент, то активность значительно снижается». 

Региональное управление Росприроднадзора в свое время приветствовало отказ от реагентов, ведь в итоге они оказываются в водных объектах города. Комитет по природопользованию также отмечал, что сокращение количества соли ведет к улучшению кислотно-щелочного баланса почвенного раствора. Для экологов вообще нет вопроса о том, как относиться к тем реагентам, которые сейчас используются. «Это засоление почв, гибель деревьев — и, кстати, рост затрат на рубку и новые посадки деревьев, – говорит Александр Карпов, директор Центра экспертиз ЭКОМ. – Далее, по весне это единовременное поступление в водоемы большого количества солей. Происходит засаливание, убивается большое количество особо чувствительной флоры и фауны. Ну и во время пресловутых пыльных бурь все это превращается в мелкодисперсные частицы, которое несут на себе и другое загрязнение, для легких это очень плохо. Я бы применял реагенты только на самых опасных участках с их немедленной уборкой сразу после растопки льда, по финскому регламенту, в течение 3 – 4 часов».

Юрий Орлов считает, что у этой технологии тотального вывоза есть своя обратная сторона. «Если все снимается и исчезает в городских стоках, это дает возможность злоупотреблять количеством реагента», – говорит эксперт. Ранее некоторые аналитики посчитали, что московские закупки значительно превышают нормативные потребности для улично-дорожной сети столицы. «Даже если посмотреть на то, что прописано в описании композиционных материалов, видно, что там весовые доли тех или иных компонентов могут отличаться в процентах на порядки, – подчеркивает Александр Карпов. – В итоге мы имеем  произвольную смесь с нестабильным эффектом. А причина в том, что есть компании, у которых появляются отходы технологических процессов, и вся их задача сводится к тому, чтобы куда-то эти отходы пристроить».

Добавим, «Фонтанка» запустила опрос на сайте, в соцсетях и в Telegram-канале, чтобы выяснить мнение читателей насчет возвращения реагентов. Несмотря на то, что в комментариях к материалам пользователи сайта крайне скептически оценивают нынешнее положение вещей в городе, вернуться на три года назад они, видимо, не готовы. На вопрос, надо ли возвращать реагенты, на момент публикации 77% на сайте и 88% в Telegram ответили: «Нет, поберегите нашу обувь и легкие».

Николай Кудин,
«Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор