18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
15:34 22.03.2019

Мучительная неизвестность. Когда британцы нащупают свой Brexit

Туманность выхода Соединённого Королевства из Евросоюза утвердил парламент страны. От соратников премьер-министра зависит судьба не только Великобритании, но и самой Терезы Мэй.

Мучительная неизвестность. Когда британцы нащупают свой Brexit

pixabay.com

Предложение отсрочить Brexit было отклонено 432 голосами против 202. Разгромный перевес обеспечили однопартийцы Терезы Мэй, и мировая пресса трактует это обстоятельство как крупнейшее поражение премьер-министра за всю историю Великобритании. Оказавшись на распутье, государство показывает соседям, что бывает в стране победившего популизма. В интервью «Фонтанке» научный сотрудник отдела международно-политических проблем ИМЭМО РАН Елена Харитонова сомневается, что Мэй смогут довести до отставки, убеждена, что попытка затянуть Brexit продолжится, и считает, что России происходящее выгодно лишь эмоционально.

- Парламент отверг предложенную Терезой Мэй отсрочку Brexit. Были шансы на принятие?

– Тут нужно начать с 2016 года. Когда Консервативная партия предлагала Brexit, с самого начала многие были уверены, что никто из ЕС выходить не будет, британцы проголосуют «против». Когда случились неожиданные результаты, начались поиски выхода. Рушить все торговые, законодательные связи крайне сложно. Но, с другой стороны, в чём смысл «выхода из ЕС», если все существующие договорённости останутся с материком? На мой взгляд, сама задача отделения от ЕС без существенных потерь нерешаемая. Поэтому эксперты  предупреждали, что предложения Мэй парламент не примет. Другое дело, что никто не ожидал, что противников соглашения будет настолько много.

- Но ведь у партии Мэй большинство в парламенте.

– Партия раскололась. Против пошли её же депутаты. Это разгром. Это глубокий политический кризис. И это кризис в самой Консервативной партии. Многие называют ситуацию самой сложной за последние 50 лет.

- Что власти Великобритании будут делать дальше?

– Есть некая дата – конец марта. Час «икс», когда должно быть либо принято соглашение, либо должен начаться так называемый «жёсткий Brexit», что приведёт к совершенно непонятным последствиям. Времени очень мало. На мой взгляд, будет предпринята ещё одна попытка всё же провести соглашение с ЕС через парламент. Мэй снова поедет в Европу, внесёт косметические изменения, и они попробуют снова. С другой стороны, всё больше голосов за повторный референдум. И на повтор этой процедуры сама Мэй пойдёт вряд ли. Для её партии это совершенно невыгодно. Это усиление раскола. А выборы уже в 2022 году. Мэй это не нужно. Напомню, что референдум обещал и провёл её предшественник – Дэвид Кэмерон. Правда, он потом сразу ушёл. Мэй пришлось дальше работать с этим решением народа. Признаться в том, что всё это было ошибкой, близко к политическому самоубийству.

- Значит, новый референдум исключаем?

– Нельзя сказать, что он невозможен. Можно сказать, что он не нужен Мэй. Кроме того, тогда может возникнуть вопрос о других референдумах. Например, если можно переголосовать по Brexit, почему нельзя провести еще раз референдум о независимости Шотландии? Запускать этот процесс опасно.

- Досрочные выборы – вариант выхода из кризиса?

– Нет уверенности, что вторая по силе партия, лейбористы, способны этого добиться. У них тоже не всё хорошо внутри партии. У них не очень традиционный лидер Джереми Корбин, который вызывает много вопросов. Его выбрали, но он непопулярен в определенных кругах, в том числе и в собственной партии. В любой другой ситуации, если бы лейбористы были сильными, то это был бы шанс.

- Когда станет понятно, есть ли шансы на досрочные выборы?

– Скоро будет голосование по вопросу о недоверии правительству. Уже внесён соответствующий законопроект fontanka.ru/2019/01/15/136/. Совсем недавно Мэй прошла через проверку внутри своей партии – достойна ли она оставаться лидером. В минувшем декабре Консервативная партия её оставила на этом посту. Можно сказать, что это была репетиция вотума недоверия. Я сомневаюсь, что «уволить» Мэй получится. И к тому же политического лидера, который может встать и сказать, что он знает путь решения проблемы, нет в Великобритании сегодня. Это тоже фактор в пользу Мэй.

- Чем плох жёсткий вариант Brexit, то есть выход из ЕС без соглашения?

– Например, совершенно непонятно, как контролировать перемещения товаров через границы. В том числе с Ирландией.

- Учитывая многолетнюю борьбу Северной Ирландии за автономность от Британии, они разве могут быть против таможенных пунктов?

– Беспорядки возможны. Соглашение об урегулировании конфликта в Северной Ирландии (Белфастское соглашение, или «Соглашение Страстной пятницы») было заключено относительно недавно – 20 лет назад. Никто не хочет там делать жёсткую границу. А если соблюдать решение о Brexit, то и Северная Ирландия – уже как бы не Британия. А это разжигает настроения сторонников воссоединения.

- Вроде бы уже состарились все те, кто был готов отстаивать свою позицию криминальным путём, путём террора.

– Такое трудно быстро урегулировать. Всё равно там все эти воинственные настроения остались. 20 лет – это относительно недавно.

- Сегодня общество Великобритании понимает, где оно оказалось после 2016 года?

– Социологи говорят сегодня, что при новом референдуме большинство проголосовало бы за сохранение членства в ЕС. Плюс есть демографические изменения настроений. Если раньше старшее поколение было за выход из ЕС, то сейчас начинают доминировать молодые сторонники интеграции. Для этой части общества референдум номер два – выход. Переиграли. Забыли. Но для такого решения нужна политическая воля. Договорённости между разными политиками. Но сегодня согласия нет не только между партиями, но и внутри самих партий. Есть там ирландская Демократическая юнионистская партия, которая играет важную роль, так как помогает консерваторам иметь большинство в парламенте. Они за сохранение Северной Ирландии внутри Великобритании. Но на них давят местные производители товаров и услуг, сельскохозяйственники, которым более выгодна свободная торговля. Там масса противоречий.

- Логично, что сейчас время для выхода на арену новых политиков, которые будут отрицать предшественников, которые завели страну в этот тупик. Где они?

– В Великобритании всю эту историю те самые «новые политики» и спровоцировали. Brexit продвигала «Партия независимости Соединённого Королевства». То, что консерваторы согласились на референдум, – это была попытка не дать новым партиям поднять голову. Крайне правый электорат, набирающий силу везде в Европе, был удовлетворён идеей референдума. После эта партия потеряла свои места в парламенте, выполнив свою миссию. Сегодня они гораздо менее популярны.

- ЕС будет пытаться исправить ситуацию? Какие есть варианты у Брюсселя теперь? Канцлер Меркель пока лишь «сожалеет» и «ждёт объяснений».

– ЕС может только ждать решения Великобритании и помогать Мэй в поиске компромиссов. Но в ЕС также понимают, что может быть с каждым, кто попытается пойти по стопам Великобритании. Каждый, кто захочет выйти, теперь подумает дважды.

- То есть Brexit Великобритании в конечном итоге выгоден ЕС? Он укрепляет его страхами серьёзных экономических проблем.

– Не могу так сказать. Но действительно, после Brexit многие пророчили чуть ли не волнообразный распад ЕС. Однако сейчас первые лица на континенте указывают на то, к чему привели действия популистов в Великобритании. Не так давно премьер Нидерландов об этом говорил.

- Россию можно назвать выгодоприобретателем всей этой нестабильности?

– Я бы не сказала, что Россия особо большую выгоду получает. Разве что в виде осознания некомпетентности британского правительства. После этого будут сомнения и в других высказываниях и решениях британцев, например в аспекте антироссийских высказываний.

- Злые языки шутят, что Маргарет Тэтчер от происходящего переворачивается в гробу. Понимаете эту шутку?

– Отчасти. Все-таки эта страна – родина демократии, мать всех парламентов, учит, как нужно голосовать, а сама загнала себя в такой политический тупик.

- То есть британская демократия «болеет раком»?

– Нет, я думаю, что демократия тут ни при чем, просто многие европейские политики, в том числе в Великобритании, оторвались от реальности, они жили в мире фантазий, и реальность по ним сейчас ударяет. И это не только политики, а простые люди. Одни говорят: «Вы посмотрите на реальность», а другие: «Нет, мы должны все жить дружно, любить мигрантов и строить мультикультурное общество». Brexit сейчас больше контролируется эмоциями, а не разумом. Были исследования, что у британцев были нереальные представления о количестве мигрантов, о том, сколько денег отдавалось в ЕС. Хотя Тереза Мэй договорилась с ЕС, исходя из рациональных соображений. Чтобы сохранить торговые связи, логистические цепочки. Но тут работает несколько аспектов. Есть и политика, партийные разногласия, и ирландский вопрос, и экономика, есть и эмоции, и вопросы самоидентичности, суверенитета. Как это все совместить, собрать пазл в устраивающую картинку: и чтобы гордость не пострадала, и экономика работала, и партии были довольны. Вот что сегодня неясно. Динамика зависла. Тереза Мэй говорит в выступлениях, что британскому народу уже нужна ясность, надо куда-то продвинуться.

- 29 марта опять все отложится? Или уже определятся?

– Мое мнение, что висит долго и еще провисит. Не видно на горизонте устраивающего всех решения.

- Эта история не напоминает референдум по сохранению СССР? В том смысле, что люди проголосовали за то, чего быть не могло, а потом все-таки случилось.

– Это вообще вопрос о референдумах. Когда политики предлагают простому народу решать такие вопросы, наверное, они должны предлагать выбор из вещей, где есть какая-то программа действий. А когда выбор между неизвестно чем, так и получается.

- В нашей истории потом были «Беловежские соглашения», где никто никого уже не спрашивал.

– Эти ситуации не сравнить, тот кризис был серьезнее. В Британии такое невозможно. Британия – страна с развитой системой управления. Местное самоуправление, широкая сеть парламентариев. Даже при кризисе наверху (и то же самое можно сказать про США) продолжают работать госслужащие, выполняться правительственные программы, развивается экономика.

- Можно британцам в принципе Brexit игнорировать? Что мешает «затянуть» эту историю навсегда?

– Вы думаете, будет как с мирным договором между Россией и Японией? Честно говоря, может быть, это и был бы какой-то вариант. И это то, что примерно предлагала Тереза Мэй. На пару лет подвесить несколько вопросов, ответы на которые сейчас найти не могут. В том числе вопрос о Северной Ирландии. Но это как раз всех и разозлило: как же, опять будет ситуация неразрешенная. Ситуация уже всех утомила. Или выходим, или не выходим.

Николай Нелюбин,
специально для «Фонтанки.ру»


© Фонтанка.Ру

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор