18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
21:08 15.10.2018

Особое мнение / Андрей Заостровцев

все авторы
25.09.2018 11:45

Ветер дует с Востока

Когда-то это выражение было программным лозунгом председателя Мао. Мол, именно оттуда (а не из «ревизионистского» СССР) придет в мир истинный социализм. И вот, наконец, ветер с Востока задул. Но давно покойный «Великий кормчий» тут ни при чем. И беспокоит этот ветер не мир, а только Кремль. И достал аж до Владимирской области. Все дело в губернаторских выборах.

Как так получилось, что появился не очень-то приятный для Москвы сюрприз в казалось бы железобетонно выстроенной вертикали власти? Для ответа на вопрос надо обратиться назад.

Дали слабину

В 2004 году вскоре после теракта в Беслане губернаторские выборы были отменены. Народу прямо объяснили, что эта отмена связана с терактом. Ширнармассам было по барабану, а хоть немного мыслящие не преминули вспомнить поговорку: «В огороде бузина, а в Киеве – дядька». Вряд ли избранные губернаторы хоть как-то способствовали терроризму.

В то же время для построения нашей «Московии 3.0» этот шаг имел очень важное значение. В укоренившейся властной культуре областные начальники рассматриваются как щупальца сакральной власти Верховного Правителя (далее – ВП, и, заодно уж, заметим, что все совпадения аббревиатур – случайны). Отблеск сакральности, обусловленной врученной высшей силой ВП суверенной власти, падает и на них, хотя поругивать их (в отличие от ВП) можно. Это же все-таки только отблеск, а не сам блеск. Если же какой сатрап станет совсем невмоготу, то ВП опечалится и обрушит на него свой праведный гнев. Проникнется бедами народными.

Вся эта схема работает, разумеется, если никаких (даже потешных) выборов первых слуг государевых нет. ВП получает ритуальный всенародный одобрямс (по сути, поклон  наделенному «мандатом неба») и затем расставляет глав регионов на бдение и кормление.  Однако баланс между последними назначенцы ВП часто не соблюдают. И если наказание за такое оппортунистическое поведение следует не лично от ВП, а от ящиков с избирательными бюллетенями, то вольно-невольно это означает вторжение в его священные полномочия. И, как следствие, если и не разрушает власть, то ставит под вопрос сам принцип ее построения сверху вниз. А это, как сказали бы немцы, есть нехорошо.

Так кто же дал слабину? Виноватого найти не составляет труда. И это не Чубайс. А Дмитрий Анатольевич. Поначалу, когда в 2011 году только обозначились протесты, он заявил, что «губернаторских выборов в России не будет еще 200 лет».  Вскоре же местоблюститель не выдержал и заявил об их возвращении. Чем подложил, как выясняется, отравленную пилюлю настоящему ВП. Какими бы барьерами ни обставляли впоследствии губернаторские выборы, но сама процедура бросания бюллетеней при наличии нескольких кандидатов осталась. Она-то и выстрелила в неподходящий момент.

Тактика Навального сработала

Причем когда сам ее автор отбывает очередной арест, да и вряд ли он рассчитывал, что его давний призыв вдруг сыграет таким образом. «Голосуй за любую партию, кроме «Единой России»!» Вот губернаторам-единороссам и досталось. И это хуже, чем несколько избыточное количество системных оппозиционеров в Госдуме или каком-нибудь региональном законодательном органе. Поскольку, во-первых, изначально назначенных победителей благословил публично сам ВП, а, во-вторых, потому, что реальная власть в России – это власть единоличная, а не коллегиальная.

Тайный Герой России (бывший дефолтный премьер) чувствует себя не лучшим образом. Нужно было убедить Хозяина сыграть на этом сложном отрезке проведения пенсионной реформы в демократа. По модели «а нам все равно». Вот вам кандидаты, а далее полагаемся на волю народа. Не лучший, конечно, вариант, но в данной ситуации лучшего и не было. И тогда подбирать не потешных соперников, которые сейчас не знают, что им делать с их губернаторством, а из числа реальных кремлевских кандидатур на тот или иной губернаторский пост. Все равно в ходе обсуждений в узком кругу фигурируют несколько претендентов. А играть в демократа задним числом, как например в отношении Владимирской области, – это как минимум неубедительно.

Далее, ошибкой было и партийное позиционирование назначенных Кремлем «победителей». Вот, например, ВП никогда не идет на выборы под флагом «Единой России» (ЕР). «Я – президент всех россиян». Такая же установка должна была распространяться и на регионы. Губернатор – это губернатор для всех жителей, а не только для тех, кто голосует за намозолившую всем глаза провластную организацию, замаскированную под партию.

Рычагов власти в регионах Кремль, само собой, не выпустит. Если потешный кандидат даже становится губернатором, то он с легкостью встраивается в систему. Будет такой, на худой конец, региональный местоблюститель при крепких замах. Проблема для Кремля в другом. Кроме компрометации манящей силы гамельнского дудочника в лице ВП, есть и иные не менее серьезные провалы.

Во-первых, что делать с ЕР? Вы можете загнать несчастную училку на выборы, но не можете до конца проконтролировать, как она голосует. А ЕР у нее почему-то не вызывает восторга. Набираю сейчас в google «Единая Россия» – и на первых трех местах она сочетается со следующими словами: нет, конец и смерть. Многих, видимо, утомил полярный мишка.

Во-вторых, разрушен механизм даже самой оголтелой фальсификации выборов, который тщательно выстраивался и отрабатывался много лет. Если идет действительно массовое протестное голосование, то этот механизм бессилен. Возьмем для примера Хабаровский край. Оттуда шли сообщения, что «правильность» голосования военнослужащих контролировали прямо в кабинках. Понятно, что было и много всего другого из не раз опробованного арсенала. И тем не менее и.о. губернатора Шпрот набрал лишь 28% голосов. А сколько на самом деле?

В-третьих, участвовал в голосовании более-менее лояльный электорат. Наверное, не менее 80% пришедших на губернаторские выборы голосовали совсем недавно за Путина. Сторонники несистемной оппозиции и Навального в выборах не участвуют. И этот надежный, казалось бы, электорат положил такую фигу в избирательные урны. Не факт, что не поступит так снова и снова. В таком случае и объявления выборов недействительными не помогут.

В-четвертых, дурной пример заразителен. Избиратель получил наглядное подтверждение: нагадить власти посредством участия в выборах можно. И я не уверен, что если бы выборы мэра Москвы проходили в следующее воскресенье, то Собянин праздновал бы победу. Может быть, москвичи, увидев такое дело, потянулись бы голосовать за Кумина.

И, наконец, в-пятых. В Кремле прекрасно понимают, что голосовали не за КПРФ или ЛДПР. Голосовали как против пенсионной реформы, так и вообще против скудости бытия. Возможно, хочешь-не хочешь, а придется Кремлю чем-то поделиться из бьющего фонтана нефтяных денег. Не все же тратить на мосты на Сахалин и Сирию.

Интересно, что избиратель сам, без подсказок, выбрал тактику Навального. Часть пришедшего на выборы электората из глубинки, возможно, и не знала о таком политике. Не говоря уже о его тактике. И тем не менее. Избиратель будет плеваться от непонятных слов «верховенство права» или «разделение властей» из уст какого-нибудь шибко грамотного демократа, но как элементарно испортить власти настроение – догадается.

Но это – не демократический выбор!

Кстати, читаю некоторых наивдемократов. У всех сквозит мысль: «Режиму – кранты!». Не спешите его хоронить. Все-таки не мешает представлять, что такое КПРФ и ЛДПР. Дело ведь не только в том, что это отростки бюрократического аппарата. Вспомните их идеологию. Понятно, что вроде как назло ЕР и больше не за кого было голосовать. Тем не менее, хоть самую малость брезгливый демократ в ужасе от них отвернется.
 
Протест по большей части колбасный. Хотя в отличие от 1991 г. колбасы полно, но денег мало. А для революции только такого протеста совершенно недостаточно. И те же протестующие в ней не заинтересованы: абсолютное большинство из них встроены в систему, которая пусть плохо, но кормит. А что делать на ее развалинах, они не знают. И очень боятся неопределенности.

Кремль может быть спокоен в главном: это не покушение на фундамент «Московии 3.0». В «Московии 1.0» были соляной и медный бунты. Но та Московия устояла и даже сумела вернуть потерянный в Смутное время Смоленск. Имперская Россия выродилась в социализм – «Московию 2.0». Так что надеяться, что российский народ скажет «нет налогам без представительства!» – по меньшей мере смешно, а вообще-то и глупо. В массе своей он ощущает себя не субъектом управления, а объектом заботы властей предержащих. Но часто жалуется на ее нехватку. Если же его упорно не слышат, то начинает пинать власть в доступной ему форме. В тщетной надежде разбудить ее «совесть».
 
Итак, с Востока подул ветер, который активно ставит неудовлетворённость жизнью в политическую повестку. Впервые власть получила эпицентр протеста вне Москвы. И не один. Даже интересно, чем она ответит на этот не больно-то радикальный, но все-таки явный вызов провинциальной России.