18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
20:56 13.12.2018

Птицы вернулись, дети пока нет. Как живёт север Крыма после экологической катастрофы

Коровы еще прячутся по хатам, а скворцов и синиц можно снова наблюдать с балкона — житель Армянска рассказал, что происходит в городе, где из-за химического завода введен режим ЧС.

Птицы вернулись, дети пока нет. Как живёт север Крыма после экологической катастрофы

Виктор Коротаев/Коммерсантъ

Сергей Захаров живет в Армянске больше 30 лет. Как приехал в 1986 году строить Сивашский анилинокрасочный завод, так и не уезжал — даже в сентябре 2018-го, когда в городе была объявлена чрезвычайная ситуация. Его дом в 16 километрах от того самого крупнейшего в Восточной Европе производителя диоксида титана, из-за которого север полуострова покинули птицы и несовершеннолетние жители. 21 сентября власти заявили о стабилизации и рекомендовали снять режим ЧС. Как живет Армянск, возвращаются ли домой люди, что при этом думают и кого винят, спросили у Сергея Захарова.

- Сергей Валентинович, что у вас там происходит? Одни говорят, что всё хорошо, и ПДК (предельно допустимая концентрация химических элементов и их соединений в воздухе) вернулась в норму. Другие – что власти врут, и всё по-прежнему плохо.

– Ситуация стала меняться сразу, как только власти начали предпринимать меры по ликвидации. ПДК в норме. Воздух свежий. Птички поют.

- Стало быть, вернулись птицы? Сообщали, что исчезли все.

– Вернулись. У меня на балконе появились снова скворцы, воробушки. Синички прилетели тоже. А улетали действительно все, кроме ворон и голубей. И не было их дня три где-то.

- Люди тоже возвращаются?

– Да. Детей ещё особо не везут обратно, ведь режим ЧС не снят. Люди поехали самостоятельно. Официально дети в лагерях у моря до 1 октября. Школы пока закрыты. Дети же уезжали вместе с учителями. Могу сказать, что у нас во дворе, а это большой двор из пятиэтажек, неделю машин почти не было. С минувшей среды стали потихоньку возвращаться. Вчера приехал с работы вечером, а встать опять негде. Десятки машин. У нас там дома построены буквой «П». Кстати, проектировали ваши ленинградские инженеры. Дома хорошие и поставлены правильно. И получается, что с учётом розы ветров, во дворах ветра почти нет. Но дороги всё же узкие. Хорошо бы, чтобы эти инженеры сами по ним ходили, а не по Невскому!

- Люди возвращаются с детьми?

– Да. И во дворе дети снова есть. В магазине встречал детей. Абсолютно пустых домов тут и не было. Люди оставались. Ведь вывезли полностью только детей, студентов учащихся ПТУ с преподавателями. Малышей вывезли с мамами. Всё было организованно, под контролем взрослых. Везли в Евпаторию, Саки, Ялту. Тех, кто постарше, отвезли в горы куда-то, на свежий воздух. Какие-то родители сами своих детей увозили, а потом возвращались.

- Как настроение у людей?

– Самое неприятное, что все понимают, из-за чего это произошло. Из-за кого. Стало известно, что разрыли украинцы дамбу. Щелочная сивашская вода попадает в кислотонакопитель. Идёт химическая реакция.

- Версия про дамбу появилась буквально несколько дней назад.

– Об этом наше республиканское руководство говорит, не скрываясь. Руководитель завода сказал, что обнаружили повреждение дамбы. И пограничники там всё видят. Есть картинки и с дрона, и со спутника. Всё видно.

- Украинская сторона опровергает вроде.

– Ну, мы туда сами подъехать и посмотреть не можем. Пограничная зона. Но ведь люди, которые работают на «Титане», сами это видят. Там высокие цеха. Из окон цеховых просматривается это место. Вообще, это возможная причина, конечно. Учёные должны это подтвердить ещё. Эксперты. Все понимают, что в воде Сиваша (второе название Гиблое озеро, отделяет Крымский полуостров от материка. – Прим. ред.) тоже есть вся таблица Менделеева. Вода там щелочная. А через дамбу от неё как раз кислотонакопитель завода.

- Диверсия пока только предположение. Но у вас нет пресной воды (после вхождения Крыма в состав России власти Украины отрезали полуостров от воды Днепра с помощью дамбы. – Прим. ред.). Многие видят взаимосвязь. Воды не стало, кислотонакопитель пересох, а химию растащил ветер.

– Это правда. Туда нужно много воды. И на технологию производства двуокиси титана, и на поддержание безопасного состояния кислотонакопителя. Он же не первый раз пересыхает. И в советское время пересыхал. Но такого, чтобы на город выпадали такие сильные осадки, я за 32 года жизни здесь не припомню.

- Пока была пресная вода из Днепра, всё было в порядке?

– Конечно. Это основной фактор. Без этой воды у нас тут и климат поменялся. Ну, представьте – раньше по каналу шириной метров 15 шла вода. Поливались оттуда все садовые товарищества вокруг города. Их у нас много тут и с севера, и с юга, и с запада, и с востока. Стояли специальные поливные фрегаты, такие поливные системы на колёсах для полива полей, рисовые чеки в воде полностью. Были посадки вдоль канала, полей. Сейчас всё повысыхало. Началось это, как только перекрыли канал в апреле 2014 года.

- Говорили, что химические осадки испортили урожай.

– Ну да. Кто-то ещё пытается что-то выращивать. У кого есть вода своя на участке, те поливают. Кто-то бутылками поливает. Я вижу, как пенсионеры возят воду в бутылках. Но что они там могут так вырастить?

- А как же скважины? СМИ писали про то, что тот же «Титан» набурил себе скважин. Правда, отмечалось, что якобы они всё и выкачали.

– Мне кажется, так говорить не совсем корректно, но вообще-то их выкачка повлияла. Горизонты залегания подземных вод ведь одни на всех… Большая же часть скважин, которые использовали раньше, осталась на территории Украины. Оттуда качали воду. Поэтому пришлось бурить заново. Разведка же была вся сделана ещё в советское время. Есть самоизливающиеся скважины на территории залива в районе Сиваша. Но там химический состав воды не очень. В Сиваше у нас вода, как в Мёртвом море. Детей на себя сажаешь и не тонешь. Голубая глина. Соль там добывали.

- Так получается, что те, у кого есть своя буровая машина, там должны быть успешными бизнесменами. Прибыльный бизнес. У нас тут все, у кого есть деньги, себе скважины на дачах сделали.

– Вода на Украине и вода в России – две большие разницы. Сейчас просто так не пробурить. Недра – собственность государства.

- Ну, так ведь уже не Украина.

– Я про Крым сегодня. На Украине было так – оформляй фермерское хозяйство и пользуйся. А в России нужно сначала ехать разговаривать. И потом вряд ли разрешат бурить, не разрешают практически. Частным образом у нас народ не бурит.

- А завод тогда как смог себе набурить скважин?

– Видимо, решил на уровне правительства полуострова. Завод-то ведь бюджетообразующее предприятие. И не только Армянска, но и всей республики. До 40% бюджета Крыма дают заводы.

- Когда всё началось, вам как быстро стали объяснять правила безопасности?

– У нас же есть отдел ГО и ЧС в администрации, который всеми этими вопросами занимается. Они стали работать буквально сразу после выброса. Сергей Аксёнов сам сюда приехал после того, как наши ездили и стучались там в двери. Поприлетали сразу МСЧ. Каждый день совещания на заводе. Штаб в городе работает. И Аксёнов был тут каждый день, пока ситуация не нормализовалась.

- А до этого они не чесались?

– Чесались. Тут для них это дело привычное. Химией в Крыму ведь только север, то есть мы, и занимается. У нас на заводах специалисты есть. Тут другое важно. Завод частный. Олигарх, им владеющий, – украинский.

- Дмитрий Фирташ?

– Да. Он один из тех, кто финансировал государственный переворот, который произошёл на Украине. Народ уже не шепчется. Говорят открыто, что он деньги в экологию не вкладывает. Что завод у него надо забирать.

- А как же неприкосновенность частной собственности?

– Ну, а что делать, если собственник недобросовестный, не справляется со своими обязанностями?

- Допустим, заберут. Нынешние власти Крыма справятся?

– Насчёт бюджета Крыма не знаю. Но есть же в России целевые федеральные программы. Их продлили до 2024 года. Думаю, что там достаточно средств, которые можно перенаправить на модернизацию севера Крыма. Если власти решать забрать завод, жители Армянска будут только хлопать в ладошки. Уже видно, что город ремонтируют, асфальтируют. Видно, что деньги вкладывают не только в трассу Таврида. Садики, школы отремонтировали. Но завод пока в руках украинского олигарха. И ведь не только этот. Содовый завод в Красноперекопске тоже его был.

- Вы там работали?

– Я на анилинокрасочном работал. В снабжении. Сейчас на пенсии, но подрабатываю, вожу машину. Пенсии ведь, сами в курсе, какие в России.

- Говорят, что получше, чем было при украинской власти.

– Получше. Но и цены выросли. Сын мой живёт в Севастополе. Сейчас звонит из Краснодара и говорит, что у них там всё подешевле сейчас.

- Уехать из Армянска не хотите?

– Хотим к сыну в Севастополь, но за один день не решается это. Как Бог даст.

- Как выглядел транзит через Армянск до 2014 года?

– Очень много людей ехало. Вся Центральная и Западная Украина ехала. А ещё и молдаване ехали, и Белоруссия, и Прибалтика. Сегодня поток уменьшился серьёзно. Есть же ограничения со стороны Украины по пересечению границы. Ну, и Россия старается не допустить провоза всяких нежелательных вещей. Мы же слышим, что оттуда везут всякие гадости, несмотря ни на что. Кроме сала с колбасой, везут и запрещённые вещи. Писали не так давно, что везли взрывчатку.

- И народ верит всему, что говорит телевизор?

– У нас не только телевизор тут есть. У нас границы из окна видно.

- И видно, как взрывчатку возят?

– Да. (Смеется.)

- А после ЧП с кислотными осадками как поменялся транзит?

– Открыли украинцы границу. Народ поехал с большой силой. Оттуда едут больше, чем из Симферополя туда. Из Симферополя меня одна машина обогнала, а навстречу потоком идут. Да и когда ЧП случилось, ехали. Закрывали ведь только два перехода из трёх наших. Один работал всё время.

- А на Украину народ из Армянска поехал?

– Сказать, что поехали массово, не могу. Но кто-то уехал. Родственники ведь там у многих.

- Как себя чувствуют пограничники (российские), которых видно из окна? Сообщалось, что украинские отравились.

– Я наших отравленных не видел. Но известно, что они испытывали все те же симптомы, как и люди в городе. Жжение верхних дыхательных путей, першение в горле. Не знаю, раздавали им противогазы или нет. Дела военные ведь. Но были люди, у кого негатива вообще не было. У меня мама почти ничего не заметила. У кого-то реакция сильнее, у кого-то меньше. На это всё здорово влияют ведь и психологические факторы. Те, кто решили остаться в городе, продолжали работать как всегда. У кого нет хронических заболеваний и аллергий, то всё в порядке было.

- Правильно понимаю, что пока у вас вся надежда на дожди?

– На дожди, и на то, что федералы не оставят нас.

– Федералы ведь вам не принесут воды в вёдрах. И программы целевые, на которые вы надеетесь, не реализуются мгновенно.

– К нам в Крым, опять же, из вашего города, приезжали учёные. Оценили водооборот в целом. Запасы воды. Докладывали как, где и сколько можно брать. Понятно, что это всё не про сегодня. Но дело уже идёт к зиме, сезону дождей. У нас же зима – это дожди.

- «Титан» работает сегодня? Рабочие ходят на службу?

– Завод стоит пока. Но рабочие ходят. Есть же регламентные работы, тем более когда останавливается завод, чтобы его потом запустить. Профилактика, плановые, предупредительные работы там идут. У нас народ опытный. Наши технари ведь поездили везде, и по России, и по Украине, и по загранице. Завод-то строился людьми с Урала, Кемерова. Вот мы с Донбасса приехали. Хорошие химики приезжали. Так и остались тут.

- В начале сентября народ ваш образованный был готов митинговать. Сейчас остались такие настроения?

– Настроений таких я не вижу, не слышу. Сегодня-завтра у нас объявлен субботник. Власти дают технику, инструменты, будем чистить город. Народ консолидируется. Говорю же. У нас тут все в химии работают. Привыкли давно к огорчениям, которые иногда бывают. Тут на заводах каждый день не фиалками же пахнет.

- Одно дело профессиональные химики, другое дело, когда дети вдруг начинают задыхаться.

– С детьми никто и не стал экспериментировать. Детей оперативно собрали и вывезли, не дожидаясь анализов исследований. С мамками и учителями вывезли.

- То есть к Аксёнову у местных вопросов нет?

– На мой взгляд, он поступил грамотно и своевременно. Все меры предпринимались своевременно. Дороги моют регулярно. Технику нагнали. И дворы поливают. И подъезды помыли все. Бригады ходили специальные. Почистили всё.

- Но коров пока не видно. Тех, которые раньше паслись рядом с заводом. Куда дели?

– Это вы картинки видели из деревни Перекоп. Есть у меня там знакомые. Коровы по хатам. Стоят в коровниках и сараях. Кормить, говорят, есть чем. Падёж скота не наблюдается. Птицы с неба на нас не падали. Рыбы мёртвой вроде тоже не видно. Вчера у меня перед машиной по трассе перегоняли стадо коров.

- Украина может вернуть вам воду, как вы думаете? Им ведь тоже плохо от этих выбросов.

– Думаю, что вряд ли. Они же нам раньше электроэнергию отключили в зиму. Повзрывали опоры. Потом газ отключили. Потом воду. Людей в Донбассе убивают. Какая вода?! Я не верю в тех людей, которые сегодня руководят Украиной. И не верил, когда мы жили ещё на Украине. Они ведь все нам давно известны.

- Кто должен ответить за всю историю с кислотой с неба?

– Сейчас в городе работает Следственный комитет. Я видел тут неместных силовиков. Думаю, что разберутся. Многие тут говорят о том, что такого рода собственников на территории Крыма не должно быть. Главное, чтобы Москва обратила на нас внимание. Нужна не только моральная, но и материальная поддержка. Крым ведь – это не только пляжи. Тут и заводы, и сельское хозяйство. Нужны дороги, вода, электроэнергия и условия, чтобы бизнес пошёл сюда сам.

- Удивитесь, если и на будущий год ничего не изменится?

– Уверен, что такого, как в этом году, больше не будет. Жара ведь не первый год. А почему так случилось только в этом году, делайте выводы сами.

Беседовал Николай Нелюбин,
специально для «Фонтанки.ру»


© Фонтанка.Ру

Справка:

В конце августа жители 20-тысячного Армянска пожаловались на жжение в дыхательных путях, глазах, першение в горле. На крышах домов образовался маслянистый налет с желтым оттенком, металлические предметы покрылись ржавчиной, урожай на дачах погиб.

Через неделю после первых сообщений был остановлен химический завод «Крымский титан», из города вывезли детей. 4 сентября Следственный комитет возбудил уголовное дело по статье «Нарушение правил обращения экологически опасных веществ и отходов». 8 сентября за медицинской помощью стали обращаться украинские пограничники. 14 сентября из-за пятикратного превышения концентрации вредных веществ в Армянске был введён режим чрезвычайной ситуации.

По версии местных жителей, причина происшествия в пересохшем кислотоотстойнике, где хранятся отходы титанового производства. Власти говорят об украинской диверсии: якобы была разрушена дамба, которая разделяет заводской кислоотстойник и щелочное озеро Сиваш.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор