18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
12:28 20.10.2018

«Здравствуйте, я – Саша, городской художник»

В Петербурге в последнее время были сделаны важнейшие шаги в области признания и серьезного научного и кураторского интереса к искусству аутсайдеров – особых художников, как принято сейчас говорить. Но нам еще далеко до Лондона, Гамбурга и Амстердама с их резиденциями для художников с ментальными нарушениями.

«Здравствуйте, я – Саша, городской художник»

Петербургу пока еще очень далеко до Лондона, где есть «Музей всего» – там собраны картины особых художников, до Гамбурга и Сан-Франциско с их резиденциями для художников с ментальными нарушениями, до Амстердама, с его музеем художников-аутсайдеров, кстати, находящимся в Центре «Эрмитаж-Амстердам», до… Можно долго перечислять, до кого нам еще далеко.

Но Петербург сделал важнейшие шаги в области признания и серьезного научного и кураторского интереса к искусству аутсайдеров. Хотя многие кураторы, особенно те, кто имел серьезный опыт работы или волонтером или специалистом в детских домах и интернатах, отказываются делить художников по состоянию их интеллекта. Человек либо художник, либо нет.

Евгения Штиль из общественной организации «Дети Павловска» летом ездила в Калифорнию и увидела, как работают резиденции таких художников в Сан-Франциско – в городе три большие студии на 150 резидентов каждая, возникшие еще в 60-х годах минувшего века. При этом средний возраст нынешних художников – около сорока лет.

В Петербурге волонтеры организации «Дети Павловска» работают в детском доме-интернате №4 для детей с тяжелыми множественными нарушениями, а вот теперь еще и организовали «Арт-штаб» на Гороховой, где появились свои резиденты-художники из двух психоневрологических интернатов, в Зеленогорске и Красносельском районе, а также те молодые люди с ментальной инвалидностью, которые живут в семьях. Из недавнего – резиденты «Арт-штаба» участвовали в выставке в Манеже «Части стен», посвященной стрит-арту. Евгения пригласила работать в «Арт-штаб» известного художника Стаса Багса, который, в свою очередь, приглашает к общению и занятиям с особыми людьми известных современных уличных художников.

В Петербурге немало тех, кто работает с особыми художниками, видя в том, что создает человек с ментальными нарушениями, не только арт-терапевтическое явление, а полноценное художественное высказывание, то есть видит в художнике – художника, и так его ему самому и публике представляет.

Отдел социокультурных коммуникаций Русского музея созвал недавно всех заинтересованных на встречу. И стало понятно, что в Петербурге заинтересованное профессиональное сообщество есть – это представители Творческого пространства «Арт-штаб», Общественная организация «Аутсайдервиль», инициативная группа «Широта и Долгота», инклюзивные мастерские «Простые вещи», студия «Да», Центр «Антон тут рядом», Арт-студия Благотворительной организации «Перспективы», Медико-реабилитационное отделение психоневрологического диспансера №6 «Студия №6», Государственный Эрмитаж, Музей Анны Ахматовой в Фонтанном доме, Галерея «Борей».

В Русский музей пришли молодые люди – «резиденты» «Арт-штаба». Только они почему-то поначалу оказались не в зале ученого совета, где проходил "круглый стол", а в холле за дверью. Именно на это обратил внимание психолог Леонид Цой (инициативная группа «Широта и Долгота». – Прим. ред.), задав вопрос Евгении Штиль и Стасу Багсу: кого они прежде всего видят в тех, кто остался за дверью, – людей с ментальными нарушениями или художников и почему, если художников, то оставили их за дверью? В итоге разобрались – художники пришли ненадолго, потому что торопились на занятия в свой «Арт-штаб», но их появление оказалось очень важным. Ребята активно общались, рассказывали о себе, один из молодых людей тут же показал портрет одной из своих педагогов, стоявшей рядом: «Здравствуйте, я – Саша, городской художник!»

Галина Артеменко

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

Леонид Цой считает, что поддержка художников важна и с общегражданской точки зрения – условия проживания в ПНИ за забором до сих пор ограничивают людей, закрытость учреждений нередко порождает нарушения их прав, а наличие арт-студий, выставочная деятельность, возможность для художников бывать на вернисажах, выставках – еще один шаг к нормализации жизни.

Наталья Петухова и сотрудница музея Анны Ахмаовой в Фонтанном доме Светлана Прасолова напомнили о важнейшем для проекта «Широта и Долгота» событии этого года – выставке в музее «Лампа. Человек. Он» художников Юлии Косульниковой и Алексея Сахнова. Выставка и "круглый стол" прошли более чем успешно, вскоре в музее будет издан набор открыток с работами этих талантливых и неординарных художников. Но нельзя было не вспомнить и о том, как непросто было договориться, чтобы художников отпустили из интернатов на собственную выставку.

Вообще в адрес музея Ахматовой прозвучало немало теплых слов: в музее уже несколько раз проходили выставки особых художников арт-студии «Перспектив», «Широты и Долготы», в планах – еще ряд выставок, которые сопровождаются, как правило, серьезными дискуссиями заинтересованного сообщества. Музей, одним из первых городских музеев в свое время начавший работать над созданием доступной среды, ныне успешно сотрудничает с Центром «Антон тут рядом», чтобы сделать удобным музейное пространство для людей с РАС – расстройством аутистического спектра, также музей сейчас адаптирует пространство для слепых и слабовидящих людей.

Александр Иванов, руководитель арт-студии в ПНИ №3, которую создала много лет назад благотворительная организация «Перспективы», отметил непростое финансовое положение «Перспектив» – из-за недостатка средств организация была вынуждена уволить около 50 своих специалистов. Но студия живет. Сейчас в ПНИ №3 новый директор, поэтому надежда на продолжение плодотворного сотрудничества и понимание есть. Александр отмечает другое: студия не делает групповых выставок, и вот почему – кураторы фокусируются на том, что свое искусство представляют не художники, а прежде всего «подопечные интернатов», хотя у каждого художника есть имя и право на то, чтобы это имя было названо. А Наталья Петухова добавила еще: часто, когда таким художникам и их кураторам предоставляют помещение для выставок, то дают самые непрезентабельные – коридоры, проходные места, где публика не задерживается.

Русский музей, кстати, постоянно приглашает к себе особых художников на занятия. Они приходят рисовать, посещают выставки, общаются.

Галина Артеменко

Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор