18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
02:49 21.09.2018

Могут ли электронные учебники заменить бумагу

Почему смелый план Министерства просвещения РФ по переводу школ на электронные учебники к 2020 году может в прямом смысле этого слова остаться на бумаге.

Могут ли электронные учебники заменить бумагу

Мудрац Александра, ITAR-TASS

Реформа под рабочим названием «Цифровая школа», которую готовит Министерство просвещения, предполагает внедрение к 2020 году цифровых учебников в средней и старшей школе. Однако к изменениям не готовы ни издательства, осваивающие миллиардные госзаказы на печать учебников, ни российские учителя. 

Минпросвещения в рабочей версии проекта, с которой ознакомились в РБК, планирует к концу 2020 года внедрить цифровые учебники в средней и старшей школе по 11 традиционным предметам, а также по дополнительным 40 дисциплинам. Общий бюджет проекта — более 500 млрд рублей. Контролирующие  рынок учебников издательства готовятся к реформе уже несколько лет и даже уже перевели свои учебники в электронный вид. Однако, судя по отзывам пользователей, разработанные ими версии сделаны для галочки и не могут быть полноценной заменой бумажных пособий.

Двигатель книжного рынка

Российская книжная палата в феврале обнародовала официальную статистику по итогам 2017 года, согласно которой за минувший год в России было выпущено более 471 млн экземпляров книг. Ровно половина этого объема – учебники для школьников (189 млн экз.),  дошкольников (34 млн экз.) и студентов (4,5 млн экз.).

Около 80% рынка учебников контролируют два игрока – издательство «Просвещение», которое ассоциируют с фигурой миллиардера Аркадия Ротенберга, а также корпорация «Российский учебник» – объединяет группу издателей во главе с «Эксмо-АСТ», которым владеет Олег Новиков, член правления Российского книжного союза и вице-президент «ОПОРы России». Первенство по тиражам принадлежит «Просвещению», которое напечатало в 2017 году 100,4 млн экземпляров  – почти на 40 млн больше, чем годом ранее. На втором месте «Российский учебник» – на его счету 93 млн экземпляров. 

Тиражи учебной литературы и книг для детей, которые закупают за бюджетные деньги, внушительные. За прошлый год «Просвещение» заработало на таких госконтрактах более 8,6 млрд рублей, при общей выручке в 12,6 млрд рублей. А «Российский учебник», если судить по отчетности входящих в него издательств, — более 1,8 млрд рублей («Вентана-Граф» – 661 млн, «Астрель» – 113 млн рублей, «Дрофа» – 1,1 млрд рублей, АСТ — 29 млн). 

Школы могут покупать только те книги, которые входят в федеральный перечень Минобрнауки. В нем 1423 наименования. Лидеры рынка делят его поровну – 480 у Просвещения и 485 у «Российского учебника». С 2015 года обязательным условием попадания учебника в перечень является наличие у него цифровой версии.

Любой электронный учебник «Просвещения», от «Азбуки» до «Геометрии», стоит в официальном магазине 94 рубля. Цена на печатную версию значительно выше. Например, «Биология» за 7-й класс в печатном виде обойдется там же в 471 рубль. Версия «Биологии» за тот же 7-й класс от «Российского учебника» обойдется в 569 рублей за печатную версию и в 149 рублей за электронную. Но в магазине есть и учебники по 75 рублей за штуку в цифровом формате. 

Обе компании создали свои приложения – Lecta от «Российского учебника» и «Учебник цифрового века» от «Просвещения» работают на любых мобильных устройствах и стационарных компьютерах. Но отзывы о них далеко не самые лестные. Например, в магазине Google Play у приложения Lecta 3 звезды из 5, а у «Учебника цифрового века» – всего 2,3.

«Приложение постоянно виснет»

«Само приложение вроде неплохое, но в школе без интернета не работает, пришлось ребёнку отдельную сим-карту купить для интернета. Постоянно возникают проблемы входа даже с устойчивым вайфаем дома. Сейчас вообще все вылетело, вошли заново по логину и паролю, пишет, что надо скачать опять учебники, и виснет. Заплатили деньги за учебники, а пользоваться не получается», – написала в ноябре 2017 года пользователь Polly Log про платформу «Просвещения».

«Вторая часть учебника по литературе для 4-го класса не соответствует действительности. Деньги уплачены непонятно за что. Программа все время зависает», – продолжила пользователь Танюша С. в феврале 2018-го.

Не лучше отзывы и о приложении Lecta. «Это десятый круг ада, а не приложение. У нас в школе программисты делают лучше. Во-первых, приложением на телефоне невозможно пользоваться, так как кнопки налезают друг на друга, все тормозит и нельзя даже поменять формат страницы», – написал пользователь Константинополь Александрийский в июне 2018 года.

«Приложение неудобное, нельзя вправо-влево пролистать, не масштабируется под экран. Все в нем говорит о том, что разработчикам просто плевать на пользователей. С другой стороны, заказчики просто пожалели денег на то, чтобы сделали им простое приложение…» – написал пользователь Google в феврале. На что ему ответили, что приложение может некорректно работать на смартфонах – оно под них не оптимизировано. 

Иными словами, к массовому внедрению во всех школах приложения не готовы. В «Просвещении» пояснили, что их приложение тестовое и они пробуют на нём новые подходы. Продажи цифровых учебников невелики. Например, в 2016 году «Просвещением», как писал ТАСС, было реализовано лишь 167,5 тысячи лицензий на сумму всего 11,4 млн рублей — это капля в море по сравнению с миллиардной выручкой от бумажных изданий. 

В корпорации «Российский учебник» признают, что электронные версии являются скорее дополнением к бумажным, а не их заменой. «Но спрос на них стремительно растет. Так, около 10% российских педагогов используют различные возможности нашей цифровой платформы Lecta, а количество пользователей Lecta удваивается каждый квартал, – отметила представитель «Российского учебника» Елена Долгих. – В то же время говорить о «реформе» в использовании цифровых ресурсов еще рано, представители самого Минпросвещения говорят о том, что «проект еще не готов». Мы уверены в том, что его содержание станет предметом профессиональной дискуссии».

«С тем, что электронные учебники – это ожидаемая эволюция, стоит согласиться, – считает вице-президент ГК «Просвещение» Алексей Шаповалов. – При этом в экспертном сообществе пока нет единого мнения по поводу того, когда же она завершится. Есть разные прогнозы – и 5, и 10, и более лет. Какой из них окажется справедливым, покажет время и результаты многолетних исследований влияния использования электронных учебников и учебных пособий на результаты детей и эффективность преподавателей». 

Учителя не против, но денег нет

По мнению управляющего партнёра частной школы Skyeng Александра Ларьяновского, подход к цифровизации до этого момента у издателей был формальным. 

«Контент учебников, мягко говоря, далек от дня сегодняшнего. С 2015 года существует постановление, что любой учебник должен иметь электронную копию. И издатели формально выполняли закон. Хотя изначально это никому было не нужно. Если посмотреть на все попытки поработать с электронными учебниками, то главный вопрос упирается в их использование — сколько на самом деле учителей проводят уроки по этим материалам? Оцифровать можно всё, что угодно, но будут ли этим пользоваться?»

По его мнению, еще одна проблема кроется в том, что несколько миллионов учителей не умеют работать с современной техникой. «Компьютерная грамотность среди учителей очень низкая. У нас сейчас работает чуть меньше 4000 человек, и практически каждого приходится учить основам работы с ПК, и это при том что мы – частная компания, которая может выбирать, с кем работать», – отмечает Ларьяновский.

По мнению эксперта, могут сильно мотивировать учителей две вещи. Первое – в электронных учебниках могут быть электронные домашние задания, которые умеет проверять компьютер. Второе — никто никогда не спросит с учителя, откуда берется та или иная оценка, если ее будет выставлять компьютерная программа.

«Я ничего плохого не вижу в электронных учебниках. Наша школа обеспечена современными средствами полностью. Большинство школ Петербурга тоже это имеют. Но Петербург и Москва это еще не вся Россия. Есть малые города, села, аулы, и при этом мы говорим о едином образовательном стандарте. Не думаю, что можно быстро внедрить электронные учебники в масштабах всей страны», – сомневается председатель совета 56-й гимназии Майя Пильдес. 

На чем работать

Оба упомянутых выше приложения оптимизированы для работы на планшетах. Планшет должен обладать процессором не менее 1ГГц, не менее 1 Гб памяти и иметь на диске не менее 16 Гб. Рекомендуемый размер экрана не менее 25,4 см (10 дюймов), а разрешение – не менее 1024х768. Версия операционной системы должна быть не ниже Android 4.1, а в случае Apple устройств – минимум iOS8. Устройства с подобными параметрами, даже с запасом по характеристикам, "Яндекс.Маркет" находит в интернет-магазинах по цене от 4 – 5 тысяч рублей. 

Попытка внедрить в школах планшеты российской разработки год назад увенчалась скандалом. «Фонтанка» писала, как в сентябре прошлого года в школы на тестирование отправились планшеты от госкорпорации «Ростех» за 30 тысяч рублей, подозрительно похожие на списанные американские ценой в 30 долларов. Как сообщили тогда в корпорации, устройства были существенно доработаны для работы в российских школах. 

Идея российского планшета развития не получила. Но в любом случае, если цифровизация в школах состоится, продажи любых планшетов возрастут. С учетом того, что в России 15,5 млн школьников, это сформирует потенциальный рынок сбыта объемом 75 млрд рублей. Но, похоже, до этого еще далеко. 

Илья Казаков, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

MarketGid

Загрузка...