18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
13:39 20.10.2018

Оскар Стенстрём: Шведам стоит запастись бутылкой чего-нибудь… русского

Ждут ли в Швеции противостояния с Россией, зачем готовят своих граждан к войне и почему не готовы отменить санкции, несмотря на желание торговать, - «Фонтанке» рассказал Оскар Стенстрём, статс-секретарь по вопросам ЕС и торговли Швеции.

Оскар Стенстрём: Шведам стоит запастись бутылкой чего-нибудь… русского

Оскар Стенстрём

Судя по информационной повестке, таких сложных отношений между Россией и Швецией, как сегодня, не было чуть ли не со времен Фридгихсгамского мирного договора 1806 года. Тем не менее королевство заинтересовано в развитии экономических отношений с нашей страной. Правда, сделать это на фоне санкций и последних новостей непросто. 

В 2018 году на ПМЭФ прибыла, пожалуй, самая большая шведская делегация за все годы проведения форума — порядка 40 человек — во главе со статс-секретарем по вопросам ЕС и торговли Швеции Оскаром Стенстрёмом. Господин Стенстрём рассказал «Фонтанке», можно ли отделить экономику от политики и почему Швеция заинтересована в России, несмотря ни на что.

- И интернете много шуму наделала выпущенная шведским правительством для населения брошюра «Если придет война». СМИ решили, что речь идет о возможном конфликте с Россией.

– На самом деле этой брошюрой правительство хотело сказать населению: вы должны быть готовы к кризису. Особенно к кризису, вызванному терроризмом и гражданскими беспорядками. Мы не информировали наших граждан на эти темы на протяжении многих лет. К сожалению, Швеция, как и Россия, и многие другие страны, столкнулась с терроризмом. В апреле 2017 года произошел теракт в центре Стокгольма. Поэтому мы должны информировать и наших граждан, и медиа о том, как подготовиться к кризису, чтобы преодолеть его с наименьшими потерями.

- А как люди отреагировали на такое информирование? Это их не напугало?

– Нет, конечно же. У нас есть различные агентства и службы, которые отвечают за жизнеобеспечение в случае кризиса. И все они обычно размещают подобную информацию на своих сайтах. Выпуск брошюры был специальным толчком для семей: подумайте, что вы будете делать, если электричества не будет три дня. Сделайте запасы питьевой воды, купите дополнительные батарейки, может быть, запаситесь бутылкой чего-нибудь… русского. Чтобы точно пережить выходные. Мы так сильно сегодня полагаемся на современные технологии, что даже не задумываемся: что будет, если, например, в результате сильного шторма мы останемся без света на пару дней.

- Какое именно событие послужило поводом, чтобы выпустить такую брошюру?

– Терроризм. Мы слишком расслабились в Швеции, – все службы и сервисы всегда работают без перебоев. Отключение электричества очень редко случается. Но вы должны быть готовы к блэкауту. Поводом стала и атака 7 апреля, и в целом растущая угроза терроризма в мире. Она ощущается и в России, и в США, и, например, в Германии.

- Но в СМИ все равно почему-то заговорили о «русской угрозе» в связи с этой брошюрой. Могут ли другие европейские страны, нагнетая международное напряжение, влиять на настроения в Швеции?

– Нет. Перед началом избирательной кампании в Швеции всем участникам этого процесса была дана установка, что выборы должны быть прозрачными и независимым (Парламентские выборы в Швеции назначены на 9 сентября. — Прим. ред.). И шведским гражданам сообщили, что не надо все принимать на веру. Следует быть немного подозрительными, когда слышите новость: возможно, это фейк. Это история о том, как научить население использовать цифровую информацию и социальные сети. Мы не распространяем слухи. То, что мы видим в информационном поле, происходит не потому, что какая-то определенная страна так захотела, а потому, что новости стало очень легко распространять.

- Швеция не воевала около 200 лет, но восстановила военный призыв. Это тоже связано с терроризмом или все же с глобальной военной угрозой?

– Все очень просто. Нам пришлось восстановить призыв, потому что у нас стало не хватать добровольцев для регулярной армии.

- Собирается ли Швеция вступать в НАТО и какие плюсы и минусы могут быть у этого решения?

– Я не могу говорить за все шведское правительство. Но Швеция — не член НАТО, и мы не заинтересованы в членстве. Мы хотим, чтобы Швеция была в меру милитаризованной страной. Не нейтральной — но в меру милитаризованной. Да, в шведском парламенте есть политические партии, которые хотели бы видеть Швецию в составе НАТО. Но большинство не хочет принимать такое решение. И существующее правительство тоже не высказывается за такое решение. Я не вижу предпосылок к тому, чтобы в Швеции появилось правительство, которое будет «за». Дискуссии в пользу такого решения не усиливаются, а, напротив, затухают. В идущей избирательной кампании такая тема не присутствует.

- Что вы ожидаете от нового российского правительства в плане сотрудничества со Швецией?

– Мы здесь для того, чтобы наши компании получили точную информацию о том, что происходит в России, получили ответы на свои вопросы и встретились с российскими официальными лицами и представителями регуляторов. Мы хотели бы иметь предсказуемые правила. Мы провели честные дискуссии по вопросам свободной торговли и сотрудничества. И мы находимся в прекрасном настроении, потому что видим, что торговля между нашими странами развивается: в России много возможностей для шведских компаний, впрочем, как и для российских компаний в Швеции. Мы хотели бы усилить экономическую активность.

- Санкции в отношении России этому мешают?

– Конечно, санкции определенно вредят бизнесу. Но у нас политика двусторонняя. С одной стороны, каждая нация должна соблюдать многосторонние соглашения. И никогда не менять границы силой. Я имею в виду Крым и Восточную Украину, после чего были Минские соглашения и санкции. Шведское правительство поддерживает санкции, потому что мы бы хотели увидеть перемены. Если они будут, санкции мы снимем. В то же время мы хотим улучшить деловые отношения и увеличить обмен между гражданами России и Швеции: по линиям культуры, спорта и бизнеса. Но сотрудничество в сфере бизнеса может активизироваться только тогда, когда не будет санкций.

- Может ли экономика существовать отдельно от политики?

– Нет. Но без санкций экономическая активность будет выше. И это хороший стимул для российских политиков. Как и для политиков американских.

- Вы сказали, что торговля активизируется. Каковы главные направления экспорта из Швеции в Россию?

– Автомобильная промышленность и фармацевтика, которая серьезно выросла в прошлом году. Лидеры — это концерн «Вольво», «Икея», «AstraZeneca» (фарма), H&M, «Эриксон». Все они увеличили свои показатели в России за прошлый год. Но сложность в том, что темпы роста в Российской Федерации очень низкие по сравнению с другими странами. Россия отстает. Темпы роста в Швеции намного выше. ВВП в Швеции уже намного выше. Рост в Китае, торговля с которым у нас тоже усиливается, намного выше. Но если в результате экономических реформ благосостояние россиян вырастет, то и торговля будет расти.

- А что Швеция готова закупать у России, кроме сырья?

– Мы импортируем преимущественно нефть и другое сырье. Структура экспорта в Россию: 20% – химия, 64% – автомобили, 11% – фарма. Импорт — это на 84% нефть. Химия, которая является частью нефтяной промышленности, составляет 1%, еще 1% – алюминий. Для импорта более технологичных вещей России нужны инновации.

Беседовала Венера Галеева, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор